Растлитель...

21 декабря, 16:59
110 лет со дня рождения Брежнева Дорогого Леонида Ильича. Правил столько же сколько, сколько Путин. До неузнаваемости изменил всю психологию советского человека. Собственно "совка" в нынешнем понимании термина создал он.

"Добреньким" не был - именно он [апокриф] предложил остальным участникам антихрущевского заговора инсценировку безвременной кончины - чтобы не оставлять в живых харизматичного оппонента.
Именно при нём необычайно развитие приняла возникшая при Хрущева практика выставления диссидентам психиатрического диагноза (как правило, никем в мировой практике не признанная "вялотекущая шизофрения").
Был очень жёстким и ловким политиком - победил и неосталинистов ("Железного Шурика" Шелепина), и умеренных реформаторов-технократов ("косыгинцев"), и "фундаменталистов-ленинцев" (вроде А.Н. Яковлева), и умеренных "почвенников" - сторонников защиты Байкала.

Уничтожил любое желание интеллигенции "помогать власти улучшаться", а также похоронил все поползновения реформирования социализма, отправив армии Варшавского договора в Чехословакию.

Ему сказочно повезло: в 1967 году открыли месторождения Самотлора, все реформы были отброшены, а страна подсажена на "нефтегазовую иглу". В этой связи сделанные ещё при Кеннеди американские прогнозы о крахе советской экономики были скорректированы на десятилетие. СССР была предложена "разрядка" ("детант"), при чём так, чтобы возникло ощущение "победы миролюбивой советской внешней политики". СССР перестал быть "окруженной крепостью", а элиты и субэлиты стали прикасаться к западной - свободной и комфортной жизни. Через десять лет они радостно отдадут весь социализм с потрохами за "европейский выбор".

Выезд в/через Израиль (дополненной умеренным госантисемитизмом) создал с точки зрения культуры и идеологии "альтернативную" страну, точнее - набор альтернативных национальных "стран" (по числу национальных редакций "Радио Свобода" и "Голоса Америки"), общей численностью в несколько сот тысяч человек.


Создал в СССР модель потребительского тоталитаризма ("левого" фашизма). Превратил коррупцию в смазку экономики, мелкое подворовывание на рабочем месте и мелкие спекуляции - в быт, а национализм (каждому титульному этносу - свой) в криптоидеологию. Полностью разрушил связь между трудовым усердием и творческими достижениями и вознаграждением.

Впервые за всё время после прихода к власти большевиков советская идеология стала носить "ретроспективный" характер - вместо Великого будущего (которого, "ясен пень", не будет) постарались создать объединяющую мифологию на основе Славного прошлого - культа Победы 9 мая и романтизация Гражданской войны.

Выиграл у США геополитическое соревнование во всех районах мира, за исключением Ближнего Востока (но тут Киссинджеру повезло - египетский президент Садат сам шёл на встречу Западу, даже придумал напасть на Израиль, чтобы мирила Америка).
Результатом внешнеполитических побед Брежнева-Громыко-Устинова [министра обороны] стало обременение советской экономики бывшими британскими, французскими и португальскими колониями.

Войну в Афганистане, придуманную Андроповым в безумной попытке гальвинизировать советскую идею "новой Испанией" и поддержанную уже находящимися во власти деменции Устиновым и Громыко, Брежнев поддержал, уже будучи в состоянии, которое любой демократический суд признал бы основанием для освобождения от ответственности...

Нефть и газ позволили полностью разорвать связь между издержками на производство и ценниками в советских магазинах, раскрутить скрытую инфляцию (она проявилась во всю мощь только в 1991-93 годах) и поддерживать на плаву нереформируемые восточноевропейские экономики, что привело к непрерывным польским взрывам.

Именно Брежнев приучил к тому, что кормят ни руки, и не голова... Точнее, кормят руки, лениво поднятые в единодушном голосовании, и голова, почтительно согнутая в поклоне... Это была эпоха циничного двоемыслия и очаровательно пахнущего гниения. И одновременно - зарождение мощной традиции интеллигентского сопротивления всепроникающей лжи и фальши, несвободе и приспособленчеству.

Просто эпоха Людовика XV, закономерно бредущая ко взятию Бастилии.

И сбылось интеллигентское проклятие сорокалетней давности, что в будущих энциклопедиях про Брежнева будут писать: "Мелкий политический авантюрист эпохи Солженицына и Сахарова (вариант: эпохи Райкина и Пугачёвой)".