За что возрождающейся Европе любить Россию?

3 декабря, 11:03
Россия тормоз в движениях народов к постепенному усовершенствованию нравственному и политическому.

В 1831 году Пушкин пафосно воспел подавление Польского восстания - стихи «Клеветникам России», которые по сей день патриоты-имперцы твердят как мантру варварской «гордости» и шовинизма. Это известно, гораздо менее известно другое: Александра Сергеевича резко раскритиковал его друг, поэт Петр Вяземский. Читайте: абсолютно злободневное звучание! Такое впечатление, что Вяземский бичует современных ватников:

«Курам на смех быть вне себя от изумления, видя, что льву удалось, наконец, наложить лапу на мышь. В поляках было геройство отбиваться от нас так долго, но мы ДОЛЖНЫ были окончательно перемочь их: следовательно, нравственная победа все на их стороне… Пушкин в стихах “Клеветникам России” кажет европейцам шиш из кармана. Он знает, что они не прочтут стихов его, следовательно, и отвечать не будут на “вопросы”, на которые отвечать было бы очень легко, даже самому Пушкину. За что возрождающейся Европе любить нас? Вносим ли мы хоть грош в казну общего просвещения? Мы тормоз в движениях народов к постепенному усовершенствованию нравственному и политическому. Мы вне возрождающейся Европы, а между тем тяготеем на ней. “Народные витии”, если удалось бы им как-нибудь проведать о стихах Пушкина и о возвышенности таланта его, могли бы отвечать ему коротко и ясно: мы ненавидим или, лучше сказать, презираем вас, потому что в России поэту, как вы, не стыдно писать и печатать стихи подобные вашим. Мне так уж надоели эти географические фанфаронады наши: “От Перми до Тавриды” и проч. (Таврида, между прочим, это Крым - А.Ш.) Что же тут хорошего, чем радоваться и чем хвастаться, что мы лежим в растяжку, что у нас от мысли до мысли пять тысяч верст, что физическая Россия - Федора, а нравственная - дура… (Вяземский имеет в виду пословицу «Велика ФедОра, да дура» - А.Ш.) Пушкинское “Вы грозны на словах, попробуйте на деле” это похоже на Яшку, который горланит на мирской сходке: да что вы, да сунься-ка, да где вам, да мы-то! Неужли Пушкин не убедился, что нам с Европою воевать была бы смерть. Зачем же говорить нелепости и еще против совести и более всего без пользы?.. В "Бородинской годовщине" опять те же мысли, или то же безмыслие. Никогда “народные витии” не говорили и не думали, что 4 миллиона поляков могут пересилить, а видели, что эта борьба обнаружила немощи “больного, измученного колосса”. Вот и все: в этом весь вопрос. Все прочее физическое событие. Охота вам быть на коленях пред кулаком… Смешно, когда Пушкин хвастается, что “мы не сожжем Варшавы их”. И вестимо, потому что после нам пришлось же бы застроить ее. Вы так уже сбились в своем патриотическом восторге, что не знаете на чем решиться: то у вас Варшава - неприятельский город, то наш посад».