Беженцы, пропаганда и очередной «закат Европы»

16 января, 14:00
Как российская пропаганда использует проблему беженцев, что роднит события в Кельне и Грозном, кто и зачем пытается разрушить демократическую, толерантную Европу

Недавно, после долгого перерыва, пришлось пообщаться со старым московским знакомым. Оказалось, что он теперь типичный представитель путинского морального большинства : православный патриот, ненавистник растленного Запада и ксенофоб.

Знакомый стал расспрашивать меня о жизни в Германии, о том, чем она отличается от московской.

Я привел первый пришедший в голову пример:

Меня здесь ни разу не останавливала полиция для проверки документов .

Ну и что, в Москве тоже только чурок останавливают , - разочарованно констатировал знакомый.

Так я же сам чурка , - гордо заметил я, то ли из братской солидарности с представителями южных республик, то ли имея в виду собственное далеко не арийское происхождение.

Тогда зря тебя не останавливают , - мрачно пошутил мой собеседник.

Внутренние и внешние чурки

Многие россияне, как и этот мой знакомый, мирятся с диктатурой, всесилием силовиков, полицейщиной, поскольку убеждены, что все это защищает их от враждебных других : неких условных внутренних и внешних чурок .

В зависимости от ситуации главными чурками в сознании общества становятся представители различных иностранных государств, национальных и сексуальных меньшинств.

Сегодня в России идет мощная информационная накачка населения по поводу погибающих от нашествия мусульманских беженцев , то есть, для многочисленных российских ксенофобов тех же внешних чурок , европейских стран. Особенно она усилилась после действительно шокирующих событий в Кельне.

Безусловно проблема беженцев реальна.

Но окологосударственным российским СМИ она интересна прежде всего, как аргумент в проправительственной пропаганде.

Главный месседж, который они посылают гражданам, звучит примерно так:

Европейские демократии не в состоянии защитить население от враждебных других , а наш авторитарный жесткий режим - может. Так скажем ему за это спасибо и будем всячески поддерживать! .

Такая пропаганда очень эффективна.

Она хорошо ложится на ксенофобские стереотипы российского массового сознания.

Не случайно, что проблема нашествия беженцев становится для пропутинских СМИ главной европейской, в том числе и германской темой. Некоторые из них открыто поддерживают немецких крайне правых борцов с инокультурной миграцией, противостоящих наивной и прекраснодушной толерантности госпожи Меркель.

Ну а немецкие правые экстремисты отвечают взаимностью. Путин становится для них идеалом консервативного правителя.

В Кельне нельзя, а в Грозном можно?

Российская государственная идеологическая пропаганда, проникая за пределы страны, вливается в новую мировую правоконсервативную волну и придает ей другой масштаб.

Европейские ультраправые на фоне духовно близкой им путинской России кажутся серьезнее и внушительнее.

Крайне правые считают себя непримиримыми борцами с исламистами.

А на самом деле они - такой же реакционный проект, предусматривающий возврат к племенной и религиозной архаике. В России он уже во многом реализован, причем в обоих вариантах: национал-консервативном (Путин) и исламистском (Кадыров).

Задолго до насилия в Кельне, в российском Грозном начались систематические нападения на женщин, гуляющих с непокрытой головой в современной одежде. Прямо в центре города молодые люди оскорбляют их, хватают за одежду и руки.

Другие кадыровские исламисты ездят по Грозному в машинах с тонированными стеклами и обстреливают свободно одетых девушек из пейнтбольных ружей шариками с краской.

Однако основные российские СМИ насилия не замечают. Ведь это же не в каком-то гейевропейском Кельне происходит, а в вотчине путинского пехотинца Кадырова.

В знаменитом романе Карела Чапека Война с саламандрами главный саламандр предлагает сотрудничество руководителям разных стран:

Вы будете вместе с нами разрушать ваш мир .

Новые реакционные силы, включая и путинский истеблишмент, и европейских крайне правых, и исламистов пытаются навязать Европе возврат к клерикальной архаике, племенной изолированности, авторитаризму, репрессивной сексуальной и семейной морали.

Все они, даже враждуя друг с другом, одинакового стремятся переделать европейское общество по своему подобию, навязать ему свои правила, заставить европейцев помогать им разрушать космополитическую, свободомыслящую, демократическую, толерантную Европу XXI века.

Выстоим?