«Убивайте всех, Господь узнает своих!» или кризис идентичности по-французски

10 марта, 12:20
Чему может научить пример альбигойцев?

В начале далекого-далекого XIII столетия вопрос национальной идентичности мало кого беспокоил, а на первом месте была идентичность религиозная. Насмерть разругаться тогда могли из-за какого-то филиокве, а «освобождение гроба Господня» становилось для многих настоящим смыслом жизни. Поэтому разные точки зрения на богословские вопросы могли привести к непредсказуемым последствиям.

Конечно, не тут не обходилось и без всяких прочих интриг, расследований и обычной борьбы за власть. Другими словами, власть тогдашнего вождя католиков в Европе непререкаемой не была. Многих не устраивал католический церковный тоталитаризм и папский культ Вождя-Провідника и наместника Бога на земле. Плюс всякие местные бочины на местах, помноженные на невежество служителей культа.

На этом религиозном и историческом фоне и возникло движение катаров, которые пытались избавиться от языческих культов в религиозной практике: отказались от поклонения святым, мученикам, изображениям, мощам и прочего идолопоклонства, в отличие от католиков то, чему учились (а к образованию они относились фундаментально) и учили, применяли в своей повседневной жизни, активно свою точку зрения распространяли, чем всячески оскорбляли официальную церковь, за что и были объявлены экстремистской тоталитарной сектой. Даже сегодня традиционные «богословы» катаров называют гностиками-манихейцами.



Когда в 1208 г. на юге неизвестные лица шлёпнули пару папских легатов, решили этой ситуацией воспользоваться в полной мере. Инициатором вытравливания сектанства выступил король Франции Филипп Август, у которого были свои соображения в отношении Лангедока и Тулузы. Он предложил тогдашнему папе объединить усилия католических владык, и, подобно Карлу Великому, который освободил Рим от лангобардов, уничтожить новых ересиархов.

Крестовый поход был объявлен папой Иннокентием III 10 марта 1209 года. Так что сегодня его годовщина.



Барон Симон де Монфор возглавил добровольческие отряды, которые надеялись быстро и решительно дойти до Лангедока за две недели, но освободительный поход затянулся на двадцать лет и стал головной болью и полномасштабной войной целого поколения. Закончилось тем, что Франция отстояла территориальную целостность своего домена и собственную идентичность, но ценой опустошения целого цветущего региона, население которого восстановилось до довоенного только через 400 лет.

Запомнился этот поход двумя вещами. Во-первых, специально для преследования катаров было создано Sanctum Officium inquisitorum — то, что будет жечь еретиков ещё четыре века, а в Испании и того дольше. Ну, а во-вторых — знаменитая фраза «Убивайте всех, Господь узнает своих», брошенная папским легатом Арно Амори при штурме города Безье в ответ на вопрос, «Как нам распознать еретиков среди 15 тысяч населения города?». Да, перебили всех, в основном женщин и детей.



Параллелей с современными событиями тут искать не нужно. Нужно опасаться желания привести всех окружающих к идеологическому однообразию с непременным поклонением расово правильным на сегодняшний момент идолам. И шельмования того, кто идолов называет идолами.

«Убивайте всех, Господь узнает своих!»