Истерическая боеготовность

1 сентября, 10:24
Первую со времен СССР масштабную проверку боеготовности вооруженных сил Путин провел в июле 2013 года, и с тех пор ежегодно количество таких проверок увеличивается.

Призеры Олимпийских игр посетили авиабазу Хмеймим в Сирии. Что понадобилось мирным гражданским олимпийцам на военной базе? Вряд ли они сами напросились на коллективную посадку деревьев или проведение с военнослужащими Воздушно-космических сил РФ сеанса утренней гимнастики. Видимо, сказанного накануне "дорогому Владимиру Владимировичу" – "За все, за все спасибо!" оказалось недостаточно. Приходится отрабатывать высочайшее благоволение участием в далеких от Олимпийских играх-маневрах кремлевского руководства. А оно, руководство, всеми силами и средствами стремится поддержать боевой патриотический дух не столько солдат ВКС, сколько телевизионных войск – тех самых 80 с чем-то процентов населения, чтобы, не дай бог, не остыл в ходе предвыборной кампании, обнажающей то один, то другой изъян путинского правления.

Одновременно проводится тестирование вполне реальных боевых мощностей. И тоже с прицелом на своих.

Первую со времен СССР масштабную проверку боеготовности вооруженных сил Путин провел в июле 2013 года, и с тех пор ежегодно количество таких проверок увеличивается. Этим летом наблюдаем аж вторую внезапную: на сей раз в "полную боевую готовность" приведены части войск Южного, Западного и Центрального округов, Северного флота, Главного командования воздушно-космических сил, воздушно-десантных войск. Впервые на соответствие "военному времени" и способность "обеспечить мобилизационные мероприятия" проверяют органы исполнительной власти в центре и на местах – структурные подразделения Минкомсвязи, Минфина, Минпромторга, Росрезерва и Банка России. Полевым учреждениям Банка надлежит продемонстрировать, как они финансово обеспечат войска в отрыве от постоянных пунктов дислокации, а предприятиям ВПК юга России, по сообщению Минобороны, – как они справятся с поставкой и ремонтом вооружений, военной и специальной техники в интересах создаваемых группировок войск. Одновременно проходит призыв граждан из запаса и формирование воинских частей территориальной обороны в Южном, Центральном военных округах и на Северном флоте.

В июне генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг посетовал, что одна из проблем такой "внезапности" состоит в том, что она делает невозможным выполнение Венского соглашения об информировании другой стороны о проведении учений, подрывает транспарентность и предсказуемость. Однако российское военное и политическое руководство, похоже, не заботят такие "мелочи". Старый знакомый, вхожий в экспертное сообщество МО, поделился со мной впечатлениями о воинственном духе, витающем в стенах министерства, – горячие головы всерьез рассуждают о пользе "небольшой стычки" с натовцами, дабы "мускулы размять". Ужас в том, что провокационные попытки "заглянуть в глаза пилоту противника" то на западных, то на северных рубежах, прикрытые соответствующей пропагандой, вполне могут однажды превратить бредовые идеи в реальность.

За ценой вопроса явно не постоят.

Борис Немцов 3 февраля 2015 года в одной из своих последних публикаций на "Эхе Москвы" разложил по полочкам тогдашний военный бюджет России: 3 триллиона 300 миллиардов рублей, или 4,2 процента ВВП. В относительном выражении это больше, чем США с их 3,9 процента и Китай – с 2,1 процента. Но главное – на треть больше по сравнению с нашим же 2014 годом, вдвое больше, чем в 2012-м, не говоря уже про 2010-й, когда военные расходы составляли 1,5 процента ВВП. Антикризисный план Путина, подчеркивал Немцов, сокращает расходы на медицину, образование, культуру, дороги. И только военные расходы не подлежат сокращению. Путин хочет продолжать войну и готовится к ней заблаговременно, писал политик.

Что мы имеем в 2016-м? Бюджет войны, точнее военной истерии, в котором расходы на оборону, вопреки кризису, составляют 4,17 процента ВВП. При этом пенсионные накопления на сумму в 342,2 миллиарда рублей заморожены. Финансирование ЖКХ сокращается на 41,4 процента, образования – на 7,9 процента, на здравоохранение выделено 473,7 миллиарда рублей, на 10,9 процента меньше, чем в 2015 году.

Для сравнения с "милитаризованной" Америкой, которое так любят нынешние российские государственные деятели всех мастей, – там, у них, на медицину тратится 1006 миллиардов долларов, а у нас 8,4 миллиарда. С учетом численности населения, здоровье одного человека в России стоит в 54 раза меньше, чем в США.

"Поднятие боевого духа" все для большего числа россиян оборачивается жестокой реальностью. И с ними власть, не умеющая и не желающая разбираться с кризисом, борется проверенными способами:

  • арестами и посадками – как это случилось с особо активными трактористами во главе с Алексеем Волченко, попытавшимися отправиться на своих орудиях труда в Кремль, донести до батюшки президента, кому на Кубани нынче жить хорошо, а кому не очень;
  • ложью – как в случае с голодающими в Гукове Ростовской области шахтерами, которых руководство региона заверило в "частичном погашении долга", но до адресатов деньги так и не дошли.

Не у всех губернаторов, как у самарского Николая Меркушкина, хватает наглости на вопрос "Когда нам погасят долги", заданный человеком, больше года не получавшим зарплату, ответить "Никогда" и при этом издевательски добавить: "Те, которые вас подогревают, просите у них!" (под "подогревающим" имелся в виду американский посол). Зато потенциальные депутаты, вслед за кремлевскими небожителями, сразу смекнули, на каком "тракторе" объехать злополучную социалку. И вот уже с предвыборных плакатов "Родины" в Краснодарском крае строго взирает на избирателя "Сильная женщина сильной России" в блузке в стиле милитари и в небрежно нахлобученной пилотке времен Великой Отечественной, отдающая честь на фоне летящих в небе истребителей. А другой кандидат все от той же "Родины", облаченный в парадную военную форму и при регалиях, призывает: "Хватит уже сопли на кулак наматывать!"

Не удивлюсь, если следующим шагом, дабы подогреть милитаристскую истерию – которую нынешняя власть, похоже, сделала основой своей как внешней, так и внутренней политики, – станет отправка солдат-срочников и студентов на строительство бункеров для "отсидки" при ядерной атаке. Боюсь даже предположить, сколько друзей Путина, Собянина и иже с ними выстроятся в очередь за лакомыми подрядами и сколько бюджетных средств будет распилено – если к тому времени от бюджета вообще что-нибудь останется. Это вам не Москву ежегодно раскопкам подвергать во имя "удобства жителей" – тут всю страну изрыть можно. Ну, или окончательно закопать.