PromoPromo

Может ли Кремль помирить шиитов и суннитов?

6 января, 13:30
Москва предлагает помощь в налаживании отношений Ирана и Саудовской Аравии

Москва предлагает помощь в налаживании отношений Ирана и Саудовской Аравии. Но после вмешательства в сирийский конфликт для стран региона она не является нейтральной стороной, считают эксперты.

После резкого обострения отношений между Саудовской Аравией и Ираном в первые дни 2016 года министерство иностранных дел РФ заявило, что Россия готова оказать содействие в восстановлении диалога между Тегераном и Эр-Риядом.

Поводом для нынешней эскалации напряженности между двумя странами стал религиозный вопрос: в первые дни января в Саудовской Аравии, покровительствующей мусульманам-суннитам, казнили известного шиитского проповедника Нимра ан-Нимра, что вызвало волну негодования в кругах шиитов, в частности в Иране.

Наблюдатели полагают, что России будет трудно стать миротворцем в этом конфликте, так как страны региона не воспринимают ее в качестве нейтральной стороны.

Дело в том, что активное вмешательство России в гражданскую войну в Сирии осенью 2015 года вызвало возмущение влиятельных суннитских игроков, прежде всего Турции и Саудовской Аравии, настаивающих на уходе Асада.

Хотя в Кремле и стараются развеять впечатление, что Россия заняла позицию в противостоянии между шиитами и суннитами.

«Это ложный тезис», - подчеркнул президент России Владимир Путин в одном из интервью в конце прошлого года.

«Дело не в том, что он шиит»

Руководство РФ осознавало, что ее вмешательство в Сирии будет рассматриваться в контексте трений между суннитами и шиитами, но для нее это не имело значения, уверен главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН Георгий Мирский.

По словам Мирского, свою роль сыграло наличие военных связей между Сирией и Россией, тот факт, что Асад является союзником Ирана и нежелание Москвы сдать союзника.

«Путин поставил не на ту лошадь, а сейчас под американским давлением, как слабак, как лузер, отступает? Зная Путина хоть немножко, можете ли вы себе представить, чтобы он сделал такую вещь?» - заявил профессор Мирский.

В Кремле, по его словам, понимают, что «сунниты против них во всем арабском мире, где из 21 страны сунниты составляют подавляющее большинство в двадцати. Но они надеются, что, в конечном счете, плюсы перевесят минусы».

Мирский сформулировал, как ему представляется, типичную реакцию на военную операцию РФ в Сирии в суннитском мире:

«Если взять человека с улицы и спросить, как он относится к ИГ, он скажет, что они слишком жестокие и делают такие вещи, которые мусульманин не должен делать. Но они - свои, понимаете, сунниты, а Россия сейчас их убивает. Чем она для них лучше, чем Америка или Израиль? Ненамного лучше».

Главные риски для РФ в контексте суннитско-шиитского противостояния - это террористические атаки, но также и риск удорожания военной операции в Сирии, полагает старший сотрудник Ближневосточного центра Карнеги в Бейруте Йезид Саиг.

«Мне не ясно, вызовет ли военное вмешательство России новую волну добровольцев с арабского Востока, которые захотят бороться с режимом Асада. Этот феномен наблюдался в течение нескольких лет и, возможно, не повторится после вступления Москвы в конфликт. Вероятнее всего, последует реакция крупных политических игроков «на земле», - предположил Саиг.

По его словам, США могут разрешить поставки сирийской оппозиции управляемых зенитных ракет напрямую или через Саудовскую Аравию.

«Это не обязательно изменит баланс сил, но повысит расходы. Россияне могут оказаться перед выбором: усилить свое военное присутствие или остановиться».

Крупные игроки пока не опасны

Но пока непосредственных рисков не просматривается, что вполне устраивает Москву, которая планирует все лишь на короткую перспективу, считает Мирский:

«Ошибка всех комментаторов - думать, что кто-то там в руководстве РФ планирует на долгие годы вперед. Вот сегодня огромный успех Путина - он на коне, почитайте иностранную прессу, везде одно и то же. При этом он не потерял ни одного солдата, ни одного самолета. Вот это главное для них - не суть дела, а как это выглядит».

В настоящее время у Саудовской Аравии, по мнению Йезида Саига, мало рычагов влияния на Москву - Эр-Рияд скован высокими бюджетными расходами, низкой ценой на нефть и дорогостоящей операцией в Йемене.

«Представители саудовских властей этим летом необычайно часто навещали Москву, предлагая инвестиции и закупки российского оружия, надеясь, видимо, таким образом убедить Москву ослабить поддержку режима Асада. Но или предложение было несерьезным, или Кремль решил, что потенциальные сделки с саудитами не настолько интересны, чтобы менять свою ставку на Сирию», - полагает Йезид Саиг.

«Единственный плюс»

В целом сведение сирийской проблематики к главному конфликту в исламе мало чем поможет в анализе событий, уверен Йезид Саиг:

«Суннитов много и под контролем режима Асада. Не думаю, что мы можем свести все к поддержке Россией шиитов».

Однако это не отменяет того факта, что российские интересы в Сирии, по словам Саига, сходятся в некоторых аспектах с политическим курсом шиитских «Хезболлах» и Ирана.

Одной из таких точек соприкосновения стала защита алавитского меньшинства в Сирии, уточнил Григорий Мирский.

«Я не верю, что наша авиация выиграет эту войну и что удастся уничтожить ИГ. Но для меня совершенно ясно, что Дамаск и Латакия спасены. Шииты должны всю жизнь молиться за них.Но это единственный плюс, все остальное - минусы».