Славянские и Литвинские имена

Сегодня можно встретить немало публикаций на тему славянских имен – большинство из них написаны любителями на волне «ура-патриотизма» и имеют весьма мало общего с реальной историей.

Вот, например, портал «Русская правда» опубликовал статью некоего поляка Боромира Боровчака «Двучленные славянские имена». Интересно, что имя у автора выдуманное:

«Мои родители – католики, а потому дали мне имя архангела Рафаэля – Рафала в польском звучании. Когда я уже осознал себя настоящим славянином, я решил через обряд инициации изменить имя на старославянское. Я выбрал имя Боромир, что означает "пусть борется с врагом за свой мир". Оно подходит к моей фамилии и соответствует моему характеру. Прежде чем я начал использовать это имя, оно стало моим прозвищем по причине сходства с моей фамилией и персонажем из "Властелина Колец" Толкина, который тогда из Англии завоевал умы молодых людей в Польше. Через несколько лет я захотел официально зарегистрировать новое имя в качестве второго. Каково же было мое удивление, когда в моем заявлении было отказано! В соответствии с законом 50-х годов польскими было признано более десятка славянских имен, перечисленных мной ранее, а также большое число имен гербрайских, немецких и латинских».

Тут уже возникает ряд вопросов. Никаких славян во «Властелине колец» нет и быть не может, так что имя Боромир там лишь фонетическое совпадение. И как понимать странное объяснение этого имени: «пусть борется с врагом за свой мир»?

Напомним, что Боромир (англ. Boromir) – один из главных персонажей романа «Властелин Колец» Дж. Р. Р. Толкина. Старший сын и наследник наместника Гондора Дэнетора II и его жены Финдуилас, брат Фарамира. По замыслу самого Толкина, «имя Боромир является «смешанной формой» и состоит из слов boron (на языке Синдарин «стойкий», «верный») и mire (на языке Квенья «драгоценный камень»)». Так что славянский язык тут ни при чем.

Но самое интересное: почему автор не считает польское имя Рафал славянским именем? По этой логике не славянскими являются русские имена Иван и Марья, образованные от еврейских, как не славянскими являются имена Василий и Дмитрий – греческие. Равно не славянские имена у создателей кириллицы Кирилла и Мефодия (они, впрочем, и были родом из тогда православной Сирии).

Указанные имена автор, как я понимаю, не считает «славянскими» из-за того, что они у нас навязаны христианством. И по его логике выходит, что «славянскими» он называет ЯЗЫЧЕСКИЕ имена. Но вот проблема: а имена-то эти отражают ЕДИНОБОЖИЕ! Богуслав, Хвалибог, Молибог, Богухвал – явно христианские.

Собственно говоря, язычниками являлись только балты и финно-угры, а вот готы и славяне Полабья были арианской веры, как потом и князья Литвы (Миндовг, например). Понятно, что Ватикан называл арианство «ересью и язычеством», но это все же было христианство. Поэтому правильнее было бы называть эти имена не «славянскими», а арианскими – и сравнить с ними такие же арианские имена готов и литвинов. И вот в таком случае окажется, что между ними весьма много общего: они действительно двучленные в понятийном смысле, да и понятия те же отражают. И происходят, видимо, от готского корня (например, Святослав – от Свендислейф, Владимир – от Вальдемар). И в таком случае эти арианские имена следует трактовать совсем иначе, чем делает автор статьи.

ДРЕВНИЕ ИМЕНА

Автор пишет:

«До и сразу после распада Славянской Общности, то есть прежде чем славянские племена вошли в орбиту влияния чуждых культур, языческая традиция и обычаи не позволяли членам племенной общности, а тем более правящей элите, отступать от канона двучленного имени (600 - 1000 года нашей эры). Ребенок становился членом общества (задруги, ополя, племени, государства), когда переходил под мужскую опеку в возрасте 7 лет.

Во время обряда инициации выбиралось новое имя, а старое имя, данное независимо от пола, под влиянием чувств и импульса матери, подлежало забвению. Новое осмысленное имя должно было соответствовать характеру ребенка либо качествам, которые хотели бы в нем видеть родители, если у ребенка был слабый характер, например:

- Богумил - пусть будет мил богу,

- Гостерад - пусть будет отличаться гостеприимством,

- Мстислав - пусть будет славен местью над врагами.

Как видно, по славянским верованиям, имя было заклятием и магическим знаком, связанным с человеком, его носящим.

Благодаря лексическим составляющим двучленных имен, сохраненных обычаями и традицией, мы многое узнаем о культуре и системе ценностей наших предков. Вот примеры из различных сфер жизни:

- Жизнь (суффиксы -быт, -жир) - Властибыт, Жирослав, Домажир.

