PromoPromo

Как воевать со Славянами и Антами?

23 июля 2015, 03:16
Одним из таких интереснейших трактатов византийцев является книга, дошедшая до нас под именем «Стратегика Маврикия»

Изучать историю славян, а уж тем более делать выводы касательно реальности тех или иных утверждений сегодня крайне сложно, прежде всего, по причине отсутствия письменных источников славянских авторов.

Были они или нет сказать сложно, церковная цензура, мракобесие уничтожили даже память о том, могли они быть или нет.

Сказания стерты, летописи сожжены. Именно поэтому приходится собирать картину мира того времени по крупицам, например: обращаясь к трудам византийских авторов.

Одним из таких интереснейших трактатов византийцев является книга, дошедшая до нас под именем Стратегика Маврикия (Flavius Mauricius Tiberius Augustus. Strategicon ( ά ί έ ύ . ό )).

Я не буду приводить все содержание книги, приведу лишь наиболее интересующий нас отрывок описывающий жизнь славян в 6 веке, и постараюсь прокомментировать наиболее примечательные его моменты:

Маврикий. Тактика и стратегия. Как воевать со Славянами, Антами и подобными им народами.

Племена Славян и Антов ведут одинаковый образ жизни, у них одни нравы:

  • любят свободу и не склонны ни к рабству, ни к повиновению
  • храбры, в особенности в своей земле
  • выносливы легко переносят холод и жару, недостаток в одежде и в пище

К чужестранцам славяне благосклонны, усердно заботятся о них и провожают их из одного места в другое, куда пожелают, здравыми и невредимыми.

Так что если бы чужестранцу был причинен вред в хижине того, кто должен был о нем заботиться, то на него нападает сосед, вполне уверенный в том, что мстя за иностранца, совершает благочестивое дело.

Взятые в плен у них не обращаются навсегда в рабство, как у других народов!

Они состоят в неволе только на определенный срок, а затем им предлагается на выбор: или, заплатив выкуп, вернуться на родину, или оставаться у них свободными в качестве друзей.

У них многочисленные стада скота и много произведений земли, в особенности пшена и проса, которые складываются в кучи (скирды).

Женщины их целомудренны и очень любят своих мужей, так что в случае смерти последних, они ищут себе утешения в собственной смерти и добровольно убивают сами себя, не будучи в силах переносить одиночества.

Селятся славяне в лесах или около рек, болот и озер вообще в местах труднодоступных .

Примечание редактора:

Крепостей и городов тогда не было, поэтому для поселения выбирали места ландшафт которых становился естественной защитой.

Поэтому да селятся славяне в местах, трудно доступных, для подступа армии, для маневра; местах, где их бы было сложно неожиданно атаковать; местах, откуда бы их бы было невозможно выбить!

В своих жилищах устраивают много выходов на всякий случай.

Все необходимое прячут в землю и скрывая все лишнее, живут как воры .

Примечание редактора:

Сравнение с ворами - необычная трактовка, не просто режущая ухо, но и даже, наверное, обидная.

На самом деле она показывает узкость взгляда городского жителя Византийской Империи, его непонимание политической ситуации.

Византийцы, жители городов тогда уже не знали (или еще), что такое набеги тюркских народов (хазар, половцев, печенегов), которые нападали неожиданно и если не забирали все, то просто уничтожали поселение!

Чтобы предотвратить потерю имущества, и не денег и драгоценностей, а прежде всего орудий труда, а в то время именно орудия труда для славян были самой большой ценностью, они их прятали, закапывая в землю.

Место по понятным причинам выбирали тайное, чтобы тем самым предотвратить не воровство (не умели тогда красть, не знали как это и зачем), чтобы налетчики не смогли найти ценности и отобрать их.

О том насколько верно было решение свидетельствует тот факт что и сейчас мы часто находим клады в которых хранятся инвентарь и орудия труда, хозяева которых не смогли отрыть их в силу понятных причин, скорее всего они погибли, обороняя поселение.

Сражаться с неприятелем любят в местах труднодоступных, теснинах и вообще в закрытых .

Делают частые набеги и нечаянные нападения днем и ночью, употребляют много хитростей различного рода и вообще как бы дразнят неприятеля .

Примечание редактора:

Стратегия определенно оборонительная. Автор прямо намекает на то что славяне первыми не нападали, но в том случае если конфликт переходил в стадию военного использовали стратегические и тактические приемы позволяющие, максимально эффективно использовать ландшафт местности и они действительно выводили неприятеля из себя дабы моральный дух и слаженность действий его армии падала.

