Страх и ненависть прокурора Вышинского

13 декабря, 14:27
Революционер из семьи аптекаря

Революционер из семьи аптекаря

Биография Андрея Януарьевича Вышинского складывалась так, что у него, казалось бы, не было шансов избежать жерновов «Большого террора» 1937–1938 годов. Однако случилось с точностью до наоборот — прокурор Вышинский усердно отправлял в эти жернова героев революции, став одним из главных деятелей эпохи политических репрессий.

Министр иностранных дел СССР Андрей Вышинский подписывает договор о дружбе, союзе и взаимопонимании между СССР и КНР.

Андрей Януарьевич Вышинский родился 10 декабря 1883 года в Одессе. Отец его был преуспевающий провизор, мать — учительница музыки. Вскоре после рождения сына семья переехала в Баку, где отец открыл собственную аптеку. Доход семьи Вышинских позволял дать сыну хорошее образование, и в 1900 году Андрей закончил одну из лучших бакинских мужских гимназий. Закончил, надо сказать, с отличием.

17-летний Вышинский избрал для себя профессию юриста, постигать азы которой отправился в Киев. Успешно поступив на юридический факультет Киевского университета, Вышинский увлёкся популярной среди молодёжи того времени революционной деятельностью.

Активность Вышинского «отметили» власти, и уже в 1902 году он был отчислен из университета без права восстановления. Молодой революционер вернулся к Баку, где примкнул к РСДРП. Вот только не к большевикам, а к меньшевикам, чьи взгляды ему оказались ближе.

Очень скоро Вышинский стал известен в революционных кругах Баку как талантливый оратор. Во время первой русской революции 1905–1907 годов Вышинский формировал боевую дружину меньшевистской партии и входил в стачечный комитет.

Неблагонадёжный талант

Когда революция завершилась, власти припомнили Вышинскому его деятельность — весной 1908 года он был осуждён Тифлисской судебной палатой за произнесение или чтение публично речи или сочинения, возбуждающего к ниспровержению существующего строя. Получил за это Вышинский всего год лишения свободы.

Как оказалось, именно этот срок, который Вышинский отбывал в Баиловской тюрьме, самым решительным образом повлиял на дальнейшую жизнь Андрея Януарьевича. Дело в том, что хорошим знакомым Вышинского в тюрьме стал революционер по кличке Коба,

Выйдя на свободу, Вышинский решил отложить революцию в долгий ящик. Он был уже женат, у него родилась дочь — требовалось кормить семью, что сделать бывшему студенту, осуждённому за «политику», далеко не просто.

Вышинский решил всё-таки получить диплом юриста и направился в Киев. Университетское начальство было «против», но бывший студент показал отличные знания и всё-таки добился своего.

Андрей Вышинский.

Знания Вышинского были столь блестящи, что по окончании университета 30-летнего бунтаря собирались оставить на юридическом факультете для подготовки к профессорскому званию по кафедре уголовного права и процесса. Случись так, и вся жизнь Вышинского пошла бы иначе. Однако в руководстве университета нашлись те, кто счёл, что неблагонадёжный выпускник не может стать профессором права.

В итоге Вышинскому пришлось вернуться в Баку, затаив обиду на власти. Там он перебивался случайными заработками, а в 1915 году решил попытать счастья в Москве. Ему удалось устроиться помощником к известному адвокату, однако карьера особо не развивалась.

Охота на Ильича

Февральская революция 1917 года грянула как нельзя кстати. Вышинский, отсидевший «за политику», стал председателем Якиманской районной управы и комиссаром милиции. Именно в этой должности он проявил чудовищную недальновидность, на основании решения Временного правительства издав приказ о розыске и аресте «немецкого агента Владимира Ульянова-Ленина».

Ленина не было в Москве, но улицы центра столицы были заклеены объявлениями о его розыске за подписью Вышинского.

В октябре 1917 года Андрею Януарьевичу стало по-настоящему страшно. История с «охотой на Ленина» могла стать причиной для расправы над Вышинским в любой момент.

Поэтому революционер старательно избегает громких политических высказываний, в первые годы революции занимая различные хозяйственные должности. Одновременно Вышинский порвал с меньшевиками и вступил в ВКП (б).

В большевики Вышинского приняли благодаря вмешательству старого знакомого — Иосифа Сталина. Набиравший силу политик приступил, так сказать, к формированию команды, и сильный юрист был ему необходим.

В начале 1920-х годов Вышинский занимался педагогической деятельностью, с 1923 года пробуя себя на судебных процессах в качестве общественного обвинителя.

Он действительно был прекрасным оратором и лектором, что особенно ярко проявилось в 1925–1928 годах, когда Андрей Вышинский стал ректором МГУ. К этому времени он был уже прокурором уголовно-судебной коллегии Верховного суда РСФСР

Студенты Московского университета в Вышинском не чаяли души — лекции его были увлекательными, умными. Андрей Януарьевич действительно был талантливым юристом, который немало сделал для становления советской юриспруденции.