- Положительные ценности (добро-, любо-, мило-, радо-) - Доброгост, Любомир, Радомир, Милострый.

- Отрицательные ценности (не-) - Никлот, Немир, Нерад.

- Смысл познания (мысли-, -мысл, -вид) - Мыслибор, Гостевид, Болемысл.

- Общественное устройство (держи-, гради-, влади-) - Держикрай, Градислав, Владимир.

- Гостеприимство (-гост) - Любогост, Доброгост, Радогост.

- Военная организация (-полк, вой-) - Святополк, Воислав.

- Боевая готовность (буди-, креси-) - Будивой, Кресислав.

- Борьба (бори-, рати-) - Боригнев, Ратибор.

- Достоинства воина (свято-, яро-, пако-) - Святомир, Ярослав, Пакослав.

- Честь, слава (чти-, -слав) - Чтибор, Томислав, Болеслав.

- Семья (брато-, -стрый, сестро-) - Братомил, Желистрый, Сестромил.

- Собственность (семи-) - Семемысл, Семавит.

- Вера (бог-, -бог) - Богуслав, Хвалибог, Молибог, Богухвал.

Это примеры присутствия ценностей, чувств, верований, общинного образа жизни, организации жизни в условиях войны. Следует подчеркнуть то, что в системе славянских имен отсутствуют выступающие в системе имен других индоевропейских языков названия животных (!), оружия и реалий, связанных с занятиями населения. Славянские имена также более абстрактные, чем остальные индоевропейские имена».

Все эти суждения представляются ошибочными.

Начнем вообще с происхождения имен. В Римской империи у женщин личных имен вообще не было. При двух дочерях старшая именовалась Maior, младшая Minor. Если были еще дочери, то их называли Tertia (Третья), Quarta (Четвертая) и т.д.

У мужчин в Римской империи личных имен было всего 18: Авл, Аппий, Гай, Луций, Марк, Квинт и т.д. Но это касалось лишь власть имущих. Остальные либо имели прозвища по какому-то качеству (Naso – Носатый, Scaevola – Левша, Balbus – Картавый и т.д.). Либо вольноотпущенники получали имя от бывшего рабовладельца («libertus такого-то»), а собственное имя раба ставилось на последнее место. Либо рабам давались имена по их родине, по именам древних героев, по названиям растений и камней.

Простолюдины в Древнем Риме не имели права иметь имена элиты (коих было, повторяем, всего 18). Аналогично элитные имена имели у готов, литвинов и славян только князья и бояре (бояры-воины их дружин), а не простолюдины.

Поэтому эти имена нельзя называть «нашими славянскими народными». Дохристианские имена простолюдинов в Беларуси-ВКЛ абсолютно соответствуют именам простолюдинов Древнего Рима:

Арбузович, Бот, Блуд, Блудкинич, Вышата, Высокий, Волос, Волосович, Волчий Хвост, Вячко, Глазоемец, Головня, Голый, Городята, Гостилец, Гостило, Держикрай, Добрыня, Дрочило, Дудик, Душилец, Живоглод, Жирохно, Жирошка, Жирято, Завид, Завидич, Зубец, Зуболомец, Карман, Квашенкин, Клекачевич, Колесница, Лазута, Лентий, Личко, Мал, Морозов, Носович, Плоскыня, Полюд, Претич, Прикупович, Путята, Рыбкин, Слепец, Смятанка, Судаков, Сыпа, Твердило, Тур, Ум, Худота, Шуба… («Предыстория беларусов с древнейших времен до XIII в.», с.385)

Как видим, тут есть имена, производные от рыб и животных, хотя автор статьи нас уверяет: «в системе славянских имен отсутствуют выступающие в системе имен других индоевропейских языков названия животных» - да еще с восклицательным знаком. (Хотя, заметим, даже в списке, который он приводит, часть имен являются именно прозвищами простолюдинов.)

По наивным представлениям современных доморощенных славянофилов любой нищий крестьянин по имени Носович или Сыпа 800 лет назад якобы мог назвать своего сына именем «Святополк» или «Гедимин». Но в том и дело, что черни это не позволялось ни в Древнем Риме, ни у готов, ни у славян Полабья и Польши, ни у литвинов ВКЛ.

Всякие имена типа Святополк и Святослав – чисто элитные и явно заимствованные из перечня готских элитных имен, откуда заимствованы уже на западнобалтский манер и имена элиты ятвягов-литвинов.

