Возня при подготовке Эмского указа. Литературная рознь и политическая неосторожность

Мы постоянно слышим от неовеликоросов "никаких запретов украинского языка на Российской Империи не было". Понятно, что врут, судьбинушка такая.

Мы постоянно слышим от неовеликоросов никаких запретов украинского языка на Российской Империи не было . Понятно, что врут, судьбинушка такая.

Запреты на печать учебной, религиозной, любой другой (кроме исторической) литературы, запрет преподавать на украинском, даже давать представления, печатать ноты и проводить публичные чтения - это общеизветная и легкодоступная информация. А вот как подготавливался тот же Эмский указ - это не все знают. Сегодня мы ознакомимся с мнениями и аргументами экспертов при подготовке к очередному витку великоросских ограничений и запретов против украинского языка.

Итак, первые аргументы политического характера:

Сентябрь ушел на подготовку для Совещания двух записок экспертов. Первая по поручению Тимашева была составлена Главным Управлением по делам печати и доложена министру уже 3 октября. Документы не содержат имени ее автора, но он говорит о себе как о великороссе. В записке ГУП речь шла исключительно о языковой проблеме. Ситуация в Малороссии сравнивалась в записке с ситуацией в Бретани и южных департаментах Франции, где большинство населения говорило на patois. Записка подчеркивала, что нефранкоговорящие далеко не составляют такого значительного процента в общем населении Франции, каким являются малоруссы в общем итоге Русского народа. Можно с полной безопасностью для целости России, говорилось далее, смотреть на возникновение литературы, например, у латышей, но допустить обособление, путем возведения украинского наречия в степень литературного языка, 13-ти миллионов малороссов было бы величайшею политической неосторожностью, особенно ввиду того объединительного движения, какое совершается по соседству с нами у германского племени .

Вторая записка была подготовлена Юзефовичем:

В этой записке были классические мантры о триедином народе , злобных поляках и т.п. Заключительный пассаж записки стремился эксплуатировать страхи, вызванные у властей хождением в народ 1874 г., и предрекал народный бунт в казацком стиле: старания демократов оживить предания и старые буйные инстинкты в народе здешнем как будто начинают уже вызывать с его стороны отклики. Не я один здесь думаю, что разбойничьи шайки, вооруженные, в масках, появляющиеся в крае, суть не что иное, как зачатки зарождающейся в современных умах гайдаматчины .

Хм, в масках. Правый сектор не иначе

Далее у нас литературная рознь - это нечто. А вывод простой - запретить украинскую литературу, во избежание этой розни . Блаженны миротворцы:

Дополнительные сведения подготовило для Совещания ГУП. Часть выводов ГУП вошла в журнал Совещания в следующем виде: цензурное ведомство давно уже обратило внимание на появление в печати значительного числа книг, издаваемых на малорусском наречии, не заключающих в себе повидимому ничего политического и вращающихся единственно в сфере интересов чисто научных и художественных. Но следя с особенным вниманием за направлением всех расплодившиихся во множестве изданий для народа на малорусском наречии, нельзя было не прийти к положительному заключению в том, что вся литературная деятельность так называемых украинофилов должна быть отнесена к прикрытому только благовидными формами посягательству на государственное единство и целость России. Центр этой преступной деятельности находится в настоящее время в Киеве. Стремление киевских украинофилов породить литературную рознь и, так сказать, обособиться от великорусской литературы, представляется опасным и потому еще, что совпадает с однородными стремлениями и деятельностью украинофилов в Галиции, постоянно толкующих о 15-миллионном южно-русском народе, как о чем то совершенно отдельном от великорусского племени. Такой взгляд рано или поздно бросит галицийских украинофилов, а затем и наших, в объятия поляков, не без основания усматривающих в стремлениях украинофилов движение в высшей степени полезное для их личных политических целей. ...В книгах, изданных нашими украинофилами для народа с дозволения цензуры, не замечается явного демократического направления, но это вовсе не доказывает, чтобы украинофилы были чужды разрушительных начал социализма .

