Бутерброд Навального

23 декабря, 10:14
Тут привели довод в отношении Алексея Навального относительно его позиции по Крыму. Он сводится к тому, что Алексей просто не мог сказать по-другому – его бы сразу привлекли к уголовной ответственности, если бы он заявил, что Крым необходимо вернуть Украине.

Крым – это, конечно, не бутерброд. Это, скорее, автомобиль. Автомобиль Навального. Который у Алексея украли. Он побежал в полицию, они включили сигнализацию, и нашли воришку и угнанный автомобиль. И ему говорят:
— Алексей, мы его приобщили к делу, завтра будет суд, угонщика осудят, и вам машину вернут. Вы не беспокойтесь.
И Навальный говорит:
— Ок.
И идет назавтра в суд.

А там встает адвокат этого подсудимого и говорит:
— Господин судья. Это дело не такое простое, как кажется. Автомобиль – это не бутерброд. Его нельзя просто взять, и отдать. Этот вопрос вообще лежит вне юридической плоскости. Смотрите. У Алексея Навального в семье два автомобиля. Один был его, а второй принадлежит его супруге. У них двое детей. Все вчетвером они вполне помещаются в свою машину и могут ездить куда хотят. А у подсудимого автомобиля вообще нет, хотя у него трое детей и тоже супруга. И она еще беременная четвертым. Они переехали в Москву из неблагополучного района Северного Кавказа. Он без работы, она – без работы. Он не может вывезти своих детей в зоопарк или в музей, или на выставку. А Навальный может. Поэтому этот вопрос лежит в философской плоскости. Возврат автомобиля Алексею Навальному был бы неправомерен с точки зрения справедливости. А ведь правоприменение бессмысленно без понятия справедливости. Я полагаю, автомобиль должен остаться у подсудимого, а сам он оправдан.

Алексей слушает этот бред и не может понять, шутит адвокат или нет? Вдруг встает прокурор и говорит:
— Господин судья. Я тоже склоняюсь к версии защиты. Её доводы кажутся мне разумными. Кроме того, я не уверен, что Навальный мог бы надлежащим образом распоряжаться таким имуществом, все-таки, автомобиль – это не бутерброд, а сложная в управлении вещь, источник повышенной опасности. Там внутри много деталей. А он неоднократно судимый человек. Такой член общества может совершить преступление, находясь за рулем: сесть пьяным за руль, задавить кого-нибудь.

Навальный не может поверить своим ушам:
— Да вы что, все сговорились, что ли?

Тут встает секретарь и говорит:
— Встать, суд идет.

Судья удаляется в комнату для совещаний, выходит оттуда через минуту и читает приговор:
— Именем Российской Федерации. Поскольку автомобиль - не бутерброд, и учитывая, что если бы состоялся референдум по принадлежности автомобиля среди членов семьи Алексея Навального и подсудимого, то счет был бы четыре на пять с половиной, поскольку у первого только двое детей, а у второго – трое, и учитывая, что беременная женщина имеет полтора голоса, суд приходит к выводу об отсутствии состава преступления в действиях подсудимого, и передает ему автомобиль в собственность, изымая его из собственности Алексея Навального. На решение может быть подана апелляционная жалоба, но лучше этого не делать, потому что – бесполезно. Заседание окончено.

Ну а если серьезно:

Тут привели довод в отношении Алексея Навального относительно его позиции по Крыму. Он сводится к тому, что Алексей просто не мог сказать по-другому – его бы сразу привлекли к уголовной ответственности, если бы он заявил, что Крым необходимо вернуть Украине. На это у меня есть два возражения и одно пояснение.

Первое возражение сводится к тому, что я сам лично после того интервью Алексея Эху-Москвы, живя еще в России, написал рассказ про Бутерброд Навального, и этот рассказ издали в Санкт-Петербурге, в сборнике рассказов, и никто меня в тюрьму не посадил. И огромное количество людей в России публично заявляют о необходимости вернуть Крым, и никого из них именно за это высказывание пока на каторгу не сослали.

Тут можно возразить, что мы все люди маленькие, и не чета Алексею Навальному, и что, во-вторых, правосудие в России избирательное: кого-то сажают за перепост, а кого-то даже не привлекают за основную публикацию. Соглашусь с этим, и приведу второе возражение.

Алексей Навальный мог сформулировать такой ответ, если бы хотел, который бы косвенно указывал на его гражданскую позицию по возврату Крыма. Например, он мог бы сказать следующее:
— На ваш вопрос я не могу прямо ответить, потому что властью приняты такие законы, на основании которых меня упрячут за решетку за мой ответ.
Думаю, это удовлетворило бы всех. Однако Алексей не стал этого делать. Почему? И тут я перехожу к пояснению.

В России количество людей, поддерживающих Путина и войну в Украине, не равняется количеству людей, одобривших аннексию Крыма. Это две совершенно различных константы. Они напрямую друг с другом, как ни странно, не связаны. Например, большинство людей, которые ненавидят Путина за то, что он слишком либеральный, одобряют аннексию. И некоторые люди, которые считают Путина недостаточно либеральным и осуждают войну, тоже одобряют аннексию.

Поэтому, если исключить сервильную составляющую, что необычайно сложно, конечно же, то тех, кто одобряет войну против Украины, их примерно около 50%. Зато количество тех, кто поддерживает аншлюс – явно больше 90%.

Поэтому, что Навальный, что Ходорковский, идя во власть и обращаясь к российскому избирателю, не могут осудить захват Крыма. Просто потому, что растеряют все голоса всех своих избирателей. Это обычный маркетинг, политическая конъюнктура. Кандидаты могут придерживаться совсем иной точки зрения, но озвучить ее не могут, потому что это поставит крест на их политической карьере.

И тут надо понимать одну очень важную вещь: современный политический кандидат в России работает с изуродованным и обезображенным электоратом, исковерканным путинским правлением. В каком-то смысле этому кандидату самому приходится быть ненормальным, предлагая избирателю грязную политическую программу. Кандидат, который стоит на идеальной западной цивилизационной платформе будет не понят и не принят современным российским избирателем. Наивны требования либеральной общественности дать народу все самое чистое, доброе, светлое: оно ему нахуй не нужно.

И тут уж надо определиться: либо мы принимаем такую игру новых кандидатов, предполагая, что, придя к власти, они обманут свой глупый электорат, нарушат предвыборные обещания, вернут Крым обратно Украине, прекратят войну, выправят ситуацию в стране, направив вектор движения общества в цивилизованное русло. Либо нужно просто уйти в полное отрицалово, и ждать, пока Трамп сбросит на Кремль атомную бомбу.