Неверно и суждение автора: «в системе славянских имен отсутствуют выступающие в системе имен других индоевропейских языков названия оружия». А как же имя Мечислав? Причем оно не просто явно военное, но и готского происхождения, так как на готском meci – меч.

Вот по этой причине кажется просто смешной нынешняя мода всяких «обществ реконструкторов истории народа» наделять себя такими именами. Это не были имена народа! Их носили не более 10-20%, а остальные имели в качестве имен только прозвища. Поэтому нельзя это экстраполировать на все население, например, России – где еще полтора века назад 80% были крепостными рабами без даже фамилий, а в ту далекую старину и славянами вообще никто не являлся – финно-угры Московии были славянизированы лишь греческими попами в дружинах киевских князей.

Следует понимать следующий важный факт. В Германии, странах Скандинавии, Польше, ВКЛ-Беларуси и в других регионах распространения арианства у простолюдинов (80% населения) имена вместо прозвищ появляются только при их новом крещении Ватиканом и Византией. Вот тогда тут у народов и появляются массово имена на библейский манер: от еврейских, греческих, римских имен. Равно и в Московии имена простолюдинов были финно-угорские, а при крещении стали типа «Иван, Петр, Марья, Роман».

Эти имена – лишь интерпретация еврейских, греческих, римских имен на местный лад. Но ведь и имена предыдущие (готские, славянские, литвинские) тоже не являлись именами большинства автохтонов, которые имели лишь прозвища. А что касается Московии, то имен типа Святополк или Болеслав там у населения в принципе быть не могло, так как автохтоны даже славянами не являлись. Единственной элитой были оккупанты Залесья киевские князья.

НЕ СЛАВЯНСКИЕ, А САРМАТСКИЕ

Интересно отметить, что «славянские имена» польского автора статьи были присущи как раз в основном Польше. У правителей Московии имена не славянские (и не русские): Александр, Дмитрий, Василий, Иоанн, Федор. Традиция «славянских имен» в то время сохраняется только в Польше: например, для занятия престола в Кракове литвина Ягайло (в православии Якова, что не славянское) заставили принять имя Владислав. Зачем?

Все объясняется просто, если вспомнить, что в то время элита Польши считала эти имена вовсе не «славянскими», а САРМАТСКИМИ. Ну, а себя ляшские паны видели особой кастой – потомками сарматов-завоевателей, которые вместе с готами покорили Европу во время Великого переселения народов.

Вот еще одно доказательство того, что эти «славянские» княжеские имена были не «народными для славян», а элитными и сарматскими, появившимися в ту эпоху, когда племена готов и сарматов были изгнаны гуннами с Дона и заселили земли нынешней Южной Польши, Полабья и Германии. То есть «славянские имена» появились как калька с княжеских готских для сарматской элиты из смешения сарматского и готского языков.

Вообще говоря, в средние века авторы книг всю славяноязычную территорию Восточной Европы именовали «Великой Сарматией», которой правили захватившие ее сарматские князья и короли. Именно сарматы – а не какие-то «славяне», хотя имена у них были как раз «исконные славянские княжеские». Но концепция «Великой Сарматии» не понравилась в новорожденной Российской империи, так как Екатерина не увидела связи правителей Московии с этой сарматской элитой Речи Посполитой. В итоге Сарматию «запретили» в России и потом в СССР, вместо нее выдвинули неких «славян» и «Русь». Хотя правители Польши и Поморья с как раз «славянскими» именами типа Болеслав или Святополк считали себя в первую очередь именно сарматами по этнической принадлежности – частью некоей «высшей касты». И, соответственно, свои имена находили именно САРМАТСКИМИ.

Вот еще одно противоречие: мы эти имена сейчас (последние два века) называем «древнеславянскими», а во все средние века их называли «сарматскими». И кому же верить? А самое интересное: куда исчезли сарматы Всеславы и Владиславы из российской версии историографии славян?

ОТ ГОТОВ К СЛАВЯНАМ И ЛИТВИНАМ

Есть масса признаков, доказывающих, что имена славянских (сарматских) и литвинских князей происходят от готских личных имен. Все они с двумя основами, отражают общую традицию региона, и готские являются, что очевидно, самыми древними, а славянские и литвинские – только подражание им или же смешение.

Начнем с самых первых легендарных литвинских князей Свинторога и его сына Геримунда, с которых ведется традиция княжения в Литве.

Для первого компонента имени Свинторог «свинт-» в готском языке есть абсолютно точная этимология swint – «сильный, здоровый», swinti – «сила, мощь».

