Европа не может оставить Украину

20 апреля, 09:00
Опыт украинских реформ оказался медленным, запутанным, утомительным и не вызывающим удовлетворения, как для самих украинцев, так и для поддержавших их европейцев

Газета Le Monde в воскресном номере 17 апреля публикует колонку своего обозревателя Сильви Кауфман, специалиста по России и странам бывшего Советского Союза, в которой она рассуждает об успехах и провалах новых пост-майданных украинских властей, о том, как изменились за прошедшие два года отношения Украины с Западом и с Россией, а также о преждевременном разочаровании европейцев от незавершенных украинских реформ и непобежденной коррупции.

Опыт украинских реформ оказался медленным, запутанным, утомительным и не вызывающим удовлетворения, как для самих украинцев, так и для поддержавших их европейцев , пишет автор. Многие уже забыли, что события на Майдане два года назад называли революцией . Несмотря на силу гражданского общества, на перевыборы в законодательной и исполнительной власти, на создание новых институтов, прежняя система оказалась слишком живучей. Появление президента Порошенко по соседству с друзьями Путина в документах Панамского архива , только подкрепило позицию скептиков.

С другой стороны, задается риторическим вопросом Кауфман , что такое два года в масштабах революционной эпохи? Украинские политические потрясения последних лет следует рассматривать в более глобальном масштабе, считает автор. Майдан это только один из этапов тектонического движения в общественно-политической жизни стран Восточной Европы, связанного с распадом Советского Союза. Если даже в более благополучных странах Центральной Европы до сих пор видны последствия перелома 1989 года, как можно требовать от настолько исторически близкой России Украины стремительных и безвозвратных изменений.

И этот вопрос приобрел особенную остроту, считает автор, после референдума в Нидерландах, большинство участников которого 6 апреля проголосовало против подписания соглашения об Ассоциации с Украиной. Путь это голосование и не является обязательным, но оно имеет очень сильное символическое значение: европейцев больше не интересует эта страна, которая зимой 2013 года так массово и радикально заявила о своей европейской идентичности , сожалеет автор. Революционный романтизм уступил место усталости от незавершенных реформ, на которые не способен нынешний украинский политический класс, слишком зависимый от непотопляемых олигархов.

У европейцев не осталось выбора. Принимая во внимание положение России, они не могут позволить себе такую роскошь бросить Украину. Но с другой стороны, учитывая многочисленные вызовы, которым противостоит сейчас Европа, украинцы не могут позволить себе такую роскошь надеяться, что европейцы сделают всю работу за них. На олигархов в Украине есть управа в лице группы молодых проевропейски настроенных реформаторов, выросших из Майдана , пишет Сильви Кауфман. А при всех ошибках ушедшего на прошлой неделе в отставку Яценюка, заключает колумнист Le Monde, нельзя отказать ему в одной заслуге разворот Украины на Запад.