PromoPromo

Повесть временных лет

29 июня 2015, 08:17
Историк Игорь Данилевский о структуре «Повести временных лет», мотивах ее автора и мифичности князя Рюрика

На каких источниках основан текст Повести временных лет ?

Чем руководствовался летописец, по версии Алексея Шахматова?

Какие сведения Повести временных лет не соответствуют археологическим материалам?

На эти и другие вопросы отвечает доктор исторических наук Игорь Данилевский:

Повесть временных лет это, казалось бы, основа основ, история Киевской Руси. Это довольно любопытный текст. Это условно выделяемый текст с условной датой.

То есть самой Повести временных лет в отдельном списке не существует. Это начальная часть подавляющего большинства летописных сводов.

Собственно говоря, летописи в большинстве своем начинаются с Повести временных лет .

Это условное название, оно подается по первым строчкам в Лаврентьевском списке 1377 года:

Се повести времяньных лет, откуду есть пошла Руская земля, кто въ Киеве нача первее княжити, и откуду Руская земля стала есть .

К сожалению, даже само название не вполне ясное, не говоря уже о тексте Повести .

Повесть охватывает период с разделения земли между сыновьями Ноя и кончая двумя первыми десятилетиями XII века.

Там есть недатированная часть, которая включает в себя легенды, а потом вроде бы идет датированная часть, которая начинается с 6360 года.

Хотя сама запись 6360 года обычно эта дата переводится как 852 год в нашей системе летоисчисления довольно странная.

Там написано:

В лето 6360, Индикта 15 день, наченшю Михаилу царствовати, нача ся прозывати Руска земля .

Сразу возникает вопрос: что это за Михаил?

Речь идет о византийском императоре Михаиле III. И с него почему-то начинается русская история.

В датированной части есть целый ряд легендарных сведений, которые у нас часто вспоминают.

Это и призвание варягов, и княжение Кия, Щека и Хорива в Киеве, и основание Киева как будущей столицы государственного объединения, которое возникнет.

Но надо помнить об одной очень неприятной вещи, о которой очень часто забывают:

  • Во-первых, текст Повести был написан в начале XII века.
  • Во-вторых, Повесть основывалась на предыдущих летописных сводах это Начальный свод 90-х годов XI века, ему предшествовал Древнейший свод, как назвал его Алексей Александрович Шахматов, выделивший этот изначальный текст, и он был написан в 30-е годы XI века.

С Шахматовым многие исследователи не согласны, но все сходятся на том, что в 30-е годы XI века был создан какой-то рассказ.

Рассказ этот, как говорят, монотематический, то есть он не разбит на годы. Хотя это тоже летописание.

Дело в том, что в древнерусском языке слово летописание не обязательно предполагало хронологическую сетку.

Скажем, Деяния апостолов тоже называли летописанием, хотя при всем желании в Деяниях апостолов вы не найдете ни одной даты.

Самое интересное когда появились годовые даты в тексте Повести временных лет .

Алексей Александрович Шахматов установил, что эти даты были вставлены задним числом на рубеже 60 70-х годов XI века. Одна из загадок кто их вставлял, зачем их вставляли.

Шахматов обратил внимание: появляются не только годовые даты на рубеже 60 70-х годов, но появляются также календарные и часовые даты. Причем они появлялись очень интересно.

Сначала это событие, которое происходит в Киеве, потом в Тмутаракани на Таманском полуострове, потом в Чернигове, потом опять в Тмутаракани, потом вновь в Киеве. И Шахматов, который создал современную основу изучения летописных сводов на рубеже XIX XX веков, пришел к выводу, что он знает человека, который именно в это время уезжал из Киева в Тмутаракань, потом ездил в Чернигов, возвращался в Тмутаракань, возвращался в Киев.

Это был Никон Великий, или Никон Печерский, сподвижник Антония Печерского и духовник Феодосия Печерского (это один из основателей Киево-Печерского монастыря). Но это выводы, которые у нас не всегда вспоминают, что и даты для всех событий, которые происходят до конца 60-х годов XI века, условные, сам текст постепенно развивался, и многие сведения, которые у нас сейчас принято рассматривать как достоверные, появились очень поздно.

Это, судя по всему, легендарные рассказы, которые попали в состав Повести временных лет .

Конечно, возникает целый ряд вопросов: Зачем создавали этот текст? , С какой целью? , Почему одни события фиксировались, другие не фиксировались?

Скажем, поход Святослава на Болгарию фиксируется, а поход на Каспий, который был чуть раньше, не фиксируется. И это достаточно серьезный вопрос.

Повесть временных лет источник загадочный еще по одной причине.

Как писал один из исследователей Повести Игорь Петрович Ерёмин, что, когда мы читаем Повесть , мы попадаем в мир, где все непонятно. И это действительно так.

С другой стороны, многие современные исследователи, в том числе Дмитрий Сергеевич Лихачев, говорили, что нет, все понятно, мышление у человека всегда было одним и тем же, оно не менялось.

Хотя на самом деле, мягко говоря, это не так. И это осознание того, что между автором Повести временных лет и нами существует определенный временной и культурный разрыв, дает ключ к пониманию Повести временных лет .

Это достаточно сложная вещь, потому что, когда начинаешь рассматривать эти события внимательно, выясняются очень любопытные вещи.

Например, летописца мало волновало рассказать, как все было на самом деле. Он вовсе не собирается подчиняться воле князя.