Но талант Вышинского оказался востребован в первую очередь не в уголовных, а в политических процессах.

Рулевой «Большого террора»

В 1928 и 1930-х годах Андрей Януарьевич был представителем специального присутствия Верховного суда по так называемому «Шахтинскому делу» и «делу Промпартии».

Процессы завершились с тем результатом, который устроил власти, и карьера Вышинского начинает расти, как на дрожжах. В 1931 году он становится прокурором РСФСР, в июне 1933 года — заместителем прокурора СССР, а в 1935 году — прокурором СССР.

На всех Московских процессах 1936–1938 годов Андрей Вышинский был государственным обвинителем. Его выступления в суде были яростными и яркими, производящими впечатление не только на подготовленную отечественную аудиторию, но и на иностранцев.

В 1937–1938 годах прокурор СССР Андрей Вышинский обеспечивал формальную законность при осуществлении главой НКВД Николаем Ежовым кампании массовых репрессий, вошедшей в историю как «Большой террор».

Если Московские процессы, ставшие вершиной юридической деятельности Вышинского, были обставлены как справедливое разбирательство, то «Большой террор» превратился уже в настоящий конвейер казней. От Вышинского не требовалось творческого порыва, достаточно было простого утверждения списков казнимых.

О личности Вышинского его современники отзывались крайне негативно: говорили, что этот человек подобострастно относился к высшим руководителям, но был груб и порой жесток в отношениях с подчинёнными. При этом Вышинский был примерным семьянином, прожив в браке со своей супругой полвека.

В 1939 году судьбы двух главных действующих лиц эпохи «Большого террора» разошлись кардинально — Николай Ежов отправился на плаху, а Андрей Вышинский, заклеймив «перегибы» НКВД, занял пост заместителя председателя СНК СССР, курировавшего науку, культуру, образование и правоохранительные органы.

Министр для «холодной войны»

Выполнив свою роль главного прокурора, Вышинский был переброшен на стезю дипломатии. В годы Великой Отечественной войны Андрей Януарьевич был первым заместителем наркома иностранных дел. Он участвовал в крупнейших международных конференциях военного времени, включая Ялту и Потсдам. Система послевоенного мироустройства была, в том числе, плодом деятельности Андрея Вышинского.

Его талант юриста понадобится во время Нюрнбергского процесса, где он будет фактическим руководителем советской делегации.

В 1949 году Андрей Вышинский сменил Вячеслава Молотова на посту главы МИД СССР. Позже Аллен Даллес скажет, что Вышинский был самым сильным оратором прокурорского толка, которого ему когда-либо приходилось слышать.

Именно такой глава МИДа оказался востребован в начале «холодной войны». Стиль выступлений Вышинского был крайне жёстким — он бичевал империалистов с тем же рвением, с которым изобличал «врагов народа» в конце 1930-х годов. Зарубежные дипломаты поражались тому, насколько разным мог быть Вышинский: спокойный и рассудительный человек, блестяще образованный, знавший несколько языков, вежливо и почти дружески беседовал с иностранными коллегами с глазу на глаз, после чего поднимался на трибуну ООН и превращался в яростного обличителя, настоящий вулкан ненависти.

«Счастливый» конец

В 1953 году Андрею Вышинскому исполнилось 70 лет, и в этом же году его карьера подошла к концу. Сразу после смерти Сталина пост главы МИДа вернулся к Вячеславу Молотову, а Вышинского назначили на куда более низкую должность постоянного представителя СССР при ООН.

Вышинский прекрасно понял, что для него всё кончено. В начавшейся борьбе за власть победители были намерены все перегибы уходящей эпохи списать на Сталина и его исполнителей. Он, Андрей Януарьевич Вышинский, неизбежно должен был стать «козлом отпущения».

Заслуживал ли он такой участи? Опасаясь, что «ошибки молодости» погубят его карьеру в Стране Советов, Вышинский стал сам безжалостно губить чужие жизни, способствуя своему покровителю в политической борьбе.

Чего на самом деле хотел «хамелеон» Вышинский? Просто выжить в суровую эпоху? Сделать карьеру любой ценой, не считаясь с жертвами? Ценой участия в политических расправах заслужить право на создание подлинно справедливой и эффективной советской юстиции?

Был ли он на самом деле властолюбивым ничтожеством или человеком, всю жизнь прожившим под дамокловым мечом возмездия за прошлые грехи?

Каждый имеет право дать этому государственному деятелю собственную оценку, в соответствии с личными представлениями о добре и зле.

А судьба… Судьба была благосклонна к Андрею Януарьевичу Вышинскому. Он избежал скамьи подсудимых и скоропостижно скончался от сердечного приступа по месту службы в Нью-Йорке 22 ноября 1954 года и был с государственными почестями захоронен в Кремлёвской стене.