Они особенно способны переправляться через реки. Потому что они дольше и лучше, чем остальные люди умеют держаться на воде и часто некоторые из них, испуганные нечаянным вторжением в их владения, ложатся на дно реки навзничь и дышат, держа во рту длинные, нарочно для этого просверленные внутри камыши, концы которых выходят на поверхность воды; и это могут выдерживать долгое время, так что совершенно нельзя догадаться об их присутствии. И не знающие этого при виде качающихся камышей, думают, что они растут в воде. А знающие если различать по положению камыша или по виду, что он не настоящий, то могут или им же проткнуть им рты или вырвать, чем и заставить вынырнуть из воды, так как без камыша они не могут долго оставаться в ней .

Примечание редактора:

Эту воинскую хитрость очень часто впоследствии использовали казаки, вызывая своей воинской хитростью и смекалкой немало негодования у турков, татар да московитов.

Каждый из них вооружен двумя дротиками, а также прочными, но труднопереносимыми с места на место щитами.

Кроме того они употребляют деревянные луки и стрелы, напоенные очень сильно действующим ядом, если раненный ими не примет противоядия, или не обрежет сейчас же место кругом раны, чтобы яд не распространялся далее по всему телу, или не употребит других средств, известных опытным врачам .

В начальники никого не выбирают и вечно в ссоре между собой .

Примечание редактора:

Есть такое дело, и эта традиция чтится у славян и сейчас. К сожалению.

Возможно именно недоверие к представителям своего рода, не желание признавать его величие, и привело к тому, что славяне призвали для правления варягов. И вовсе не потому что они родовитее , а для того чтобы соплеменникам не было обидно от того что выбрали не его.

Строя не знают, не стараются сражаться вместе или выходить на ровную и открытую местность, а если случайно и отважатся идти в бой, то наступают вместе медленно, издавая крик и если неприятель отзовется на него, то живо повертывают назад, а если нет, то прямо обращаются в бегство, не стараясь вовсе дружно померяться с неприятелем .

Впрочем, они стараются занимать леса, очень усиливающие их, так как прекрасно умеют сражаться в закрытых местах .

Примечание редактора:

Автор все правильно подметил. Славяне не воевали армиями. В лучшем случае, они могли выставить против противника несколько родов, и все равно, соотношение сил явно было не в их пользу, именно поэтому им приходилось использовать все подручные средства для защиты своей земли!

Автор хочет честного боя не принимая факт того что численное преимущество на его стороне ставит честность этого мероприятия под сомнение.

Нередко они бросают добычу, как бы от страха и уходят в леса, а затем, внезапно бросаясь оттуда, наносят большой урон тем, кто подойдет к добыче. Они стараются делать это различным образом, выставляя, например: съестные припасы, на которые и ловится неприятель .

Совершенно вероломны и нелегко соглашаются на мирные договоры, так что их покорить можно более страхом (силой), нежели подарками .

Примечание редактора:

Удивление автора можно понять, видя свое численное превосходство и мощь арми, он не может осознать, почему славяне не хотят признавать их превосходство и даже перед лицом неизбежной гибели готовы идти до конца за свою независимость.

Так что вероломство славян, не желающих подписывать мирные договора дарящие им рабство, можно понять.

Так как между ними царят различные мнения, то они или не соглашаются между собой, или же если которые и согласятся, то другие делают им наперекор, потому что они все различного мнения друг о друге и никто из них не хочет послушаться другого .

В боях с ними выгодны: стрельба из луков, нечаянные нападения, засады, устраиваемые в разных местах, пешие строи, в особенности легковооруженная пехота и местность открытая, годная для маневрирования. Таким образом (для действия против них) надо войско составлять из конницы и пехоты, причем большая часть последней должна быть легко вооружена, запастись дротиками и стрелами, да не только одними стрелами, а вообще всякого рода метательным оружием .

Также необходимо наготовить мостов, в особенности плавучих, для беспрепятственной переправы через реки, потому что в их владениях они по большей части не переходимы вброд; причем, по обычаю Скифов, одна часть войска должна наводить мосты, а другая сражаться .

Также надо иметь с собой меха из воловьих или козьих шкур, для устройства из них паромов, чтобы воины могли ими воспользоваться при внезапных набегах, а также при переправах летом ввиду неприятеля .

Все-таки вторгаться в их земли лучше зимой, когда они не могут хорошо укрыться за обнаженными от листьев деревьями, когда снег затрудняет их бег, дома их плохие, сами они почти голые, да кроме того, и войску легче переходить через замерзшие реки .

Примечание редактора:

То о чем я и говорил! Автор все время описывает рекомендации по порабощению славян, оккупации их территории! И ему очень обидно, что славяне бьются до последнего, не подписывают мирных договоров, и крайне умело используют ландшафт для стратегического маневрирования при битвах с ясно превосходящими силами противника!

Большую часть обозов и лишнюю домашнюю утварь надо оставить в скрытном и укрепленном месте с малым прикрытием. В укрытых местах надо расставить скороходов.

