Идея патриотизма — это идея общего блага

13 февраля, 08:07
Идея патриотизма - избитая тема для спекуляций, а потому, казалось бы, крайне сложно добавить что-то о ней. Сложно, но можно...

Признаюсь, я очень болезненно отношусь к теме патриотизма, во многом потому, что она стала предметом бесконечных спекуляций, манипуляций и откровенного обмана. 

Любой политик, сколько-нибудь имеющий амбиции на управление страной, в обязательном порядке находит необходимым оседлать ее и гарцевать на ней, как бы доказывая, теорему о том, что настоящий патриот - воровать не может! И что любые доказательства его воровства - происки врагов нашей страны, а не его лично политических оппонентов. При этом каждый антикоррупционер, каждый, кто мыслит здраво и трезво. И всеми силами не пытается помешать такому "патриоту" злоупотреблять властью, положением и админресурсом, становится врагом страны, ее интересов, агентом Кремля!

Давайте договоримся о терминах

Вообще патриотизм вещь достаточно интересная по своей природе.

Согласно общепринятого определения, патриотизм есть любовь к отечеству, добавляя обычно почему-то, что и к родине, стране, государству.

При этом само определение отечества, оно же как будто бы родина, и оно же государство, а также страна, весьма и весьма расплывчато и размыто. Ибо отечество и родина, страна и государство не есть одно и то же. А посему уже тут политтехнологи находят место для невообразимой величины манипуляций смыслами.

Что есть отечество?

Объясняя этот термин, вам почему-то начнут рассказывать про какую-то страну предков, государство. И это есть обман - выгодная интерпретация.

Отчизна? Отчий дом? Отец?

Все эти термины словно дым над трубой вьются вокруг семьи (где отец есть главой), семейных ценностей. Но не страны - государства, земли - территории.

Идея преподнести понятие Отчизны - Родины - имеет более цель связанную с задачей подчинить человека мысли о долге не перед своей семьей первоочередно, но перед государством! При этом государство тут более представляется как земля - территория.

При этом все мы прекрасно знаем, что Родина, что есть? Семья!

Другими словами, органическое чувство патриотизма - это чувство любви к своей семье! Родине!

А какая самая важная и самая теплая в семье ценность? Любовь матери. Мы любим свою мать, свою родину, потому что она нас всегда будет любить и никогда не бросит! Никогда!

Манипуляция, спекуляция, подлог и обман

Когда говорят давайте учить молодежь патриотизму, я начинаю спрашивать себя, а как можно научить ребенка любить свою мать? Своего отца? Как можно эту любовь описать, разделить, вычленить, умножить? Как можно разорвать невидимую пуповину и сшить таким образом, чтобы это соответствовало государственной доктрине?

Ответьте себе сами, кто вас любить вашу родительницу?

Никто!

Вот только заставить любить родину как мать можно! Причем даже банально и пошло, просто создав и повторяя ассоциативный ряд, примером которому является известный штамп - "Родина мать", а отсюда различные вариации "Родина мать зовет", "Родина мать в опасности", и так далее...

Смещение в сторону страны и отождествление отчизны с государством тоже есть наглая манипуляция, цель которой весьма прозаична.

Вспомните слова Людовика XIV, который обращаясь к парламентариям говорил:

"Напрасно вы думаете, что государство – это вы, нет, государство – это я"!

Отождествление отчизны с государством, а отца с правителем государства, а нашу преданность семье с долгом родине-стране - вот цель этой манипуляции!

Нам навязывают идею долга, невыплаченного обязательства государству, нагло манипулируя святыми для нас ценностями!

Почему я говорю, что это обман?

Да потому, что любовь, которую нам дарят политические манипуляторы - это любовь к чужой женщине, злой тетке, мачехе! Бессмысленная и беспощадная, целиком и полностью невзаимная любовь!

Нам прививают чувство долга и понимание того, что нам не стоит ждать ничего взамен. В то же время как в нормальной полноценной семье такое просто невозможно!

Мать всегда вас встретит, все простит и всегда и напоит, и накормит, и приютит и спать уложит!

