Как вернуть добро народу?

23 ноября, 15:52
Решил продолжить работу своего Виртуального Учредительного Собрания, естественно образовавшегося по итогам трёхнедельной серии моих однодневных опросов. Мне кажется, что оно – почти идеально: беспартийных фракций и сплошь из сторонников демократии и верховенства.

На этом заседании мы будет рассматривать второй, как я полагаю, по значимости (после определения форм национального-государственного устройства) вопрос: о судьбе состояний магнатов и псевдоолигархов, во многом полученных ими в результате мошенничества при приватизации, коррупции (вульгарной и политической), сверхприбылей, ставших результатом монопольного положения.

Есть два основных подхода к проблеме национализации, которые попытаюсь изложить лаконично. 

Речь не идёт о конфискации украденного и виндикации собственности полученного в результате рейдерства (или вульгарного «отжатия») – тут всё просто, и при наличии доброй воли проводится даже в рамках действующего закона (разве что уточнить восстановление сроков обжалования). 
Вопрос о судьбе именно путинистского псевдоолигархата как класса. 

Первый подход. Национализированная промышленность хорошо функционирует только в чрезвычайной ситуации и при мобилизационных вариантах развития. В остальном свободный, защищённый от недобросовестной конкуренции и социально безответственного поведения рынок, очень эффективен, особенно, если в центре развития экономики лежит улучшение потребления. Госкорпорации – идеальное средство коррумпировать политиков и чиновников. Поэтому вместо национализации вполне достаточно заменить госпредставителей в госкорпорациях, контролирующих большую часть экономики; возобновить программу приватизации, включая безвозмездную передачу части акций работникам и пенсионерам (ветеранам данной отрасли или производства); уменьшить разрыв в тарифах между менеджментом и высококвалифицированными кадрами; особыми налогами отобрать полученные необоснованные сверхприбыли. 

Второй подход. В переходную (послереволюционную) эпоху покупательная способность некриминального и не попавшего в новую систему власти населения резко падает. Поэтому никакой значимой приватизации существующих госактивов и реприватизации национализированных не получится. Разумеется, кроме варианта продажи иностранному бизнесу, в первую очередь, транснациональным корпорациям [альтернатива для 1993 года], что почти полностью лишит страну социально-экономического суверенитета. А розданные «народные акции» будут скупаться у бедняков за бесценок. Однако, перед демократической властью будет стоять важнейшая задача – именно ликвидация псевдоолигархата, точнее, предотвращение возвращения его к состоянию олигархата полноценного, скупающего политиков, медиа, экспертов, администрацию, юстицию. Поэтому национализация у магнатов необходима не как инструмент повышения эффективности экономики или восстановления социальной справедливости, но именно как финансовое обезоруживание «старого режима». Итогом национализации должна стать временная передача активов госведомствам или муниципалитетам, с тем чтобы ренационализация проходила по мере укрепления нового среднего класса.