Кстати, это позволяет объяснить и значение славянского имени Святополк, где первая основа означает вовсе не «святость», как принято ошибочно трактовать (при отсутствии смысла), а искаженное swinti – «сила, мощь». То есть у всех славянских имен на «Свято-» первая основа связана не со «святостью», а с силой, мощью.

Второй компонент «-рог» - из готского rag(in) «правление, господство, власть» (сравните со значением «полк», и тогда Свинторог – полный аналог имени Святополк). А скандинавский аналог ragn также является компонентом хорошо известной этимологии Ragnvald для нашего летописного полоцкого князя Рогволода.

Что касается имени Геримунд, то его готское объяснение лежит, что называется, на поверхности: ger – «копье» с вариантом heri – «войско» и mund – «защита».

В Летуве современные ученые выдают трактовку имен князей ВКЛ через свой жемойтский язык, но она совершенно смехотворна. Так, Свинторог у них «праздничный рог», имя Геримунд они объяснить вообще не смогли, а Ольгерда трактуют как «известный вознаграждением» – что не имеет ни смысла, ни убедительности. Между тем готская этимология дает очень хорошее толкование из al – «весь, всеобщий» и gerdi – «пастух, пастырь».

Имена Ягайло, Мингайло и Свидригайло имеют готскую компоненту «-гайло» от gail – «радостный, гордый». Российский исследователь В. Егоров в этой связи отмечает факт наличия «смешанных балтско-германских имен правителей летописной Литвы и ВКЛ, в которых балтизированные германцы к традиционным древним, но уже утерявшим для них смысл германским компонентам примешивали более актуальные и понятные им балтские». Очевидно, это же относится и к славянам Полабья и Поморья, которые исторически долгое время жили вместе с готами, как говорится – «варились в одном котле».

Весьма показателен пример с именем великого князя Витовта, которого ученые Летувы трактуют со своего жемойтского языка вообще странно. В. Егоров пишет:

«Оно передается по-литовски как Vitautas с объяснением «видимый народом» через за уши притянутое isvydo – «увидел», из которого к тому же в имени осталась-то всего одна буква (!) «V», и tauta – «народ». Закроем глаза на постоянные натяжки, на очередную бессмыслицу словосочетания «видимый народом» и обратим внимание на то, что в польском языке это имя передается как Witold, очевидно германское по происхождению и имеющее известную этимологию «лесной владыка».

…Если предположить, что именно имя Witold было родным германским именем князя, то оно при переходе в русский язык летописей ВКЛ, часто называемый белорусами также старобелорусским языком, лингвистически закономерно должно было превратиться [при западнобалтском субстрате литвинов-беларусов. – Прим. В.Д.] в «Витоут» (с полугласным «у») из-за типичной для старобелорусского лабиализации «л» перед взрывной согласной и оглушения последней в конце слова.

В противовес белорусскому, литовскому языку ничего не мешало заимствовать исходное имя «Витолд» без всяких фонетических изменений лишь с добавлением необходимого окончания, то есть в виде Vitoldas. Поэтому имеющая хождение в современном литовском форма Vitautas могла получиться при заимствовании имени не из исходного германского или польского, а только из старобелорусского языка. То есть бессмысленный «видимый народом» Vitautas – никак не исконное литовское, а заимствованное и вполне осмысленное германское имя, причем заимствованное не прямо, а через белорусский язык: Witold – Витоут – Vitautas. Попутно можно заметить, что русскоязычный вариант «Витовт» тоже производен от белорусского «Витоут» (с полугласным «у»)».

Этот переход от одной языковой формы имени к другой хорошо прослеживается на множестве примеров – и язык летувисов к этому не имел никакого отношения. Например, в «Литовской метрике» есть такие имена должностных лиц Литвы XIV-XVI столетий, как Гаштольд (XIV в.), Кгастовт (XV в.) и Кгаштолт (XIV в.). В. Егоров отмечает:

«Очевидно, что это одно и то же родовое имя, уже скорее фамилия, представители которой несколько веков служили родине. Появление в начале варианта «Кгастовт» дополнительной буквы «к» говорит о том, что к XV столетию в старобелорусском языке звук, передаваемый в начале слова буквой «г», уже стал фрикативным, каковым остается и в современном белорусском языке. Поэтому для передачи начального взрывного согласного в старобелорусском стало широко использоваться буквосочетание «кг».

[Что отражают массово Переписи войска ВКЛ. – Прим. В.Д.] Что же касается перехода «льд» Гаштольда в «вт» Кгастовта, то он полностью аналогичен рассмотренному выше для пары Witold – Витовт. Также интересны сами по себе неустойчивость лабиализации и колебания в написании между шипящими и свистящими, но сейчас для нас они несущественны. Гораздо существеннее то, что эта фамилия, изначально Гаштольд, хорошо объясняется либо готским Gastald, либо немецким Gastalt».

