Загадки Суэцкого кризиса - 60 лет спустя

2 ноября, 16:28
Поводом стало решение египетского президента Гамаля Абдель Насера от 26 июля 1956 года национализировать принадлежавший британским и французским акционерам Суэцкий канал.

60 лет назад разразился Суэцкий кризис. Поводом стало решение египетского президента Гамаля Абдель Насера от 26 июля 1956 года национализировать принадлежавший британским и французским акционерам Суэцкий канал.

На стороне Лондона и Парижа выступил Израиль. В СССР те события официально именовались «тройственной агрессией против Египта».

29 октября 1956 года израильская армия атаковала египетские войска на Синае.

31 октября в дело вступили авиация и флоты Британии и Франции, а 5 ноября англо-французский десант взял под контроль Порт-Саид и большую часть канала.

Уже на следующий день вступило в силу соглашение о перемирии, и 15 ноября в зону конфликта прибыли ооновские миротворцы.

Британия и Франция полностью отвели свои войска в декабре 56-го, Израиль в марте 1957 года.

Канал остался за Египтом под обязательство не препятствовать международному судоходству.

О давних событиях и их отзвуках поговорим с эксперт по Ближнему Востоку Андрей Остальский.

Зачем Насер национализировал канал? Ровно за два года до кризиса он заключил договор, согласно которому тот оставался у прежних хозяев в обмен на вывод британских войск из Египта, и его вроде бы все устраивало?

А почему Владимир Путин решил аннексировать Крым и поддержать восточно-украинских сепаратистов? Это было вызвано, прежде всего, внутриполитическими соображениями. Абсолютно то же самое можно сказать о Насере.

Маленькая деталь, не решающая, но показательная и символичная. В 54-м году осенью на Насера было совершено покушение. Насер чувствовал, что общество начинает в нем немножко разочаровываться. Появились мнения, в том числе, в прессе, что он недостаточный патриот, что он, подписав соглашение, продал суверенитет в том, что касается канала.

Британия была крайне непопулярна в Египте. Ненависть, уже почти зоологическая, иррациональная, очень широко распространилась в самых разных социальных слоях.

Насеру хотелось слыть главным арабским патриотом, доказать, что он отвечает народным чаяниям. И его внутренним устремлениям это наверняка отвечало тоже. И когда он видел, что его начинают обвинять в недостатке патриотизма, это, конечно, его подхлестывало.

В районе Суэцкого канала все время происходили всякие стычки. Египетская полиция была готова чуть ли не самостоятельно воевать и силой захватывать объекты. В этих условиях Насер решил, что надо инициативу перехватить, исходя из внутриполитической логики, и также межарабской логики.

Помимо всего прочего, он очень хотел стать новым Саладином, лидером арабско-мусульманского мира, это была мечта его жизни. Этого было не достичь, не предприняв каких-то решительных шагов, а самым эффектным и красивым жестом, какой он мог себе представить, была национализация Суэцкого канала.

Есть версия, что Запад отказал Насеру в кредитах на строительство Асуанской ГЭС, вот он и решил воспользоваться доходами от эксплуатации канала.

Версия правильная, но я все-таки вижу в этом предлог, а не причину. Причина более глубокая. Не случилось бы проблемы с финансированием плотины, нашлось бы еще что-нибудь. Однако Насера, несомненно, разозлило, что он не может начать свой великий проект, и это ускорило и подтолкнуло события.

Война продолжалась недолго, но соотношение потерь - 221 погибший и без вести пропавший, 817 раненых, один пленный со стороны коалиции и соответственно 650, 4900 и 6185 человек со стороны Египта - однозначно указывает, кто побеждал, а кто терпел поражение. Израильтяне потеряли около ста единиц бронетехники, а египтяне 460, и, кроме того, два боевых корабля. Англо-французская авиация полностью господствовала в воздухе.

Надо полагать, если бы не внешнее вмешательство, союзники разгромили бы Египет наголову.

Как вы полагаете, он был реально слабее, или дело в отсутствии организации и умения воевать?

И то, и другое. Египет был изначально слабее, хотя и начал к тому времени получать оружие от СССР и Чехословакии. Не было достаточного количества подготовленных военных кадров. Британцы, французы и израильтяне, действуя заодно, имели абсолютное преимущество.

