PromoPromo

Близкие к Кремлю бизнесмены пытаются решить проблему санкций с помощью наследников

26 октября 2015, 12:03
Сыновья не уходят в бой, а помогают увести бизнес из-под удара

Сыновья не уходят в бой, а помогают увести бизнес из-под удара. В одном из самых влиятельных российских семейств случилась досрочная передача активов по наследству.

Доли в Мостотресте и ряд девелоперских компаний перешли от Аркадия к Игорю Ротенбергу.

А Arena Events от Бориса к Роману. Плюс последнему достались акции этого финского хоккейного клуба, принадлежавшие Геннадию Тимченко.

Любопытно, что проблемы Башнефти наверняка не исчезнут в одночасье, реши вдруг Владимир Евтушенков передать акции, атакуемой силовиками компании своему сыну Феликсу.

А вот у президентских друзей-миллиардеров аналогичный ход с целью спасти активы от западных санкций может получиться.

И дело даже не в том, что принцип сын за отца не отвечает для Запада более священен, чем для отечественного правосудия. В конце концов, детей Михаила Ходорковского и Платона Лебедева дело ЮКОСа не коснулось никоим образом. С другой стороны, сыновей Муаммара Каддафи искали по всему миру. Виктор Янукович и его сподвижники попали в европейские черные списки вместе со своими родственниками.

Иными словами, по отношению к ближайшему путинскому окружению были применены санкции-light. А если исходить из того, что в Вашингтоне и Брюсселе все же не одни псаки сидят и там внимательно изучили досье персон, подвергаемых рестрикциям, то игнорирование их взрослых и играющих довольно значимую роль в отцовском бизнесе детей можно рассматривать как серьезную фору Кремлю. Либо как ловушку для президентских друзей, желающих минимизировать издержки изоляции.

23 сентября правительство Италии заморозило активы Аркадия Ротенберга на 30 миллионов.

Аресту, в частности, подверглись квартира и три виллы бизнесмена на Сардинии, а также дом в провинции Витербо.

Кроме того, наложен арест на принадлежащую Ротенбергу гостиницу Berg Luxury в центре Рима.

А 27 сентября банк Nordea прекратил обслуживание счета компании Longvic Capital, принадлежащей семье Ротенбергов.

Опять же, сомневаясь, что итальянская финансовая гвардия действовала по наитию, ткнув в первого попавшегося фигуранта черных списков, заметим, что из всех миллиардеров, близких к Владимиру Путину, Ротенбергов легче всего заподозрить в причастности к украинским событиям. Эти бизнесмены были клиентами Александра Бородая в то время, когда тот еще не превратился из московского пиарщика в новороссийского политика.

В 2013-м Аркадий Ротенберг чуть было не купил акции Ростелекома у Константина Малофеева, которому сейчас также приписывается спонсорство русской весны и который тоже фигурирует в списке клиентов Бородая и работодателей Игоря Стрелкова.

Наконец, в свете донбасских раскладов совсем по-другому предстает личная дружба и деловое партнерство Ротенберга с Дмитрием Фирташем. Особенно если принять во внимание очень непростые взаимоотношения Фирташа с еще одним украинским олигархом и потенциальным ключевым бенефициаром провозглашенного перемирия Ринатом Ахметовым.

В любом случае, итальянский удар по Ротенбергам стал не только наглядной и очень болезненной демонстрацией последствий персональных санкций, но и, несомненно, сильным ходом в украинской партии. Лишним доказательством чему явился российский ответ внесение в Госдуму (кстати, тоже 23 сентября) законопроекта о компенсациях из государственного бюджета гражданам и компаниям, имущество которых было отчуждено иностранными судами. Того самого, которого, в силу вполне очевидных временных корреляций, назвали законом Ротенберга .

Но если единороссы, подготовившие законопроект, действовали по собственной инициативе и хотели угодить Кремлю, услуга получилась медвежьей, и вовсе не из-за партийного символа.

Если же не обошлось без предварительного благословения со Старой площади значит, конкуренция башен снова слишком обострилась, чтобы ее нельзя было не заметить невооруженным взглядом. По крайней мере, итог состоявшегося 8 октября голосования в первом чтении 232 голоса за и 202 против можно считать разгромным, если принимать во внимание то, как обычно нынешняя Госдума относится к патриотическим законодательным инициативам, исходящим к тому же от партии власти.

Сколь бы ни были сейчас управляемы коммунисты, жириновцы и эсеры , они не могут не понимать, что закон Ротенберга это не закон Димы Яковлева , возмутивший стремительно тающую либеральную прослойку. Сохранность содержимого собственного кармана, за счет которого предполагается компенсировать олигархические убытки, озаботит намного больше людей. Особенно при нынешней очень непростой ситуации с пополнением казны, когда Министерство финансов предлагает ограничить индексацию зарплат бюджетников 5,5% в год, а не 10-15%, как раньше.

А политический антидепрессант уракрымнаш все меньше помогает на фоне участившихся разговоров о сливе Новороссии.

Чтобы не давать даже вполне системной оппозиции сильный козырь, для Кремля было бы логично, как минимум, повременить с окончательным принятием спорного законопроекта.

И возможно, передача активов младшему поколению Ротенбергов косвенное подтверждение того, что на госпомощь путинские друзья-миллиардеры не рассчитывают. Справедливости ради надо сказать, что Аркадий Ротенберг еще 3 октября заявил, что не лоббирует никаких законов и не собирается компенсировать личные потери за счет бюджета.

Если чистым перед властями ЕС и США Игорю и Роману Ротенбергам удастся восстановить сотрудничество бывших отцовских компаний с напуганными санкциями зарубежными партнерами эта проблема, действительно, может быть решена без использования денег российских налогоплательщиков. Но не возникает ли здесь другая, не менее серьезная проблема, связанная с наследованием крупных состояний?

Неспроста же сегодня многие миллиардеры завещают капиталы благотворительным фондам, а не детям. И это не только стремление погасить долги перед обществом, но и опасение за отпрысков. Неуверенность в том, что они смогут с пользой для себя распорядиться доставшимся богатством. Причем, в семьях self made, а не потомственных богачей такой вопрос стоит наиболее остро. У них еще нет традиции наследования.

Надо ли говорить, что Ротенберги, как, собственно, и все остальные российские миллиардеры, принадлежат именно к этой категории? И то обстоятельство, что основатели этой династии находятся в добром здравии, вряд ли значительно облегчает задачу.

Ведь в данном случае требуется не столько сохранить капитал, накопленный старшим поколением, сколько, выведя из вынужденной изоляции, тем не менее, сохранить его национальную ориентированность. И дело даже не в том, что Игорь и Роман могут как-то непорядочно повести себя по отношению к своим родителям. Вовсе нет.

Просто для них особенно для проживающего с 10 лет в Финляндии Романа Ротенберга человек, которого они, возможно, называют дядя Вова , географически и ментально находится гораздо дальше, чем сверстники и их собственные друзья.

В том числе и европейские. В сходной ситуации находятся и гражданка Финляндии Ксения Тимченко, и проживающий в Англии Андрей Якунин, который, по словам его отца, президента РЖД Владимира Якунина, успешно реализует знания на практике, стараясь внести вклад в развитие отношений между Россией и Европой .

Получи завтра эта вестернизированная золотая молодежь родительские капиталы и о холодной войне-2 можно окончательно забыть. А певцы особого пути России станут не более востребованы федеральными телеканалами, чем ныне опальный Андрей Макаревич. Не потому ли авторы антироссийских санкций взяли на вооружение принцип сын за отца не отвечает ?