Зачем убили Мартина Шмида или «чешское бархатное»

16 ноября 1989 года в Чехословакии началась эта самая «Бархатная революция», которая считается чуть ли не эталоном того, как должна происходить смена власти и раздел государства. Она сильно отличалась от событий «Пражской весны». И начало этой революции, что-то очень сильно напоминает.

16 ноября 1989 года в Чехословакии началась эта самая «Бархатная революция», которая считается чуть ли не эталоном того, как должна происходить смена власти и раздел государства. Она сильно отличалась от событий «Пражской весны». И начало этой революции, что-то очень сильно напоминает.

Итак, 16 ноября в Братиславе вечером собрались студенты в количестве 300 человек, чтобы протестовать против закона о высшем образовании. Поговорили и разошлись. Настоящая движуха началась на следующий день в Праге. И тут уже есть пища для конспирологов различного толка.

Дело в том, что инициатором выступления студентов стал «Независимый Студенческий Союз», возглавлял который Милан Ружичка (а на самом деле внедренный в диссидентские круги старший референт 2-го отделения II отдела УГБ УКНБ по Праге и Средне-Чешскому краю поручик Людвик Зифчак – по поводу внедрения имеется целая отдельная история). Он, т.е. Зифчак-Ружичка, и повел студентов на Народную улицу, куда заранее были стянуты спецназовцы, которые и начали разгон демонстрации.

Провокатор Зифчак-Ружичка на милицейской хронике

Хотя так вообще никто демонстрации не разгоняет: полицейские взяли тогда демонстрантов в сплошное кольцо и принялись беспощадно избивать. Это массовое избиение продолжалось только 15 минут – но полицейские успели за это время измолотить дубинками около 600 студентов и случайных прохожих.

Из них около сотни человек было ранено и позднее доставлены в больницы: переломанные руки, ноги и ребра, сотрясения мозга – и т.д., и т.п. Хотя все пострадавшие выжили, но некоторые долго потом лечились – и так и остались инвалидами… Особенно зверствовали тогда несколько десятков спецназовцев и десяток приставленных к ним сотрудников госбезопасности.

Ну и чтобы вызвать еще большее народное возмущение всем этим кошмарным «избиением младенцев» - поручик Зифчик тогда заодно, по заранее утвержденному сценарию, еще и разыграл роль якобы убитого “студента Мартина Шмида”.

Это имя «жертвы» было выбрано заранее: в одном из пражских вузов учились два студента с одинаковыми именем и фамилией – поэтому чекисты надеялись, что первое время будет путаница, кто из них жив, а кто «пал жертвой полицейского произвола»… После этого всё заверте…

Другими словами, «бархатная революция» началась с гапоновщины чистой воды. И это не домыслы, т.к. После победы Людвику Зифчаку пришлось давать показания перед парламентской следственной комиссией. И он там все очень подробно рассказал… Потом Зифчак попал под суд за все эти свои подвиги – и судили его, кстати, именно как провокатора: за то, что он спровоцировал массовое неподчинение закону и т.д.

Этот процесс тянулся пять лет – и в мае 1994 года Людвика Зифчака наконец, приговорили к тюремному заключению на полтора года. Он отсидел половину этого срока и был освобожден «по состоянию здоровья».

Наши дни: Зифчак, он же Ружичка, он же Шмид, он же Элла Кацнельбоген

У нас и до последнего Майдана были выступления студентов, одним из самых удачных из которых стало одно из самых первых – «Гранитная революция». Естественно, что студенческая среда была насквозь пронизана агентами и информаторами всегда и утверждать, что несколько тысяч студентов «переиграли» власти было бы наивно. Но отказавшись от «кровавого варианта» тогда, коммунисты во главе с Кравчуком выписали себе индульгенцию на будущее.

А теперь вернемся к нашим дням и подумаем, кто у нас стал этим Гапоном.

Как говорил бравый солдат Швейк: «Nazdar!»