Здесь нельзя не упомянуть Севрский протокол [секретное англо-франко-израильское соглашение о военных действиях против Египта от 22 октября 1956 года].

С позиций сегодняшнего дня, это невероятно циничный документ. Счастье, что человечество за 60 лет ушло от такого.

Три державы хладнокровно и с полным осознанием того, что делают, договорились об абсолютно лживом прикрытии вторжения. Это вам не Ирак, где Буш с Блэром искренне верили, что у Саддама Хусейна было ОМП.

Напомню, что в соответствии с секретным протоколом Израиль должен был первым начать боевые действия, якобы исключительно ради пресечения нападений базировавшихся на Синае вооруженных федаинов, а Британия и Франция вмешаются как нейтральная непредвзятая сила, чтобы остановить конфликт и обеспечить безопасность Суэцкого канала. На самом деле, три державы изначально скоординировали свои действия и ставили цель свержения Насера и смены режима в стране.

Почему Израиль с готовностью взялся пособлять Лондону и Парижу в борьбе за Суэцкий канал, с учетом сложной истории его отношений с Британией, которая в 1940-х годах не имела большого желания отдавать под новое государство свою подмандатную территорию и чинила препятствия еврейской репатриации в Палестину?

Тогда уместно поговорить о позициях и интересах всех участников драмы. Начнем с Израиля.

Насер видел своей стратегической задачей возглавить то, что он называл арабским национальным движением, важнейшая цель и смысл которого заключались в уничтожении Израиля как «искусственного очага, созданного западными империалистами».

Израиль знал об этом. Израильская разведка располагала документами, из которых явствовало, что такая задача четко поставлена перед египетскими вооруженными силами, и Египет просто ждет момента, когда его армия станет достаточно сильной, чтобы возглавить общеарабское нападение и стереть Израиль с лица земли.

Мало того: между строк, официально это не констатировалось, но фактически из документов вытекало, что готовилось и массовое физическое уничтожение населения Израиля. Нависала угроза чуть ли не нового Холокоста.

Конечно, Израиль никак не мог спокойно сидеть и ждать, когда что-то подобное произойдет. Созрело намерение нанести превентивный удар. Можно спорить, правы ли были израильские лидеры, но с их точки зрения это был вопрос жизни и смерти в самом прямом смысле.

Израиль искал возможность это сделать, и решил воспользоваться ситуацией, договориться с англичанами и французами. А старые недоразумения были отброшены в прагматических целях.

Для французов, помимо заинтересованности в Суэцком канале, имелся еще один, пожалуй, более важный фактор. Египет выступал главным спонсором алжирских партизан. В Алжире шла война, а Париж еще не готов был признать свое поражение и уйти из Алжира. Для Франции это являлось главной национальной проблемой, и идея ослабить Египет, а может, и вообще от Насера избавиться, казалась французскому правительству очень привлекательной.

С британцами все понятно. Суэцкий канал - важнейшая торговая артерия и путь поставок ближневосточной нефти в Европу, контроль над ним - это имперская роль и престиж. Военно-политическое поражение привело к краху не только правительства Энтони Идена, но и всей стратегии по сохранению Британской империи, пусть в ослабленном виде после ухода Индии.

То, что случилось вокруг Суэца, стало поворотным моментом в мировой истории, и в истории Британии в первую очередь. Именно в 56-м году вопрос о ликвидации империи был безоговорочно решен.

С Советским Союзом тоже понятно. Все, что в пику Западу, хорошо, антиимпериалистическое и антиколониальное движение XX съезд КПСС только что провозгласил третьей революционной силой современности. А вот, правда, что Хрущев грозил Британии и Франции ядерной войной, или это легенда?

Насколько мне известно, правда. Хрущев, по крайней мере, делал вид, что серьезно об этом размышляет. Хотя речь шла не о бомбардировке Лондона и Парижа, а об использовании тактического ядерного оружия в зоне боевых действий, если иначе невозможно будет спасти Египет и встанет вопрос о его оккупации и смене режима.

Конечно, ограниченный ядерный конфликт легко мог перерасти в полномасштабную мировую войну.