В парадигме современного государства - оно нам ничего не должно! Но мы нет - мы должны, и должны все без остатка!

Собственно вот вам и причина и объяснение, почему политические лидеры Украины, да и не только так лихо взнуздали перед выборами коня патриотизма, и не менее лихо гарцуют на нем, убеждая нас в собственной ущербности ибо мы могли, сподобились подумать об этих святых людях дурное - обвинить их потакании коррупции, крышевании коррупции, в том, что они коррупцию с которой обещали бороться - возглавили!

А может ли вор быть патриотом?

Признаться, написать сей души израненной порыв меня побудило то открытие, которое я сделал перечитывая гениального Салтыкова-Щедрина, которому приписывают сакраментальное "Когда начинают часто говорить о патриотизме – значит опять, сильно проворовались".

Он настолько четко выразил суть проблемы, что я просто обомлел! У него я наконец-то нашел здоровое объяснение патриотизма. Идеи, цель которой всеобщее благо! 

Нашел также и описание ситуации и наших политических лидеров. При том такое, как будто бы слова эти написаны сейчас, а не в далеком 1870 году!

В общем, что ж я изгаляюсь тут своим нехитрым слогом, давайте ка лучше вставлю несколько потрясающих выводов гения!

"До последнего времени очень немногие задавали себе этот вопрос: до такой степени он казался ясным и бесспорным. Большинство понимало под словом "патриотизм" что-то врожденное, почти обязательное. Начальство, соглашаясь с этим определением, прибавляло, что наилучшее выражение патриотизма заключается в беспрекословном исполнении начальственных предписаний.

Почти на каждом шагу приходится выслушивать суждения вроде следующих:

"Правда, что N ограбил казну, но зато какой патриот"!! 

Или:

"Правда, что N пустил по миру множество людей, но зато какой христианин"! 

И суждения эти не только не убивают нашу совесть, но даже не удивляют нас.

Стало быть, несовместимость таких явлений, как казнокрадство и патриотизм, вовсе не настолько ясна, чтобы можно было считать поставленные выше вопросы окончательно упраздненными.

Причина сближений столь странных и неожиданных бесспорно заключается в общей путанице наших обыденных воззрений на жизнь. Благодаря обилию фантастических элементов, переполняющих наше воспитание, жизнь с детства кажется нам разделенною на две половины, из которых в одной складываются интересы высшего порядка, в другой — интересы порядка низшего. Связи между этими двумя половинами не полагается, а следовательно, не может быть речи и о взаимном питании.

Если низшие интересы представляют сброд неосмысленных мелочей, очутившихся рядом без всякого порядка, то интересы высшие представляют совершенно призрачный мир, доступный всевозможным толкованиям и перестановкам.

Пользуясь этой разрозненностью, человек может свободно переходить из одной половины в другую и, не возбуждая ни в ком удивления, уравновешивать самые гнусные поступки высокопарными и бессодержательными фразами.

Заведомый шулер может утверждать, что человек без добродетели — все равно что тело без души; заведомый прелюбодей может удостоверять, что человек, не соблюдающий семейной чистоты, — все равно что пламя, горящее тусклым и негреющим светом; заведомый казнокрад может объясняться в любви к отечеству!

Идея, согревающая патриотизм — это идея общего блага. Какими бы тесными пределами мы ни ограничивали действие этой идеи..., все-таки это единственное звено, которое приобщает нас к известной среде и заставляет нас радоваться такими радостями и страдать такими страданиями, которые во многих случаях могут затрогивать нас лишь самым отдаленным образом. Воспитательное значение патриотизма громадно: это школа, в которой человек развивается к воспринятию идеи о человечестве.

Напротив того, идея, согревающая паразитство, есть идея, вращающаяся исключительно около несытого брюха. Паразит настолько подавлен инстинктами личного эгоизма, что не может сознавать себя в связи ни с какою средою, ни с каким преданием, ни с каким порядком явлений. Хотя же и случается, что он предпочитает одну территорию другой и начинает называть ее отечеством, но это не отечество, а только оседлость. Воспитательное значение паразитства громадно: в этой школе вор мелкий развивается в вора всесветного.

