Тешинский вопрос

21 сентября, 11:10
Восстановление исторической справедливости

Когда поднимается вопрос о пакте Молотова-Риббентропа и военной агрессии против Польши в 1939 году, прокремлевские оппоненты в числе первых вспоминают: «А они сами поучаствовали в разделе Чехословакии, захватив Тешинскую область». Уместность довода «они первые начали» -- рассматривает отдельная дисциплина специальной олимпиады. Но интересно было бы выяснить, а как сами поляки это объясняют?

Лично для меня это было очень интересно, т.к. я знаю, как схожие события начала Второй мировой объясняются стороной российской – «это была не агрессия, мы восстановили историческую справедливость, вернув захваченные поляками земли, никакого польского государства на то время уже не существовало» и т.д. и т.п.

Короче говоря, начал я рыть польские пропагандистские источники с целью найти отмазки подобного рода. И очень удивился. Если реваншисты в отношении Кресов Входних в Польши таки имеются действительно (агрессия СССР в 1939 и Волынь 1943 у поляков – это как Голодомор 32-33 для нас), то ни единого связного мнения, типа, # Zaolzienasz я так и не обнаружил. Но 21 сентября 1938 года Польша действительно предъявила Чехословакии претензии на эти территории. Чтобы показать польский мэйнстрим по этому вопросу, я предлагаю вашему вниманию собственный перевод (с небольшими сокращениями) исторического очерка «Вопрос Заользья» (Заользье – это спорная часть Тешинской Силезии в польских источниках). По всем главным пунктам он совпадает с объяснением этих событий в польских учебниках истории. Итак:

Заользье – это, своего рода, яблоко раздора между нами и чехами уже в течении многих лет. Обычно говорят, что чехи не могут забыть 1938, также как и 1968, когда в числе войск Варшавского договора наши войска вторглись для «братской помощи», чтобы бороться с «чехословацкой демократией».
События 1938 года – это последствия давнишнего спора. В то время и у нас, и у наших южных соседей были свои аргументы. Точно так же, как в вопросе о Вильнюсе, мы спорили с литовцами, также и с чехами мы не могли прийти к согласию в отношении территории за рекой Ольза.
Спор по поводу Заользья начался в январе 1919 года. Немного раньше, 5 ноября 1918 года, Тешинское княжество Австро-Венгрии было поделено между Чешским Народным Выбором и нашим Национальным Советом партии княжества Тешинского – польская сторона получила 76% территории на основании этнического разделения. 23 января 1919 года чехи нарушили этот договор и совершили вооруженное вторжение с требованием всей территории княжества. После трехдневных боев польские войска из Тешина были выведены, а 3 февраля 1919 года в Париже было подписано соглашение об установлении новой демаркационной линии, по которому вся Тешинская область доставалась чехам.