Некоторую часть конницы, под начальством опытного мужа, надо оставить на границе для наблюдения, чтобы перешедшее войско при внезапном нападении неприятеля не было разделено на части, а также для того, чтобы в случае распространения слуха, что неприятель собирается напасть в другом месте, этот начальник отряда, радея об интересах всего войска, не дал бы им времени сосредоточиться и увеличить опасность для армии .

Этот отряд не должен становиться к Дунаю, чтобы неприятель, заметив его малочисленность, не пренебрег бы им, но, пока не придет время следовать за перешедшим войском, выжидать, держась от него и не слишком близко и не слишком далеко и отстоять от Дуная в одном переходе.

Как только войско переправится, сейчас же надо утвердиться в неприятельской земле, переходы делать по местности ровной и открытой, выслав немедленно вперед отборный отряд под начальством опытного начальника, причем соблюдать тишину, чтобы лучше разведать, где неприятель .

Насколько возможно стараться о том, чтобы войско без предварительной разведки не вступало в местность неудобную и летом труднопроходимую, особенности если пехота и конница (передовые) не успеют разогнать неприятеля и он сосредоточен.

Если надо проложить путь через затруднительное для движения дефиле, то, как уже об этом сказано, следует или расширить и сравнять его, или оставить для прикрытия его достаточно сильный отряд вплоть до своего возвращения, чтобы неприятель внезапно не прорвался бы, или, заняв тихонько проход, не напал бы на наше войско, да вдобавок еще обремененное добычей .

Примечание редактора:

Обремененное добычей - можете представить себе о каких мирных договорах писал ранее автор, о каких ворах сетовал он, не найдя в разрушенных деревнях сокровищ убитого им народа поселения.

Теперь его негодование становится понятным вдвойне! Славяне точно воры - так как они не оставили все свои ценности на видных местах в своих жилищах, а спрятали их в лесах, чтобы оккупантам нечем было поделиться!

По негодованию автора можно понять, что воры они потому что, как он думает, тем самым они украли его военную добычу, лишили возможности его солдат заняться мародерством, а мародерство в то время было частью платы солдату за участие в войне.

Но при расположении лагерем надо, насколько возможно, избегать местности затруднительной и не располагаться вблизи нее. Потому что при такой обстановке неприятелю легко сделать нечаянное нападение и захватить животных (обоз).

Пехоту же надо ставить в порядке в лагере укрепленном рвом, а кавалерию отдельно.

Когда лошадей выгоняют на пастбища, то сторожевое охранение надо выставлять во все стороны на дальнее расстояние. Если лошадей нельзя выгонять на пастбища, то их надо днем и ночью держать внутри лагеря .

При предстоящей битве не надо строить слишком широких боевых порядков, не стараться ударить на неприятеля только с фронта, но также на остальные части его боевого пор.

Если же неприятель занимает укрепленные пункты, охраняет свой тыл и нелегко позволит обойти себя или ударить себе во фланг или в тыл, то необходимо, чтобы в этом случае одни устроили засаду, а остальные ввиду неприятеля обратились бы в притворное бегство, чтобы он, соблазнившись надеждой на преследование, вышел из своих укреплений, а тогда и ударить на него, причем бывшие в засаде должны отрезать ему путь отступления .

Так как у них много князей и они между собой не согласны, то выгодно некоторых из них привлечь на свою сторону, или посредством обещаний или богатыми подарками, в особенности тех, которые по соседству с нами и имеют сношения с другими, чтобы не соединились все вместе и не поступили под начальство одного .

Также надо хорошенько следить за перебежчиками-изгнанниками (из славян), которые вызываются быть проводниками.

Потому что есть и римляне, которые иногда забывают своих и делают добра больше неприятелю, чем своим. Если они оправдают доверие, то их следует щедро наградить, а если нет, то наказать .

Съестные припасы, могущие найтись в стране, не надо зря уничтожать, а лучше их отправить в свою землю на животных или на судах .

Так как реки их впадают в Дунай, то все это легко сплавить на судах .

Пехоту необходимо иметь не только в дефиле и укрепленных пунктах, но и в местах затруднительных для перехода (рвы, канавы, реки) чтобы, при появлении неприятеля, можно было быстро навести мосты .

Потому что легко перебросить через реку мост, если перед тем в ночное время потихоньку переправить на ту сторону небольшое число тяжеловооруженных (в подлиннике вооруженных щитами) и легкой пехоты, чтобы они, продвинувшись вперед и наскоро построившись в боевой порядок, прикрыли бы постройку моста .

В речных ущельях и в местах переправ крайне необходимо ставить надежные караулы. Потому что нечаянные нападения делаются (при переходе через реки) тогда, когда войско разделено и впереди идущие не могут помочь задним .

