PromoPromo

Мария Гайдар: Крым наш!

17 июля 2015, 14:00
Интервью с главой фонда «Социальный запрос» Марией Гайдар

Мария Гайдар: С обысками приходят ко всем, кто занимается политикой

У Марии Гайдар дома прошел обыск по делу СПС семилетней давности. Главный редактор Йода взял у Марии интервью по горячим следам

Интервью с главой фонда Социальный запрос Марией Гайдар прошло сразу же после обыска в её квартире. Гайдар проходит свидетелем по делу СПС по нему же были обыски у ряда оппозиционных активистов, включая Алексея Навального и Владимира Ашуркова, хотя многие из них либо не имеют к СПС никакого отношения, либо в 2007 году еще заканчивали школу. Йод поговорил с Марией о подробностях обыска и о том, каково быть политиком в Москве в 2014 году.

Приходят ко всем, кто сейчас занимается политикой

Как вы оцениваете сегодняшний обыск?

Для меня абсолютно неожиданно, что обыск провели именно по этому делу, и именно его я связываю со своей политической деятельностью. Действительно, в 2007 году (мне тогда было 25 лет) я была знакома и общалась с Алексеем Навальным. Но по этому делу всех, кого можно, допросили и обыскали еще два года назад. Вызывали Немцова, Гозмана, Ашуркова который тоже имеет к СПС очень сомнительное отношение. Теперь пришли ко мне.

С какой политической деятельностью вы это связываете? Собянин, например, вам интервью даже дает.

Не знаю. Сложно сказать. Я не вижу никаких других причин. Когда мы пытались мирно провести акцию по поводу платных парковок, нас тут же задержали, буквально через 25 метров после старта. Потом нас держали в ОВД Арбат , и там я назвала сотрудникам ОВД свой домашний адрес. Сразу после этого у меня прошел обыск.

Это сигнал перестать заниматься уличной активностью?

Это сигнал непонятно от кого и непонятно зачем. Если верить следствию, дело касается событий 2007 года. В постановлении об обыске я прохожу как свидетель. Я была членом политсовета СПС и всё. Я ничем не распоряжалась, не имела права подписи. В политсовете вообще было очень много людей. А еще было 50 тысяч членов партии СПС, к которым можно прийти ровно на тех же основаниях. Но приходят только к определенным людям.

Означает ли это, что следующим может быть ваш бывший начальник, губернатор Кировской области Никита Белых?

Надеюсь, что нет. По этому делу уже ко всем уже приходили и вызывали полтора года назад. Может быть, кто-то пытается реанимировать дело, чтобы отчитаться. А, может быть, это связано с моей политической деятельностью. Получается, что по всем делам приходят к людям, которые сейчас занимаются политикой. Посмотрите на дело Янкаускаса-Ляскина. К ним пришли, когда началась выборная кампания в Мосгордуму. Когда выборов в Мосгордуму не было, к ним не приходили. Они что, были единственными людьми, которые занимались сбором денег? Конечно, нет. Тут прослеживается определенная линия.

В вашем фейсбуке написано, что в обыске участвовали в том числе сотрудники ФСБ.

Был сотрудник, который руководил всеми. Говорили, что он обеспечивает тут безопасность. При этом он никак не представился, а следователь отказался внести его имя в протокол присутствующих при обыске.

Вам выломали дверь?

Да, подвыломали. Я отказывалась их впускать до приезда адвоката. Я не хотела лишиться всех средств связи до того, как я смогу кого-то оповестить.

Что изъяли?

Много электронных носителей. Компьютеры, все, что нашли.

То есть какие-то остались?

Не знаю, дом это такая вещь, где всегда можно найти завалявшийся где-нибудь телефон, какую-нибудь флэшку. Хотя, наверное, всё нашли и забрали.

Подписку о неразглашении взяли?

Нет, не взяли. Всё запротоколировали. Забрали даже детские вещи. Правда, новый айфон, который мне подарили недавно, они оставили. Так что могу через вас выразить за это благодарность.

Что дальше собираетесь делать?

Да ничего. Мне не понравилось, что что они не давали возможность мне пообщаться с адвокатом. Это ключевая вещь. У нас не так много прав, хотелось бы, чтобы соблюдали хотя бы те, что есть. Я подумаю и посовещаюсь с адвокатом, что в связи с этим мы можем сделать. Может быть, напишем жалобу.

Ограничения свободы не боитесь?

Нет, не боюсь. Не знаю. У меня информации не больше, чем у вас.

Власть просто не хочет никакой активности

До обыска власть не давала никаких сигналов мол, Маша, остановись?