Был ли это блеф? Пошел бы Хрущев до конца? Не знаю. Я все-таки склонен предполагать, что это по большей части был блеф. Но то, что он сошел Хрущеву с рук, мало того, он остался в абсолютной уверенности, что сыграл ключевую роль в остановке того, что называл тройственной агрессией, очень ободрило его.

Он решил, что ему может сойти с рук все, что Запад боится советских атомных бомб. Высказывалась мысль, хотя доказать это невозможно, что в Венгрии Хрущев действовал бы куда осторожнее, не будь у него, как он считал, триумфального опыта разрешения Суэцкого кризиса с помощью угроз.

При Сталине, проводившем внутри страны политику антисемитизма, межгосударственные советско-израильские отношения были неплохими, а при более либеральном Хрущеве начали портиться. Чем объяснить этот парадокс?

Сталин, поощряя создание Израиля и первым в мире признав его, рассчитывал повернуть еврейское государство в социалистическом направлении, надеялся, что это будет сателлит СССР на Ближнем Востоке. Туда направлялись люди и оружие, правда, не советское, а чехословацкое, среди репатриантов из Восточной Европы много было агентуры. В раннем сионизме преобладало левое направление.

Израилю во враждебном окружении, только и мечтавшем его уничтожить, надо было опереться на одну из двух сверхдержав. Но Москва показала своими действиями в Восточной Европе, что не довольствуется союзническими отношениями, а добивается полного контроля и установления своей системы. Исторический выбор в пользу США оказался неизбежным, говорить о выборе тут можно лишь относительно.

Так что дело не в личностях Сталина и Хрущева, просто по времени так совпало.

Самая большая загадка в этой истории - позиция Вашингтона. Почему Дуайт Эйзенхауэр не проявил западной солидарности, а фактически встал на сторону СССР и Египта, выкрутил руки союзникам по НАТО, а Израилю даже сулил санкции?

В опубликованных документах ЦРУ по отношению к Насеру употреблялось слово «asset», что может быть переведено как «ценное достояние», «позитивный фактор» или «дружественная сила». Это одна из самых больших ошибок ЦРУ за всю его историю.

Они уверились сами и убедили Эйзенхауэра, что в условиях начинавшегося советского военно-политического и идеологического наступления на Ближнем Востоке одного Израиля в качестве опорной точки мало (в чем были правы) и что именно Насер может стать главным союзником среди арабов (тут они полностью ошиблись).

Более того: ЦРУ и госдеп часто спорят, преподнося Белому дому альтернативные оценки, а тут и посол США в Египте тоже чрезвычайно расположился к Насеру.

Насер, разумеется, старался поддерживать эти настроения, изображал симпатию, играл в дружбу, хотя ни на секунду не собирался становиться проамериканским лидером. Он великолепно сумел американцев использовать. Блестящая разводка, как сейчас бы сказали.

Возможно, сыграло свою роль и общее негативное отношение американцев к старому европейскому колониализму, проявлявшееся еще до Второй мировой войны?

В общем виде, конечно. Но это накладывалось на прагматическую задачу поиска союзников в арабском мире, в принципе верную. Ошибка была в том, что поверили Насеру и позволили собой манипулировать. Сегодня трудно представить, как можно было так просчитаться.

Хотя я, конечно, не утверждаю, что США следовало вмешиваться на противоположной стороне. Слава Богу, этот кризис завершился достаточно быстро, а мог кончиться гораздо хуже.

Слышны ли его отголоски и теперь, или он всецело принадлежит прошлому?

Заставив своих союзников отступить и испортив на некоторое время с ними отношения, американцы во многом спасли режим Насера, но это оказалась абсолютно напрасная жертва. Никто добрым словом в связи с Суэцким кризисом Америку в арабском мире не вспоминает, никаких очков они не набрали. Антиамериканизм бушует в том же Египте и в других арабских странах.

И, конечно, Севрский протокол, практически забытый в остальном мире, вспоминают очень часто: вот он какой вероломный, Запад, враг арабов навсегда! Эта историческая память подпитывает антиамериканские настроения, хотя США не имели к Севрскому договору никакого отношения, и всю современную джихадистскую идеологию.