Когда же предпринимаются нечаянные нападения против неприятеля, то их надо производить в порядке и так, чтобы одни нападали с фронта, а другие же пехота или конница, скрытно пробравшись, ударяли бы в тыл, чтобы неприятель, если бы и захотел уклониться от боя и отступить, то попался бы в их руки .

Необходимо даже и в летнее время беспрестанно причинять неприятелю вред, опустошая его нивы .

Примечание редактора:

Тактика выжженной земли тактика агрессора, оккупанта, не желающего мира.

Необходимо как можно дольше задерживаться в стране, чтобы пленники из римлян воспрянули духом и отважились на бегство из плена. Потому что в это время леса одеты листвой и пленникам легче бежать .

Все прочее относительно похода, выступления, опустошения страны и всего, что может случиться при этом, объяснено в той книге, где мы говорим о походах в военное время. Все-таки здесь изложим это вкратце, насколько возможно .

Владения Славян и Антов расположены сейчас же по рекам и соприкасаются между собой, так что между ними нет резкой границы.

Вследствие того, что они покрыты лесами, или болотами или местами, поросшими камышом, то вообще часто бывает, что предпринимающие экспедиции против них, тотчас же на границе их владений принуждены остановиться, потому что все пространство перед ними непроходимо и покрыто дремучими лесами, в которых легко издали услышать идущих походом, так что нападающие скоро принуждены бывают отступить .

Так как юноши их очень искусно владеют оружием, и при удобном случае подкрадываются и внезапно нападают, то неприятель, предпринявший поход против них, не может особенно много вредить им .

Вследствие этого и по труднодоступности страны, их надо разорять частыми набегами .

При наступлении надо прежде всего построить банды или тагмы в таком порядке, чтобы они знали: которая пойдет впереди, которая за ней и так далее, в особенности при прохождении через дефиле: чтобы не перемешивались, а шли бы отдельно .

Если река (Дунай) будет перейдена и вторжение можно сделать двумя отрядами, по двум направлениям, то войско надо разделить на две части, из которых одну вполне готовую (снабженную всем необходимым) без обозов взять гипостратегу и идти с ней вперед на 5, 10 или 20 миль прямо через незнакомую местность, чтобы, выйдя из необитаемой местности на равнину, найти и захватить добычу, а затем двигаться на соединение с другой частью войска, которая со стратегом .

Стратег же с остальной частью должен вторгнуться с другого места и, собирая добычу, идти постепенно навстречу первому отряду, разоряя и грабя местность , лежащую между двумя отрядами, а под вечер сойтись вместе в заранее условленном пункте, где и стать лагерем .

Делать таким образом вторжение безопаснее: неприятель, избегнув одного, может нечаянно встретиться с другим, да кроме того не может соединиться .

Если для вторжений имеется только один годный путь, то и тогда надо разделить войско и одну из частей его наиболее готовую и сильную, без обозов, поручить гипостратегу, чтобы он наступал, находясь сам по обыкновению впереди со своей собственной бандой , имея при себе всех начальников тагм, и в первой неприятельской стране, куда придет, выделить одну или две банды, чтобы одна из них собирала добычу, а другая охраняла бы первую .

Не следует с самого начала выделять много банд, кроме тех случаев, когда область окажется обширной. Если стратег считает, что его помощнику не стоит нападать на могущего встретиться неприятеля в этих областях, а быстро продвигаться вперед, то и он сам должен также двигаться вперед в другие области, пока подставившиеся силы неприятельские не будут достаточны .

Как только гипостратег достигнет первых областей, то должен выделить и держать около себя до окончания набега 3 или 4 банды отборных воинов, чтобы составлять для своего отряда сильный резерв .

Когда гипостратег сделает все это, то стратег должен следовать за ним, и собирать отряды, выделенные для сбора добычи, направляясь к гипостратегу, который также по пути должен делать то же самое; там, где они оба встретятся, в тот же день стать лагерем .

По вышесказанной причине полосу для вторжения надо выбирать шириной не менее, как в 15 или 20 миль, чтобы и войска было достаточно для сбора добычи, и можно было бы в тот же день сойтись вместе и стать лагерем .

В подобного рода набегах отряды, вступая в бой, не должны брать с собой пленников, а всех встретившихся неприятелей убивать , идти вперед, не мешкать, не задерживаться в одном месте, особенно передним, и пользоваться случаем .

Примечание редактора:

Что можно добавить?

Маврикий, описывающий вначале действия византийцев, как действия организованной цивилизованой армии, в конце срывается, и его рекомендации напоминают действия тюрков-кочевников которые и так постоянно гастролировали в наших краях.

Отряды не должны брать пленников , всех встретившихся убивать , банды , добыча .

О какой именной части воинской доблести и чести говорит стратег?

О каком честном , открытом противостоянии может идти речь в борьбе с бандами, вторгшимися на территорию страны, не знавшей меча?