До сих пор произвольное деление жизни на две половины мешало сознавать это различие, но практика взяла на себя труд обозначить его с определительностью почти осязательною. Отныне нет больше сомнений. Нельзя быть паразитом и патриотом ни в одно и то же время, ни по очереди, то есть сегодня патриотом, а завтра проходимцем. Всякий должен оставаться на своем месте, при исполнении своих обязанностей".

"Люди, заведомо презренные, лицемеры, глупцы, воры, грабители-пропойцы, проявляли такую нахальную живучесть и так укрепились в своих позициях, что, казалось, вокруг происходит нечто сказочное. Не скорбь слышалась, а какое-то откровенно подлое ликование, прикрываемое рубрикой патриотизма.

Никогда пьяный угар не охватывал так всецело провинцию, никогда жажда расхищения не встречала такого явного и безнаказанного удовлетворения.

Среди этой нравственной неурядицы, где позабыто было всякое чувство стыда и боязни, где грабитель во всеуслышание именовал себя патриотом, человеку, сколько-нибудь брезгливому, ничего другого не оставалось, как жаться к стороне и направлять все усилия к тому, чтоб заглушить в себе даже робкие порывы самосознательности.

Лучше было совсем не знать "своего", нежели на каждом шагу встречаться лицом к лицу с постыднейшими его проявлениями".

Подводя итоги

Салтыков-Щедрин показывает, что миры высоких материй и миры шкурных интересов никак и нигде не пересекаются. И спекуляции на идее патриотизма, в умелых руках паразита (а именно так он называет коррупционеров) становятся тому оправданием, индульгенцией. Что само по себе не меньшее преступление, чем злодеяния, которые он пытается скрыть.

При этом сама идея патриотизма, в том натуральном чистом природном виде, как идея о человечестве, о ценности семье, о взаимной любви, полностью вытерта из нашей памяти, забыта, подменена государственной доктриной - чувством обязательного долга перед злой мачехой.

Все это безобразие вы можете наблюдать увы не только на просторах Зазеркалья или Запоребриковщины, но и у нас. Где, в особенности во время выборов, стали заметными потуги российских политтехнологов занимающимися политической кампанией одного нашего кандидата. Кандидата, которые не стесняясь использует российский имперский лозунг "Самодержавие, Православие, Народность", правде в его украинизированном варианте. Думая, что этим суррогатом чуждой нам идеологической мысли можно прикрыть свои коррупционные достижения. 

 

P.S. Забавные мысли есть у Салтыкова-Щедрина касательно маргинального патриотизма.

Он обращает внимание, что большинство эксплуататоров идеи патриотизма уверены во мнении, что чем менее развит человек, тем больше он способен быть патриотом. И что вразумительность может быть с успехом заменена дисциплиною. 

Что развитой человек, задает много вопросов, сомневается, много говорит и рассуждает, и как следствие меньше любит муштру и не любит выносить дисциплину, а невежественный лишен этих всех качеств, и стало быть может считаться совершенно надежным патриотом

При этом он отмечает, что попытки заменить патриотизм дисциплиною никогда не увенчивались успехом.

Во-первых, что никакими мерами нельзя вложить душу живу в человека, который может действовать только как автомат, а любовь это чувство. 

Во-вторых, над такими людьми требуется непрерывное смотрение, ибо невежам необходимо постоянно отдавать приказы.

"Устроивается целая корпорация лиц с единственным назначением поддерживать дисциплину, созываются комитеты, члены которых получают прекраснейшее жалованье и производят обмен мыслей, имеющий в виду ту же цель. Форма вытесняет сущность, призрак приобретает плоть и кровь".

Другими словами, он описывает работу цеха пропагандистов, в задачу которых входит клепать без остановки руководства к действиям, да разные инструкции тем, кто не хочет из сумрака выходить и готов умереть за царя, лишь бы только не думать самостоятельно! Впрочем, подселение в сознание и этой мысли - есть большое достижение пропагандистов.