PromoPromo

Зачем Гитлер напал на СССР?

22 июня 2015, 03:37
Расшифровка тайной записи беседы с Маннергеймом

Расшифровка тайной записи беседы с Маннергеймом

Гитлер : Всё это было неизбежно, как видите. У меня был разговор с Молотовым. В то время, и это было абсолютно понятно, Молотов прибыл с решением начать войну, а я уклонился от решения начать войну, и уклонился с пониманием того, что предотвратить её невозможно. Его требования были ясно направлены на то, чтобы в конце концов править Европой. (здесь практически шёпотом) Тогда я ему не публично ... (неясно).

Уже к осени 1940 года мы постоянно сталкивались с вопросом: должны ли мы рассмотреть разрыв отношений [с СССР]? В то время я посоветовал финскому правительству затягивать переговоры, чтобы выиграть время потому, что я всегда боялся, что Россия нападёт на Румынию внезапно в конце осени, и займёт нефтяные поля. А мы не были готовы в конце осени 1940 года. Если бы Россия действительно захватила румынские нефтяные поля, то Германия была бы потеряна. На это потребовалось бы всего 60 русских дивизий.

В Румынии у нас, разумеется, в то время не было никаких значительных сил. Правительство Румынии обратилось к нам совсем недавно, и то что мы там сделали, было смешно. Мы только заняли нефтяные поля. Конечно, с нашим вооружением мы могли бы начать войну в сентябре или октябре, но об этом не могло быть и речи. Естественно, переброска на восток была не в такой стадии. Конечно, первые подразделения пришлось бы расконцентрировать на западе. Во-первых, мы должны были позаботиться о вооружениях. У нас было много потерь во время нашей кампании на Западе. Конечно, невозможно было атаковать до весны 1941. И если бы русские в то время - осенью 1940 г. - заняли Румынию и взяли нефтяные скважины, тогда мы были бы беспомощными в 1941 году .

Другой голос: без нефти ...

Гитлер (перебивает): У нас огромное немецкое производство, но нужды военно-воздушных сил, наши танковые дивизий они действительно большие. Этот уровень потребления превосходит всяческое воображение. И без добавления от четырёх до пяти миллионов тонн румынской нефти, мы не смогли бы воевать, и это было моим самым большим беспокойством. Поэтому я стремился, продлить время переговоров , пока бы мы не стали достаточно сильны, чтобы противостоять вымогательским требованиям [Москвы]. Потому, что это были просто неприкрытые вымогательские требования. Они были вымогательскими. Русские знали, что мы связаны на западе. Они действительно могли вымогать у нас всё, что угодно. Только тогда, когда Молотов посетил нас, я сказал откровенно, что требования, их многочисленные требования, неприемлемы для нас. На этом все переговоры резко оборвались в то же утро .

Были четыре темы. Одна тема касалась Финляндии. Независимость от финской угрозы, сказал он. [Я сказал] Вы хотите сказать мне, что Финляндии угрожает вам!? Но он сказал: Те, кто в Финляндии принимают меры против друзей Советского Союза, они [действуют] против [нашего] общества, против нас; они будут постоянно преследовать нас, великую державу. Мы не можем позволить себе угрозу со стороны ничтожной страны.

Я сказал: Ваше, существование под угрозой со стороны Финляндии?! Вы это хотите мне сказать?!

Маннергейм (перебивает): Смешно!

Гитлер: ... что ваше существование находится под угрозой со стороны Финляндии? Ну [она] моральная угроза в адрес великой державы. Тогда я сказал ему, что мы не принимаем дальнейшую войну в Балтийском регионе в качестве пассивных зрителей. В ответ он спросил, как мы рассматриваем нашу позицию в Румынии. Мы дали им гарантии. [Он хотел знать] Была ли эта гарантия направлена и против России тоже? И тогда я сказал ему: Я не думаю, что она направлена против вас, потому что я не думаю, что вы имеете намерение атаковать Румынию. Вы всегда заявляли, что Бессарабия является вашей, но вы никогда не заявляли, что хотите напасть на Румынию!