Вопрос о разделении Тешинской Силезии был окончательно согласован в июле 1920 года, когда присутствовавший на конференции в Спа, премьер-министр Владислав Грабский согласился на неблагоприятный для нашей страны план разделения Тешинской Силезии по парижскому соглашению. Из-за отсутствия этнического разделения спорных территорий польская сторона предъявила к ним претензии.
Тем не менее, именно такое разделение сохранялось в течение более 18 лет. В этот период отношения между поляками и чехами хорошими назвать нельзя. Несправедливое обращение Праги с национальными меньшинствами сблизило нас с Венгрией.
Руководивший с 1932 года польской дипломатией Юзеф Бек, считал Чехословакию государством временным и мечтал о концепции Междуморья – блока стран между Балтийским и Черным морем, на основе тесного сотрудничества с Румынией и Венгрией. К сожалению, с Венгрией общей границы у нас не было. Так что, когда в феврале 1938 года в Кракове наш министр иностранных дел встретился с венгерским руководителем Миклошем Хорти, то оба политика выразили желание иметь общую границу, если бы Чехословакии не стало в возможном вооруженном конфликте.
Весной 1938 года взгляд Гитлера был обращен на Прагу. Трехмиллионное немецкое население Судет по наущению лидеров Третьего Рейха сообщало о преследовании этнических немцев, что было на самом деле обычными провокациями для оправдания претензий Гитлера в отношении присоединения Судетов к Германии. Польские политики наблюдали, как судетский кризис разгорался от недели к неделе.
И вот 12 мая 1938 года в Варшаве состоялась конференция в которой приняли участие президент Польши Мосцицкий и маршал Рыдз-Смиглы. Было принято важное решение надавить на Прагу из-за преследования польского меньшинства в Заользье. С другой стороны, было принято решение о том, что Польша в надвигающейся немецко-чехословацкой войне должна оставаться нейтральной. И с каждым днем ​​напряжение росло. В конце мая в Чехословакии начали проводить мобилизацию, а правительство в Праге рассчитывает на поддержку Франции, с которой три года назад подписало тесный союз. Тем не менее, во Франции и в Великобритании было принято решение сохранить мир любой ценой, и убедить чехов пойти на уступки Гитлеру.
29 и 30 сентября 1938 года в Мюнхене, Адольф Гитлер в присутствии итальянского лидера Бенито Муссолини встретился с премьер-министрами Франции, Эдуардом Даладье и Великобритании, Артуром Невиллом Чемберленом, и все четверо подписали совместное соглашение. На конференции не был приглашен ни один чехословацкий представитель. Через день в Судеты вошли немецкие войска. Таковы факты, послужившие основанием для раздела Чехословакии. Премьер-министр Чемберлен после возвращения из Мюнхена в лондонском аэропорту дал интервью журналистам, с удовлетворением отмечая, привез британцам прочный мир.
Только тогда, используя молчание западных держав, Бек 30 сентября 1938 отправил в Прагу окончательный ультиматум о возвращении Заользья. После Мюнхенского соглашения чехословацкое правительство было вынуждено его принять, и уже 2 октября оперативная группа «Силезия» пересекает границу. Поляки Заользья встречали их, как освободителей. Главная улица Тешина приветствовала входящих поляков красно-белыми флагами и плакатами «Добро пожаловать, отныне навсегда вместе».
И здесь появляются противоречия. C одной стороны, у нас было законное право претендовать на эти области, памятуя о вероломном нападении Чехословакии 19 лет назад. С другой стороны, мы подписали в Спа соответствующий документ, который давал формальное согласие на разделение спорных территорий. Отдельно необходимо отметить тот факт что в Заользье мы вошли в тот момент когда Гитлер оккупировал Судеты и выглядело это так, как раздел чехословацкого торта вместе с Третьим Рейхом. Трудно было отрицать обвинения европейской общественности, что это было возвращение Заользья, а не его оккупация. Я считаю, что вторглись в Заользье мы некрасиво и в плохой компании и заняли эти территории под давлением. Через три недели Третий Рейх выдвинул претензии уже в отношении нас.
Поражение польской внешней политики, проводимой Юзефом Беком, который балансировал между Берлином и Москвой, окончательно произошло 15 марта 1939 года, когда вермахт оккупировал Чехословакию, поглотив чешскую часть под названием протекторат Богемии и Моравии, а также создал на остальной территории саттелитарное государство Словакия. После вступления немецких войск на территорию Словакии Польша стала окружена также и с юга. Так был осуществлен раздел Чехословакии, к которому и мы приложили руку.
Последний акт трагедии чехословацкой государственности – аннексия Венгрией земель Подкарпатской Руси 17 марта 1939 года и достижения общей польско-венгерской границы. Полгода спустя через этот короткий участок границы в Венгрию перешли польские беженцы и отступающие войска.
После Второй мировой войны Заользье вновь вернулось в Чехословакию по предложению Сталина.
Факты и обстоятельства нашего вторжения в Заользье – это позорное пятно в польской истории. И это следует помнить.



Я попытался найти самый шовинистический польский ресурс. А теперь попытайтесь представить, что кто-то из российских пропагандистов скажет «мы в 1939 году в Польшу вторглись некрасиво и в плохой компании и это – позорное пятно в нашей истории, о котором следует помнить». Да, в России есть люди, которые так думают и говорят, но они сегодня там – отщепенцы.