Примаков

5 февраля, 17:11
В мемуарах Евгений Примаков написал так: «Фамилия моего отца Немченко - об этом рассказала мне мать. Я его никогда не видел. Их пути с матерью разошлись, в 1937 году он был расстрелян.

Перебирая источники информации в интернете, наткнулся на весьма интересную подборку пропагадистских карикатурных работ художника Храпковского Михаила Борисовича.

Храпковский Михаил Борисович (1905 – 1959) родился в Саратове. С 1920- х гг. жил в Ленинграде и иллюстрировал журналы «Крокодил», «Мурзилка», а также книги. Преподавал на курсах повышения квалификации художников-карикатуристов «Пресс-клише ТАСС». В 1940 был репрессирован за родство (по жене) с генералом Григорием Куликом.

В своих работах он высмеивал Георгия (Юрия) Леонидовича Пятакова, члена партии большевиков с 1910 года. Серия карикатур создавалась во время открытого судебного процесса «Параллельного антисоветского троцкистского центра», в котором Пятаков был одним из главных обвиняемых. Вот ряд из них:

«Добро пожаловать», из серии «История одного предательства» 1937.

«Непрошенный «спасатель» из серии «История одного предательства» 1937.

«Проба пера» из серии «История одного предательства» 1937.

«Тайная вечеря» из серии «История одного предательства» 1937.

«У вождя» из серии «История одного предательства» 1937.

Заинтересовавшись фигурой Пятакова решил прочитать историю его жизни по версии Википедии и наткнулся на цитату:

«Когда осенью 1930 года вернулся я из Японии и виделся с Пятаковым, меня поразила одна фраза в нашем разговоре. Говоря о линии партии, Пятаков сказал: „Делается то, что надо, но мы, вероятно, сделали бы это лучше“. Я ответил на это: „Как можно делить на мы и не мы, раз делается то, что надо?“», — писал в своём письме к Сталину от 16 октября 1936 года Виталий Примаков.

Пошел читать за Примакова, ну больно фамилия знакомая, и удивился еще больше!

Виталий Маркович Примаков то оказывается знатный востоковед, как и хорошо известный нам Евгений Максимович!

В 1925-1926 годах этот романтик революции работал военным советником в Китае.

В 1927—1929 годах — военный атташе в Афганистане.

15 апреля 1929 года, Примаков, во главе отряда в две тысячи сабель при орудиях и пулемётах. Бойцы и командиры которого были одеты в афганскую форму, при поддержке авиации атаковал афганский пограничный пост. Примаков, по легенде, действовал под именем Рагиб-бея. Войска РККА действовали на территории Афганистана полтора месяца и отошли лишь тогда, когда их "Янукович" бежал в Индию.

Дальнейшая судьба Примакова оказалась извилистой. Он успел поработать военным атташе в Японии. Женился на Лилии Брик.

Их отношения начались в 1930 году возле театра, когда Лиля Юрьевна, почувствовав к себе интерес со стороны учтивого военного, «будто бы сказала напрямик: „Знакомиться лучше всего в постели“».

В 1937 году бывший комкора расстреляли в группе Тухачевского.

Что интересно. В годы перестройки, когда стали открываться малодоступные архивы, публицист Валентин Скорятин нашел что Лиле Юрьевне Брик принадлежало удостоверение ГПУ № 15073, которое она получила еще в 1922 году.

На дверях квартиры Брик в течение некоторого времени висела эпиграмма, написанная предположительно Сергеем

Писательница Лидия

Но, не суть. Судьба Лилии Брик требует отдельного расследования. Мы же вернемся к Примакову.

Евгений Максимович Примаков рассказывал, что его биологического отца в 1937 году расстреляли.

А со слов родственников, мама Евгения Максимовича - Анна Яковлевна в молодости вышла замуж за инженера Максима Розенберга, поэтому отчество Примакова - Максимович.

Опять же страсть к Востоку...

Отсюда вопрос: не мог ли Евгений Максимович быть незаконнорожденным сыном Виталия Марковича Примакова?