«Евразийство» и «Сакраруссия»

7 апреля, 11:41
Учение о «Святой Руси» я специально называю доктриной «Сакральной Руси» или «Сакраруссией», потому что исторически Святой Русью называлась эпоха от Ордынского Ига до окончания Смутного времени, когда народная вера стала окончательно православной, абсорбировав язычество, а церковь ещё не стала превращаться инструмент государства, но была самостоятельной, влиятельнейшей силой, сопоставимой с католической церковью в средневековой Европе.

Учение о «Святой Руси» я специально называю доктриной «Сакральной Руси» или «Сакраруссией», потому что исторически Святой Русью называлась эпоха от Ордынского Ига до окончания Смутного времени, когда народная вера стала окончательно православной, абсорбировав язычество, а церковь ещё не стала превращаться инструмент государства, но была самостоятельной, влиятельнейшей силой, сопоставимой с католической церковью в средневековой Европе.

Если доктрина «Сакраруссия» - это представление о позитивном избранничестве Православной Руси, о цивилизационной эксклюзивности и мессианстве.

Евразийство – это совсем другое.

Это доктрина о цивилизационной особенности как промежуточности России. Что вот есть Европейская цивилизация, есть Исламский мир, есть Индостан и есть Великие Восточноазиатские цивилизации.

И есть такое наложение периферий этих цивилизаций на Северную Евразию. Просто так случилось. Вот такое несчастье, такая горестная историческая судьбинушка.

Двести лет считали себя Европой, а оказалось (в рифму). А до этого двести лет считали себя Третьем Римом, а съехали в тогдашний «третий мир» - когда с турками и поляками ещё еле-еле на равных, а вот шведы просто по стенке размазали…

И ведь параллельно была Южная Евразия – Османская империя (Халифат). От Еревана - до Будапешта. От Азова до верховьев Нила. И там тоже придумали своё «евразийство» - османизм. И почти одновременно с евразийством – разница в полтора десятилетия. Но уговорить греков, армян, славян-македонцев и арабов Аравии, Египта, Сирии и Месопотамии что они с турками – народы-братья как-то не смогли, или не успели.

Русское евразийство – это не просто заготовки для православного имперского фашизма (в муссолониевском, а не в гитлеровском духе, как у черносотенцев), это – смертельная обида на европейцев, возникшая у аристократов-эмигрантов. Мы за вас русскую кровь на фронтах мировой войны реками лили, мы от мирового большевизмом Европу спасали, сражались с сатанинским воинством Троцкого, а вы – держите нас за убогих приживальщиков. Как будто мы – цвет и соль великой русской культуры Серебряного века – такие же беженцы, как евреи, бежавшие от погромов в черте оседлости?!

А раз нас не поняли и не приняли, то мы отрекаемся от вашей разложившейся Европы и объявляем себя сугубо особой Евразией. Вот! А самая-то страшная правда была в том, что цивилизационную форму, соединившую все наложившиеся на Северную Евразию поля цивилизационных периферий, удалось создать только Сталину. И он же вырастил внутри себя российскую форму государственнического фашизма, когда внутри сталинизма были погашены (элиминированы) такие большевистские компоненты, как интернационализм, культ аскезы и восприятие партии как квазицеркви.

Путинское казённое неоевразийство – это ведь тоже такая обида на Запад. Опять не признали за своих. Да, больно то и надо было! Зато, дескать, у нас – в Великой России - уникальное мультикультурное соединение русских и татар, православных и мусульман в Свияжске… А то, что в лондонском Сохо и в арабских кварталах Парижа, Марселя или Амстердама такого мультикультурного соединения раз в 10 больше, там мы про этом умолчим для ясности…

Как и то, что бесконечно пинаемый по федеральным телеканалам мультикультурализм – основа российской национальной доктрины по национальным отношениям, практическая политика Казани, Уфы и Махачкалы. И никакого российского эксклюзива в этой политике национально-культурной автономности нет, всё это разработки австрийских «кафедральных социалистов» 110-летней давности…

Чтобы представить ещё одну грань разницы между евразийством и сакральнорусскостью, приведу рискованное сравнение. Иудаизм исходит из позитивной эксклюзивности еврейского народа, как богоизбранного для служения. Секулярный политический сионизм Теодора Герцля просто обозначает евреев как «почемутожертву». Есть объективная историческая константа – антисемитизм. На существование константы не влияют ни добрая воля просвещённых монархов, ни установление либералами гражданского равноправия, ни стремление социалистов к «интернационализму». И единственный путь спасения – это собственное государство с армией и полицией – хоть в захолустье Османской империи, а если и этого не дождаться - хоть в северной Кении. И никакой позднейшей романтизации…