День "Космонавтов"

12 апреля, 19:18
На печенье, говорят, было написано — Department Of State. То есть, за печенье заплатили враги. Белые ленты покупал Конгресс. Тоже деньги врагов. Гуманитарная помощь в девяностые шла из Германии. Кто мне скажет, что это не были личные сбережения глубоко затаившихся нацистов? За всё платили враги. И только расстреливать нас будут на наши же деньги.

Я не содержу ни Bundestag, ни White House, ни даже Westminster. Я оплачиваю Росгвардию, полицию, ФСБ и Кремль. Я не знаю, зачем я это делаю. Пока ничего плохого ни от Америки, ни от Германии я не видел. Ни здесь у нас, ни там у них. Всё, что в моей жизни было хренового, всё было сделано кривыми и загребущими ручками моего собственного государства. Той самой Родины. Той, которой очень нравится, что её не выбирают.

Она хотела быть великой ядерной державой? - пожалуйста! Ради этого я копал под снегом колхозную картошку. Не подумайте, что ядерной палкой-копалкой. Руками и лопатой.

Она желала иметь самую сильную в мире армию? - отлично! Два года я возил пьяных до невменяемости офицеров. Отдавал Родине долг, которого не брал. Она у меня брала, это было, а я ни разу. Она брала у моей семьи, начиная с семнадцатого года. Брала деньгами, домами, лошадьми, войнами, лагерями, голодными, затравленными и убитыми людьми.

Родина хотела гордиться космосом? - кто ж против?! Ради этого первые два класса я учился при керосиновой лампе. О вводе войск в Чехословакию мы прочли в привезённой из района газете как раз при «семилинейке». Потом этой же газетой чистили ламповое стекло. Нам ещё повезло, что деревня лежала между Москвой и Киевом. Чуть дальше в лес — там и керосина отродясь не водилось. Потому, что дорог туда по полгода не существовало. Но ради космоса почему не потерпеть?

Раньше говорили: «Лишь бы не было войны». Теперь - «лишь бы не было революции». А вот войну можно. Что война?! Война — мать родна. Особенно для Родины. Вот майдан — это ей нож острый.

Раньше на каждом заборе висели дацзыбао: «Народ и армия едины», «Солдат ребёнка не обидит», «Моя милиция меня бережёт» и ещё что-то, во что верили. Теперь не висят. Всё. Кончилось. Теперь, наконец, разрешили стрелять. Зачем солдату обижать ребёнка, если его можно просто убить? Стрелять можно в женщин. Особенно в тех, у кого «нет видимых признаков беременности».

По-моему, Родина избавилась уже от последних «видимых» признаков совести. Они ей больше ни к чему.

Закон говорит о возможности «стрелять по толпе». Толпа — это мы, если кто не в курсе. Те самые, кто считал себя народом. Но это мы так считали, а у Родины на наш счёт другое мнение. И, кстати, может быть, она в этом права. Какой ещё народ?! - толпа. Achtung! Feuer! Мы нужны только для того, чтоб оплатить патроны тем, кто откроет по нам огонь. В ту войну, которую мы всё никак допраздновать не можем, немцы хотя бы боеприпасы сами себе покупали.

Сегодня День Космонавтики. Что мне в моей жизни дали эти ракеты? Гордость? А за что гордость? За то, что у Рогозина они падают, а у Маска летают, да ещё и возвращаются? Вопрос: зачем я тогда сидел при керосине? Чего ради?

Гордость за то, что система противоракетной обороны Шойгу в упор не видит «Томагавки», а сами «Томагавки» плевать хотели на Шойгу? Вопрос: а нельзя было вместо этих С-400 придумать нормальную копалку для картошки? На хрена я мёрз в грязи с вёдрами и мешками?

Закон о стрельбе по «толпе» придумали, чтоб «толпа» не задавала вопросов. Думать — не её ума дело. Это Родине решать, в кого стрелять и что праздновать. Да и «космонавты» у неё теперь совсем другие. Хорошо экипированные. Вооруженные и очень опасные. Не герои, как раньше, а просто сволочи.

И, глядя на них, понимаешь: последний, кто по-настоящему, искренне и открыто улыбался нам всем из-под шлема, был Юрий Алексеевич Гагарин. Но это было очень давно. Сейчас из-под шлемов скалятся.