Лаврова опять занесло

30 декабря, 22:32
Раскритиковав США за «осознание» себя исключительной нацией Лавров показал что все вопросы Россия рассматривает через призму расовой полноценности оппонентов

Лавров в своем интервью телеканалу Звезда сделал крайне интересное и важное замечание, которое позволяет теперь с уверенностью говорить, что на России процветает натуральный нацизм!

«Фактор, который не помогает делу, он заключается в американском осознании себя как исключительной нации. Как они решат бороться с терроризмом: и в глубину, и в ширину, и по персоналиям. Они считают себя способными убедить остальных», — заявил он.

Вы скажете что я перевираю смысл? Что это как раз американцы навязывают России мысли о расовом превосходстве - это не так!

И для того чтобы это понять давайте заглянем в историю:

Сирийский диктатор Башар Асад как и иракский диктатор Саддам Хусейн были марионетками России в регионе. И если первый вел более менее спокойную политику геноцида собственного народа, то Хусейн постоянно лез в войны с соседями, за что в 2006 году был казнен, а страна фактически развалилась. Именно на базе полуразрушенной страны в свое время и был зарожден ИГИЛ, состоящий в основе своей из иракских военных прошедших подготовку в России.

США действительно всегда вели достаточно жесткую политику на Ближнем Востоке, но никогда она не была направлена на геноцид народов, в то время как Россия регулярно поддерживала режим межнациональной и межрелигиозной розни в регионе снабжая террористов оружием.

Лучшим террористическим проектом в регионе стали вежливые люди - ИГИЛ. За короткое время им удалось захватить контроль более чем над огромной территорией и что куда важнее контролировать большинство нефтепроводов.

Чтобы бороться с ИГИЛ, США создали и возглавили международная коалицию из 60 стран,начав воздушную военную операцию в Сирии с лета 2014 года.

Силы коалиции наносили авиаудары по позициям ИГИЛ.

Россия не принимала участия в борьбе с ИГИЛ по вполне понятным причинам.

Тем не менее, ей пришлось найти повод ввести войска в регион, а именно в Сирию, для чего была использована идея войны с ИГИЛ. Военную операцию Россия начала 30 сентября.

И опять же задекламировав борьбу с ИГИЛ, Россия начала бомбить мирные сирийские города и позиции сторонников вооруженного сопротивления режиму Асада.

При этом она не вступила в уже существующую коалицию, не обменялась разведданными и вообще вела себя нарочито вызывающе, показывая всем своим видом, что только она знает как бороться с ИГИЛ.

Мало того, через месяц бесполезных (по отношению к ИГИЛ) бомбардировок Россия заговорила о коалиции, и стала приглашать в нее страны уже состоящие в коалиции с США. В российскую, альтернативную коалицию понятно никто не побежал, что Россию еще больше возмутило.

Так что же помешало России занять место в коалиции с другими странами?

Что помешало бороться с терроризмом вместе?

Высокомерие! Гордыня!

Россия не может вступить в коалицию которую она не возглавляет!

А откуда корни у этой гордыни?

Правильно - в национальности!

Обратите внимания на риторику российских политиков, они всегда поднимают первым вопрос национальности собеседника, а уж потом ставят все остальные вопросы.

Это нормально?

Когда и где любая из цивилизованных стран ставила вопрос именно таким образом? Германия в 1939? - Да!

Заметьте, представители российской политической элиты постоянно мнят себя старшими братьями всех иных народов, учителями, и этот трюк действительно проходит со странами третьего мира. Куда смешнее складывается ситуация когда российская приходится сталкиваться с выскочками из США, которых в России просто таки ненавидят как раз за их расовую и национальную терпимость!

Москва долговое время бредит мировым господством, которые по ее мнению совершенно несправедливо досталось США. Смирится с таким положением дел представители богоизбранного народа не способны и отсюда и происходит эта неприязнь, отрицание возможности простого, мудрого, рационального сотрудничества, кооперации.

Расовая, национальная нетерпимость, шовинизм - вот настоящие препятствия мешающие России, все остальное не столь важно.