Боровой: Кремль разрывают изнутри пожирающие друг друга группировки

13 декабря, 09:08
Нынешняя ситуация похожа на перегретый котел с закрытыми клапанами. Он перегревается, и пар то и дело выходит через образующиеся то тут, то там трещины

Нынешняя ситуация похожа на перегретый котел с закрытыми клапанами. Он перегревается, и пар то и дело выходит через образующиеся то тут, то там трещины. Все ожидают появления некой силы, которая возглавит протестное движение. Однако что это будет за сила — вот в чем вопрос.

В этом смысле показательным является разоблачение Чайки под авторством фонда Навального, который, разумеется, получил соответствующую информацию в качестве "слива" от одной из башен Кремля. Иными словами, это не революционное движение, а разборки между приближенными Путина — и никакой политики.

Любой более или менее высокопоставленный чиновник в нынешнем российском государстве — коррупционер по определению. Таким образом, если бы расследование Навального преследовало именно политические цели, то оно сосредоточилось бы не на больших цифрах — миллионах и миллиардах долларов, — а на том, как именно они были получены и с чьей помощью.

С другой стороны, сам факт этих разборок, вылившихся в виде слива Навальному — признак глубокого распада внутри правящей группировки, разные части которой начинают пожирать друг друга в борьбе за стремительно сокращающиеся в стране ресурсы, что само по себе является признаком надвигающейся катастрофы. Это одна из тех трещинок, из которых пробивается пар.

Движение дальнобойщиков, выступающих с исключительно экономическими требованиями — из этой же серии неполитического протеста. Аналогичную реакцию проявляют и остальные слои населения, в том числе пенсионеры. Число россиян, проживающих за чертой бедности, уже сейчас по официальным данным составляет 20 млн. человек, а фактически — до 40 млн.

Похожая модель социального бунта неожиданно напомнила мне ситуацию с МММ. Сначала — мощная рекламная пропаганда, призывающая людей стать участником пирамиды, затем — растущее число загипнотизированных граждан, вступающих в игру, потом — обрушение конструкции и ненависть к мошеннику Мавроди, после — наивное желание вернуть деньги, переданные в МММ. Самое интересное происходит в конце истории: дело в том, что Мавроди пообещал вернуть деньги в случае, если его сделают депутатом Госдумы. Это была трагикомическая ситуация, когда толпы пенсионеров — чуть ли не десять тысяч добровольцев — ходили по домам и буквально умоляли людей проголосовать за Мавроди, чтобы получить шанс хоть что-то вернуть из того, что было вложено в пирамиду. Я тогда тоже участвовал в этих выборах. У меня был рейтинг 28 процентов, а у Мавроди — около 5, однако за счет добровольной пропаганды обмахнутых вкладчиков МММ он взлетел до 30. Соответственно, Мавроди обошел меня и одержал победу. Как известно, деньги возвращены не были, и наступило очередное разочарование.

Сегодняшние дальнобойщики, пенсионеры, безработные и прочие аналогичные группы — это аналог прогоревших участников МММ, все еще остающихся под воздействием пропаганды. Они продолжают надеяться, что Путин их не бросит, однако отчаяние, в которое они ввергнуты, меняет их оптимизм на понимание того, что Путин их-таки бросил. Такая смена настроения не приведет и не может привести к изменению политической ментальности отдельных людей и групп граждан: в состоянии отчаяния никто никогда не требует свободы, демократии и честных выборов. Требование будет простое: "Хотим жить!"
С другой стороны — и это важно — наличие множества групп населения, выступающих с требованием "Хотим жить!", автоматически, хотя и спонтанно, приводит ситуацию к уровню политических требований с антикоррупционной повесткой в виде простого как пять копеек запроса: "Прекратите воровать!", "Повышайте социальную составляющую!", "Остановите войну!".
Неясно одно: где и когда рванет этот котел с запаянными клапанами, однако он не может не рвануть из-за слишком большого количества трещин. В этом я полностью согласен с Ходорковским: ситуация сложилась предреволюционная.