Что-то похожее было, когда меня не зарегистрировали по беспределу на выборах в Мосгордуму, я это восприняла как сигнал. Власть просто не хочет никакой активности. Люди собираются во дворах, обсуждают проблемы ЖКХ для власти это уже политика.

Кстати, что касается горожан и политики. 14 сентября Сергей Собянин в интервью вам и Алексею Венедиктову на Эхе Москвы согласился с вашим тезисом о том, что муниципальным депутатам надо дать больше полномочий. Однако буквально через месяц мы узнали о ликвидации муниципалитетов и передачи полномочий мундепов исполнительной власти. Что могло измениться за этот месяц?

Мне кажется, это такая традиция федеральной и даже в большей степени городской власти абсолютное несоответствие между тем, что говорится и что делается. Когда говорят, что муниципалитет очень важен и мы его будет поддерживать это такой хороший сигнал для муниципалитетов, что скоро с ними что-то начнут делать. Когда вдруг что-то начинают поддерживать, оказывается, что это практически сразу же ликвидируют или реорганизуют. Они и демократию, и честные выборы в Москве поддерживают. Это привычка говорить ровно противоположное тому, что ты собираешься делать.

В интервью Афише вы говорили, что очень хорошо относитесь к заместителю мэра по социальной политике Леониду Печатникову, что он пытается сделать как лучше. Ликвидация медучреждений и школ для одаренных детей это хорошо?

Я не поддерживаю ни слияние школ, ни закрытие больниц. Печатников не прав. И я не работаю в мэрии, а с весны 2013 года советником у Печатникова. Но у меня нет никаких оснований сомневаться в его мотивах. Он делает то, что он считает нужным и должным, у него нет мотивов наворовать и закрепиться во власти. Он пытается сделать то, во что верит и так, как он умеет это делать. Власть выделяет 100 миллиардов на переобучение врачей. Я даже не могу представить себе, где и чему можно переобучать за такие деньги. Для сравнения весь бюджет Кировской области составляет 30 миллиардов рублей.

Можете провести аналогии с реформой здравоохранения Кировской области? Вы ведь ей занимались, когда были вице-губернатором.

Мы не сокращали врачей, койки, больницы. В Кировской области был дефицит медиков. Мы пытались убрать отрицательные стимулы когда больница получает оплату за койко-день. Получается чем дольше лежит пациент, тем выгоднее больнице. Мы ушли от этого и стали платить не за процесс, а за результат: пациента вылечили больница получает деньги.

Я не против платной парковки, я против необъяснимых правил

Давайте про парковки. Почему вдруг вы занялись этой темой? Вы заядлый автолюбитель?

Нет, нет, что вы! Я не эксперт по парковкам, по транспорту. Просто ко мне жители обращаются.

Разве идея эвакуировать автомобили, которые неправильно паркуются на тротурарах и в пешеходных зонах во дворах, не логична?

С этим никто не спорит. Я Сейчас занимаюсь вопросами горожан. Ко мне обращаются я помогаю жителям найти законный способ изменить ситуацию. Я прихожу на встречи с жителям, и у всех огромная проблема: расширили зону платной парковки, поставили бесконечное количество знаков, ограничивающих парковку. Их поставили за одну ночь абсолютно непродуманно и хаотично, очень неудобно и глупо. Мы в связи с этим начали проводить наши акции. Я не против платной парковки. Я против необъяснимых правил. Нам говорят сначала одно что парковка будет только в центре. Теперь вводят не только в центре. Сначала говорят что платного въезда в центр не будет, теперь говорят, что будет. Чего этим пытаются добиться? Проблема ведь не в автомобилях. Я против политики в том духе, что машины это зло, и все должны от них избавляться. Это неправильно для России и Москвы. Потому что почти все мы живем в формате дом-дача . Почему у них не должно быть такой возможности? Я против того, чтобы это проводилось без слушаний, чтобы просто объявлялась война автомобилистам. Должна быть вполне продуманная политика.

Крым сейчас просто по факту наш

Ну и на сладкое. Крым наш?

Крым сейчас просто по факту наш. Я абсолютно согласна с Навальным. Просто так его действительно вернуть невозможно. И это большая проблема для нас, которую нужно будет как-то решать.

Как?

Возможно, проводить референдум когда-нибудь, через много лет. Всем надо будет искать выход из этой ситуации. Ответственность за поиск выхода, конечно, лежит на России, потому что именно мы это все устроили и организовали. Я считаю, что это не соответствовало мировому праву, соглашениям и добрососедским отношениям, но это уже случилось. И Россия людей вот так просто обратно не отдаст. А что касается войны на Украине, которая сейчас идет это абсолютно преступно. И все политтехнологи, которые это организуют, которые отправляют людей туда воевать они все совершают очень серьезное преступление, как моральное, так и политическое.