В отличие от позднего летописания, которое очень жестко контролировалось центральной властью, Повесть временных лет , видимо, составлялась монахами по своему собственному усмотрению, о чем будет писать один из летописцев в XV веке: Завидую тем летописцам, которые работали без такой жесткой цензуры .

С другой стороны, летописца очень интересует вопрос: что бы это значило?

То есть он пытается объяснить своим читателям не то, как это было на самом деле, а что это было. Причем он встраивает свою историю в историю сакральную это продолжение сакральной истории, в чем-то ее повторение.

Поэтому он часто цитирует прямо или косвенно библейские тексты и приспосабливает к ним события, которые он фиксирует.

Это очень серьезный момент, потому что Повесть временных лет характеризовалась по-разному.

Тот же Алексей Александрович Шахматов скажет, что рукой летописца водили не отвлеченные представления об истине, а мирские страсти и политические интересы .

Эта фраза очень хорошо прижилась в советской историографии. Сама идея была развита учеником и последователем Алексея Александровича Шахматова Михаилом Дмитриевичем Присёлковым, который просто писал, что летописец это служитель придворной канцелярии князя, который не останавливается перед тем, чтобы исказить народное предание, переставить события местами, поставить ложную дату, и он недешево продал свое перо.

Эта довольно хитрая установка приводит Присёлкова к очень тяжелому для нас выводу о том, что Повесть временных лет источник искусственный и малонадежный.

Это было написано еще в 1940 году, хотя никто на это внимания серьезного не обратил, и Повесть временных лет продолжают использовать как основной источник по ранней истории Киевской Руси, хотя многие сведения носят явно легендарный характер.

Это и предание о восточнославянских племенах: полянах, древлянах, северянах.

Последние сведения об этих племенах заканчиваются в конце X века. Северяне живут дольше всего в 1024 году они упоминаются в последний раз. Это притом, что сама Повесть пишется уже в начале XII века, то есть разрыв больше сотни лет.

Эти сведения очень плохо стыкуются с археологическими материалами. Археологи голову сломали, как привязать к летописным данным свои археологические материалы. Ничего путного у них не получается. А если мы вспомним, что точно такие же названия есть у южных славян, у западных славян это было известно еще в XIX веке.

Михаил Погодин писал: Такое впечатление, что всем славянам сдавали из одной колоды карт, нам просто повезло больше всех, и мы получили карты всех мастей .

Но об этом часто забывают и рассматривают это как вполне достоверное сведение. Я бы так, наверное, не поступал.

Так что Повесть временных лет очень сложный источник.

Просто пересказывать его для профессионалов особого смысла не имеет.

Хотя профессионалы периодически к этому прибегают и пытаются установить этническую принадлежность Рюрика, который вообще-то фигура мифическая.

Кстати, в Нидерландах школьники начинают изучать историю своей страны с того, что в 862 году к ним пришел конунг Рюрик и создал свое государство.

Поэтому рассказ о призвании варягов я бы не брал в качестве свидетельства о реальных событиях.

Хотя князья, наверное, приглашались. Скорее всего, приглашались и варяги.

Если мы посмотрим родословную киевских князей, то окажется, что у всех матери иноземки и что все они были, мягко говоря, невосточными славянами, хотя все князья были нашими. Но это ни о чем не говорит.

Вернее, это говорит о культурном контексте, в котором создавалась Повесть временных лет .

Автор ее достаточно начитанный человек.

Он знает хорошо греческие тексты, он использует и тексты, написанные на древнееврейском языке.

Были найдены, по крайней мере, две вставки в начальной и в конечной части Повести временных лет из Иосиппона это переработка Иудейской войны Иосифа Флавия.

Он, судя по всему, достаточно начитанный человек, он часто ссылается на апокрифы, хотя мы этого не замечаем, поскольку он рассказывает, будто это все было на самом деле. Но для того, чтобы понять текст Повести , мы должны, конечно, обращаться к литературным источникам, которые были доступны этому монаху, и тогда мы поймем смысл этих сообщений, потому что эти цитаты использовались не просто так. Это всегда отсылка к контексту цитат, и понимать такой текст можно, только если мы знаем, чем он заканчивается в других текстах.

Именно поэтому серьезным шагом вперед должно стать новое изучение Повести временных лет .

Во-первых, понять летописца.

Во-вторых, привлекать другие источники, для того чтобы восстанавливать ту сторону, которая нас волнует: как это было на самом деле?

Серьезным шагом вперед, наверное, будет монография, которая должна выйти в Киеве у замечательного украинского историка Алексея Петровича Толочко, который как раз пошел по тому самому пути, который наметил, но так и не использовал Михаил Дмитриевич Присёлков.

Он написал очень интересную книгу, которая, я думаю, вызовет неоднозначную реакцию и в Москве, и в Киеве, и у историков-профессионалов, занимающихся ранней историей Киевской Руси.

Но это очень серьезный шаг, потому что он в какой-то степени избавит нас от иллюзий, существующих при буквальном понимании текста Повести временных лет .

Еще раз повторю, что это текст очень сложный. И я бы согласился с Игорем Петровичем Ерёминым, который писал, что, когда мы начинаем читать Повесть временных лет , мы попадаем в совершенно загадочный мир, в котором все непонятно.

И такое непонимание, фиксация его это, наверное, достойное занятие, это лучше, чем сказать: Нет, нам все понятно, нет, мы точно знаем, как все было на самом деле .