Абсолютно верные суждения российского историка – с тем лишь уточнением, что в пятнадцатом столетии никакого старобеларуского языка еще не было, в ту пору он лишь формировался из смешения западнобалтского языка литвинов-автохтонов и славянского языка волынян и ляхов.

ИСТОКИ

В IV-VI столетиях, в рамках Великого переселения народов, готы и сарматы с территории Дона и Украины, также готы и западные балты гепиды с территории нынешней Западной Беларуси мигрировали в район Лабы и Вислы. Там они образовали общее государство, и там тогда же в результате этого смешения появляется славянский койне – язык межэтнического общения. Причем главной силой являлись именно готы.

Двухосновные имена правящих элит являлись там общей традицией, а в дальнейшем трансформировались у новых государств: у сарматов на сарматский (т.н. славянский) манер, у западных балтов – на балтский – по законам языковых субстратов.

Подобные изменения неизбежны, так как язык данной территории развивается, живет своей жизнью. Но при этом сохранялась традиция двухосновных имен. Элитное имя Свинторог еще сохранялось у западных балтов ятвягов-литвинов, но его аналог Святополк появляется у славян лехитской языковой группы (Полабье, Поморье, Помезания, Ляхия Кракова).

Конечно, при языковых изменениях рождалось и что-то новое, но в основной базе княжеские имена славян и литвинов только ретранслировали старые готские.

Вот типичный пример такой «переделки»: забавная «птичья» история произошла со знаменитым городом Гусь-Хрустальный. На официальном сайте города сообщается:

«Какое необычное название для города – Гусь-Хрустальный! Почему-то сразу представляются алмазные грани, в которых переливаются яркие лучи солнца. Город Гусь-Хрустальный почти затерялся на Владимирской земле среди лесов, озер и речек Мещеры. Город Гусь-Хрустальный – старейший центр стекольной промышленности! Отсюда и такое запоминающееся название города. Город Гусь-Хрустальный входит в состав Золотого кольца России. Символ города Гусь-Хрустальный – метровый хрустальный гусь, вышедший из рук мастера. Это очень красивое изделие, которым гусевчане очень гордятся».

Действительно, на гербе города – гусь. Однако это чудовищная нелепость. Гусь – это не птица, а изменившееся финно-угорское "кууси" – ель, еловая. Река, от которой назван город, протекает по лесному мещерскому краю, где ель действительно произрастает в большом количестве, а сама Мещера – это название финно-угорского племени.

Видимо, от такого созвучия от искаженного готского в начале двухосновных имен swinti – «сила, мощь» появились аналоги среди славянских имен с началом на «Свято-», где первую основу слова стали связывать уже не с силой и мощью, а ПО СОЗВУЧИЮ со «святостью». То есть, как в приведенном выше примере, была «ель», а стала «гусем». Такое происходит с утратой носителей языка (например, знаменитые Соловки (Соловецкие острова), имеют нерусское название, которое, в сущности, означает просто «острова»: саамское «suolov» – «остров»).

Тут возникает вопрос: почему же исследования связи древних славянских и литвинских имен как производных от имен готов – проводят только независимые ученые типа проживающего в Германии Владимира Егорова?

Увы, это не просто не популярная научная тема, а даже «политически запрещенная». Мало того, что она идет «против течения» для большинства национально ангажированных историков и их концепций, книг и диссертаций. Но вообще есть государственная установка «искать ключи только под своим фонарем». Ученые Летувы могут трактовать имена князей Литвы только из своего жемойтского языка (другое будет воспринято как «антипатриотизм»). Такая же эгоцентричная в этом позиция историков Беларуси и Польши – уже на свой лад. Российские историки вообще свихнулись на своих великодержавных фантазиях, а вслед за ними и украинские. Плюс традиции: точно так была ангажирована историческая наука в царской России и затем в СССР.

А дело вот в чем. Если принять идею, что княжеские имена славян и литвинов имеют в своих истоках аналогичные двухосновные готские имена, – то это на корню ломает все нынешние устоявшиеся исторические концепции о самих себе большинства славяноязычных стран, а также Летувы и Латвии.

Когда все договорились называть черное белым, дружно звучат гневные крики: «Не позволим переписывать историю!». Но если готы как часть истории Восточной Европы никому в нынешних национальных странах не нужны – это же не означает, что их участия в наших истоках не было. Одно дело – придумывать себе «отредактированную» историю своего народа, а совсем другое – попытаться узнать, как все было в реальности. Неужели не интересно?..