Юноша с татуировкой дракона

15 августа, 12:58
"Святой великомученник" и объект сексуальных грез и мечтаний Натальи Поклонской - Николай II, он же "Кровавый" на самом деле был человеком из плоти и крови....

Мало кто знает, но в 1891 году 23-летний царевич Николай, вместе с двоюродным братом Георгом Греческим (вторым сыном короля Греции Георга I) посетил Японию. На фрегате «Память Азова» они зашли в Нагасаки.

Так как была страстная неделя, японцы, из уважения к православным традициям официальные визиты отложили. Этим не преминул воспользовался царевич Николай, который использовал это время для того чтобы побыть простым туристом: он инкогнито прогуливался по городу, заходил в сувенирные лавки, и естественно в тату салоны.

Его настолько впечатлило мастерство японской цветной татуировки, что на фрегат царевича пригласили двух специалистов.Которые и набили Николаю на его правую руку дракона с зелеными лапами, красным брюхом и желтыми рожками.

Японцы надо сказать от такого поведения царевича опешили. У них испортить тело татуировкой могли только люди из низшего сословия, воры и преступники. Но тем не менее, отказать они ему не смогли.

Интересно также, что во время визита Николая в городе Оцу, на него было совершено покушение. Дело было так:

Три принца – Николай, Георг и Арисугава в сопровождении свиты проезжали на рикшах по узеньким улочкам города. Как вдруг один из полицейских, стоящих в охране, бросился к коляске, где сидел Николай, и ударил цесаревича саблей по голове. К счастью, удар получился смазанным и царевич отделался легким испугом.

Об увлечении российского императора охотой уже столько написано, что добавлять как то уже и нечего. Другое дело женщины.

В жизни Николая было две главных женщины:

  1. Не способная отказать мужчинам в близости балерина Матильда Кшесинская
  2. Жена, Александра Федоровна, урожденная принцесса Алиса Гессен-Дармштадская

Роман с балериной Кшесинской был действительно полон страсти. Но с появлением необходимости связать себя с особой равной ему по статусу Николай отношения с Матильдой разорвал. Хотя и содержал ее после разрыва.

Казалось бы вроде бы не было больше у Николая женщин. Ан нет. Была в его жизни еще одна женщина. Об этом рассказывают Наталья и Владимир Евсевьевы - художники и исследователи из Петербурга:

"Одно время нам пришлось жить в Провансе в эмигрантской среде. Там нас познакомили с русскими «белыми», сбежавшими от революции за границу. Эти люди много поведали об обстановке в петербургском светском обществе начала XX века. В частности, они рассказали, что Анна Ахматова в 1910-е годы была тайной фавориткой Николая II. Поначалу мы не придали этому значения. Но потом обнаружили еще одно свидетельство – в воспоминаниях сверстника Ахматовой, художника Юрия Анненкова, которые вышли в Париже под названием «Повесть о пустяках». Вся литературная публика в те годы судачила о романе Николая II и Ахматовой".

Такая вот история...