Метафизический антисемит

19 февраля, 08:00
О мрази Прилепине, с заблокированного сайта "Грани.ру", написанный в августе 2012 года

На днях отмечалась мрачная годовщина - 60 лет назад, в ночь на 12 августа 1952 года, во внутренней тюрьме на Лубянке были расстреляны члены Еврейского антифашистского комитета. В историю это вошло как «Ночь расстрелянных поэтов». Приговор был вынесен 18 июля. Всего по делу прошло 110 человек – цвет советского еврейства, его духовная элита. «Ночь расстрелянных поэтов» подвела черту под тремя годами политики тщательной ликвидации идишистской культуры в СССР. Советские евреи обрекались на роль полуфабриката безликого советского человека.
Но и самая звериная хитрость не помогла Сталину предугадать, какой бумеранг он запускает в будущее.

Через 15 лет Моше Даян «развеял миф о непобедимости советского оружия». И советские евреи, как и евреи всего мира, «обратили взгляды свои на Восток». Историки будущего еще оценят в роковом падении коммунизма роль движения за выезд в Израиль, движения отказников, фактор внезапно проснувшейся «пассионарности» еще вчера зашуганных советских образованцев. Как всегда в истории, национальная утопия разгромила социальную.

Именно годовщину еврейской трагедии избрал Захар Прилепин для своей антисемитской выходки. На его пародийное письмо к Сталину уже отвечали и евреи, и неевреи. Ему говорили, что антисемитизм – это плохо и недостойно. Ему говорили, сколько русских людей расстреляли по приказам Сталина. Наверное, кто-то написал Прилепину, что Сталин «укладывал русских в семь рядов» не для спасения актера Михоэлса и писателя Эренбурга, а из-за острого нежелания быть вздернутым между Молотовым и Кагановичем. Нет, что ни говорите, Прилепин – талантливый литератор. В три абзаца уложить вольный пересказ фабулы «Протоколов сионских мудрецов», да заодно с «Мифом XX века» Розенберга и конспектом речей Гитлера по еврейскому вопросу.

Но Прилепин вовсе не антисемит в привычном смысле. Просто в современной России политический кризис обнажил глубинный цивилизационный конфликт – борьбу созданной Сталиным неовизантийской цивилизации и нарождающейся русской европейской цивилизационной матрицы.

Я полагаю, что история Руси-России – это цепочка автономных цивилизационных эпох, каждая из которых стремится уничтожить или унизить, перечеркнуть наследие предыдущей.

Сталинская эпоха имеет многие черты традиционалистской, средневековой цивилизации, хотя в отличие от нее носит «проектный» характер, что сближает ее с предшественницей – петербургской цивилизацией, заложенной Петром I. Очень многие сегодняшние реалии становятся понятными, если оценивать их именно как цивилизационный конфликт. Например, понятно, что либеральные правозащитники и либеральные политики, как и президент Обама, как и Надежда Толоконникова и Мадонна, принадлежат к западной цивилизации. А отец Чаплин, бывшие члены президиума Союза писателей РСФСР и Захар Прилепин – к неовизантийской. А цивилизационное родство крепче этнического и религиозного.

Именно поэтому так смешны попытки бюрократически маркировать западно ориентированые в своих ценностных предпочтениях организации как «иностранных агентов».

У традиционалиста, особенно имперца (а сталинская цивилизация - гиперимперская), свои резоны. Бессмысленно говорить ему о жертвах режима. Там, где для национального сознания пролитие крови соплеменника – это непростительное ослабление народа, для имперского сознания – сакральная жертва государству.

Для традиционалистского сознания любые большие общности маркируются либо как сословия, либо как религии, либо как этносы.

Поскольку вестернизированные слои (очень условно говоря, русская либеральная интеллигенция), на основе которых в пятидесятые годы стала формироваться новая европейская русская цивилизационная модель, явно не выглядят как отдельное сословие (это место навечно отдано номенклатуре и различным ментам), то они должны быть либо церковью (сектой), либо этнической группой, противостоящей простому народу.

Русская интеллигенция, вот уже полтораста лет играющая роль секулярного духовенства, ближе всего по способам самоорганизации именно к движениям религиозного типа. Но в России, не знавшей Реформации, другое восприятие церкви.

Поэтому для традиционалистов (мистических сталинистов и мистических монархистов) либеральная интеллигенция воспринимается как иной этнос. Дальше происходит подсознательная рационализация и либералы воспринимаются как некие метафизические евреи.

Поэтому Прилепин прав, утверждая, что он не антисемит . Он просто противник европейскости. Но поскольку романтический склад ума не позволяет ему не только изъясняться в подобных понятиях, но и даже анализировать в них мир, он подменяет слова «западный по духу» на еврея.

Но пусть этот разлад в оппозиционном лагере не радует Кремль.
После того как зимой Путин и его окружение сделали ставку на неовизантийские элементы, они, видимо, не ждали того, что и там, среди фундаменталистов сталинской цивилизации, их отторгают, что и сталинская цивилизация готова открыть второй фронт оппозиции, пользуясь тем, что путинская опричнина слишком долго притворялась «единственным европейцем» в стране.

Послесловие.

Опасение, что текст и без того будет перегружен, заставили автора только эскизно наметить его концепцию. Но вопросы читателей заставили заполнить этот пробел. Вот тезисы концепции.

Ленин создал большевизм - мировую псевдорелигию. Фундаменталисты этой "религии" - троцкисты.

Сталин создал Неовизантийскую цивилизационную модель. "Фундаменталисты" ("талибы") - этой модели - неосталинисты.

Для неовизантийцев (их неправильно называют "евразийцами" или "азиатами") - "европейцы" - МЕТАФИЗИЧЕСКИЕ ЖИДЫ.

Для "европейцев" "византийцы" - МЕТАФИЗИЧЕСКИЕ ТУЗЕМЦЫ. Отношение Румат Эсторских к жителям Арканара (не зря рупор "европейцев" "Эхо Москвы" даже устроила радиопостановку по этому интеллигентскому хиту 70-х братьев Стругацких).

"Фундаменталисты" европейской модели - Латынина и Новодворская (условно).

Неовизантийская модель борется с разрушающей её русской европейской цивилизационной матрицей, отсылающей к новгородско-псковской и киевской традициям.

Между общностями, охваченными моделями, "мост" (бывший электорат Лужкова, сейчас "ядерный электорат" Путина). Получается такая гантель.
Сперва конфликт Путина с "оранжевыми" был в рамках европейской модели (условно - спор Кудрина с Сурковым, авторитарная вестернизация или либеральная). Затем Путин "позвал Поклонную" - его база переместилась к "неовизантийской" сфере. Но там его ждал бунт сталинистов, для которых он - продолжатель дела Горбачева и Ельцина, разрушитель Сталинской патриархальной цивилизации. Поэтому сейчас путинская группа (я назвал их "кремлёвские алавиты" по аналогии со сторонниками Башара Асада) - против неё и "истинные европейцы" и "истинные неовизантийцы".