Тугры российских президентов: возвращение к традициям Орды

18 сентября, 12:34
На 80-летие Ельцина случилась историческая справедливость: он наконец-то получил (посмертно) свою тугру – мусульманский личный знак.

Свои тугры есть у Путина и Медведева. Исламоведы говорят, что до Петра I мусульманские знаки имели все русские цари; и сегодня тугры – это возвращение России к славным традициям Орды.

Эти тугры рисует ветеран войны, исламский каллиграф русского происхождения Владимир Попов. В России 85-летинй Попов считается самым заслуженным мусульманским художником.

Тугра – тюркское слово, обозначающее широко распространённый в мусульманской культуре вид «личного знака», «эмблемы», «печати», где нет изображения лица или фигуры, но написано имя по-арабски. Для Бориса Ельцина, кстати, было сделано исключение: на его личном знаке есть надпись и на русском языке.

«На этот раз мастер-каллиграф вписал имя Борис, фамилию Ельцина, и имя его отца в композицию, которая показывает мощное движение, данное этим политиком не только России, но и всему миру. Вот почему в центре – Земной шар, а на нём выделен бывший СССР, сами линии имени вращаются, раскручиваясь и лишая всё вокруг себя равновесия. В дополнение автор поместил изменённый русский текст знаменитых слов Михаила Горбачёва («Борис, ты не прав!») в своей редакции «Борис, ты был прав!?…» — но с двумя знаками (и восклицания и вопрошания), а также с многоточием.

Так каллиграф высказывает недоумение: кем же был Ельцин, был ли он прав или нет? К чему привели толчки, данные им историческому процессу? Это до сих пор открытые и дискутируемые в обществе вопросы. В любом случае, если говорить сугубо об искусстве, новая тугра Попова – уникальный сплав арабской каллиграфии и русского политического плаката, графическая попытка осмыслить феномен Ельцина. Когда мусульмане вспоминают Ельцина, в первую очередь, приходит на ум впервые обретённая уммой России свобода совести, утверждённая новым демократическим законодательством о свободе совести и равноправии религий, начало возрождения ислама в нашей стране», — комментирует исламский культуролог Джаннат Сергей Маркус.

Мусульмане России утверждают, что тугры имели все российские цари и великие князья, вплоть до времени воцарения Петра I.

«Идеология и атрибуты мусульманской империи Чингизидов были полностью инкорпорированы новой государственностью, Московской Русью», — пишет кандидат историческихДамир Хайретдинов. – «Ордынское наследие вошло в плоть и кровь московских правителей: любые, самые незначительные детали атрибутивного статуса и символики монаршего величия московских великих князей и царей допетровской эпохи несут в себе элементы ордынских прототипов.

Таковы тугры московских; московский герб ― «ездец, поражающий дракона» (дракон – древне-тюркский символ, привнесенный в Восточную Европу во время монгольского нашествия, и сохранявшийся у самих татар-мусульман только в стилизованном виде в орнаментах); тюркское происхождение наименования «Кремль» («Кремль» название татарское, значащее крепость»; см. также послания российских самодержцев XVII в. крымским ханам и принцам, которые писались по-татарски: «Шаhаремез Маскауда, падишахына Крымызда» = «В городе Москве, месте пребывания падишаха (царя)»).

Прототипом шапки Мономаха явился головной убор хана Узбека. По описаниям немецкого дипломата и путешественника С.Герберштейна, в начале XVI в. на шапке Мономаха еще был зубчатый венец, который всегда присутствует на изображениях корон властителей Хулагуидов (одна из ветвей Чингизидов, правившая в Иране) на иранских миниатюрах». Как пишет востоковед Ф.Асадуллин, «вплоть до завоевания Казани… бытовало устойчивое мнение, что «государство Русское от их границ на север и запад, до города Москвы, не выключая и самой Москвы» находилось в руках исламизированной татарской элиты… Социальная престижность всего ордынского в «Татарской Московии» (так именовали иногда Московскую Русь из-за сильных позиций мурз и беков) имела едва ли не абсолютный характер».

Один из конфликтов митрополита Филиппа с царем Иваном Грозным возник из-за того, что какой-то опричник вошел в церковь в тюбетейке. Несмотря на противодействие православного духовенства, мода распространялась все сильнее: к концу века все бояре под меховыми шапками носили тюбетейки.

И вот в начале XXI века российская власть вновь обрела ордынские символы государственности.

Сначала свою тугру получил второй президент (или падишах, по утверждению исламских культурологов именно так следует правильно называть российских правителей) Владимир Путин. Вот она:

Позднее тугрой обзавёлся третий президент (падишах) России Дмитрий Медведев.

Владимир Попов так расшифровывает тугру Медведева: «На «медведевской» тугре, выполненной черной тушью по бумаге, две надписи: имя обладателя «Дмитрий Медведев» и символ-благопожелание, выраженное фразой «Святой пророк сказал: «Примирение раздора лучше всех молитв и постов вместе взятых.

Вообще-то на тугре, как правило, пишут «такой-то, сын такого-то». Скажем, Дмитрий, сын Анатолия. Я изначально поставил себе другую задачу: создать символ и знак, присущий конкретному индивидууму. За основу знака для нового президента России я взял государственную составляющую его деятельности. Дмитрию Анатольевичу предстоят великие испытания, и моя тугра «просит» мира для россиян и жителей других стран».

Носят ли тюбетейки Владимир Путин и Дмитрий Медведев – российские исламские историки и культурологи умалчивают.