Эксперты-великоросы переживают не только об украинском языке, но и о белорусском. Ни одного ни другого они не хотят допустить в целях политической целесообразности:

Допустить создание особой простонародной литературы на украинском наречии, значило бы положить прочное основание к развитию убеждения в возможности осуществить в будущем, хотя может быть и весьма отдаленном, отчужение Украины от России. Относясь снисходительно к развивающемуся ныне поползновению обособить украинское наречие путем возведения его в степень языка литературного, правительство не имело бы никакого основания не допустить такого же обособления и для наречия Белоруссов, составляющих столь же значительное племя, как и Малороссы. Украина, Малороссия и Западная Россия, населенная Белоруссами, силою исторических событий и естественного тяготения окраин к соплеменному им великорусскому центру, составляют одно неразрывное и единое с Россией великое политическое тело .

Реакция прессы и общественности на Эмский указ:

Весьма показательна реакция на Эмский указ галицийской прессы. Польская Газета Народова с удовольствием использовала ситуацию для пропаганды идеи польско-украинского союза против России.

Подчеркнув, что руський народ [...]никогда не растворится в монголизме , газета делала однозначный и желанный для себя вывод: Быть русином и быть в добрых отношениях с Москвой более невозможно . Тут же давались практические рекомендации: Кто может запретить заграничным русинам писать и печатать, обходя цензуру, или ввозить чисто руськие произведения из-за границы без разрешения правительства? Временно этот удар будет сильным для русинов но в конечном счете благотворным. [...] Сомневающиеся превратяться в фанатиков, слабаки станут способны творить чудеса. Как пожар, как шторм, национальные преследования вызывают чудодейственное самопожертвование. Дети станут героями, рассудительные мужи будут жаждать пальмы мученичества[...]Верным галицким русинам не нужно говорить, что им теперь нужно делать!

Позиция органа галицийских украинофилов Правды существенно отличалась от позиции польской газеты. В своей редакционной статье Правда сразу же называла Эмский указ российской Голуховщиной , напоминая тем самым об аналогичных мерах польской администрации Галиции во главе с Ю. Голуховским в конце 50-х начале 60-х гг. и демонстрируя откровенное нежелание бросаться в объятия поляков.

Теперь Галичина должна повести дальше великое и святое дело народного возрождения [...] Там, где решается вопрос жизни нашей народности, там наверняка не будет между галицкими русинами никаких партий, никаких противоречий .

При подготовке Эмского указа было предложение переселить всех украинских преподавателей в русскоязычную среду, а их заменить русскоговорящими.

Пункт о тотальном переселении преподавателей, как заведомо невыполнимый, был отредактирован в том смысле, что переводу подлежали только неблагонадежные (т.е. тех, кто не хочет отказаться от своего родного языка).

Особое внимание в Эмском указе уделили русификации крупнейших городов Украины:

Обратить серьезное внимание на личный состав преподавателей в учебных округах Харьковском, Киевском и Одесском, потребовав от попечителей сих округов именного списка преподавателей с отметкою о благонадежности каждого по отношению к украинофильским тенденциям, и отмеченных неблагонадежными или сомнительными перевести в великорусские губернии, заменив уроженцами этих последних.

Признавалось бы полезным принять за общее правило, чтобы в учебные заведения округов: Харьковского, Киевского и Одесского назначать преподавателей преимущественно великоруссов, а малоруссов распределить по учебным заведениям С.-Петербургского, Казанского и Оренбургского округов .

По своему обычаю неовеликороссы жалуюются, что Эмский указ исполнялся не особо тщательно.

А давайте представим на минуту, что издается Киевский Указ , где запрещается ввоз в Украину литературы на российском языке, запрещается издавать любые книги на русском (кроме исторических), запрещается преподавание на русском (а только во Львове есть несколько школ с русскими классами) и т.д.

Какой вопль мы услышим от великаросов? Хунта, бендеры , фашисты язык запрещают и ущемляют! Но когда российская власть так делала с украинским языком - они не видят в этом никакой проблемы, они говорят, что это никакое не ущемление и запреты, они это поддерживают.