Никогда не говори никогда

25 апреля, 10:00
О полуострове Крым, певице Лолите, Франсуа Фийоне и российских оппозиционерах

Кандидат в президенты Франции Франсуа Фийон в интервью газете Le Figaroсообщил, что «бесполезно говорить о том, что Россия должна покинуть Крым, этого не произойдет никогда». Об этом Фийон говорил не только как о данности, но и как о вещи вполне справедливой, оправдывая российскую аннексию Крыма приоритетом права народа на самоопределение над принципом нерушимости границ, поскольку, по его мнению, границы могут быть и несправедливыми.

В первом туре президентской гонки Фийон проиграл Макрону и Марин Ле Пен, теперь, по всем прогнозам, президентом Франции станет Макрон, человек с принципиально иными взглядами. Но, тем не менее, тот факт, что кандидат в президенты одной из крупнейших стран Европы готов публично признать справедливость и законность аннексии, заставляет еще раз вернуться к осмыслению дальнейшей судьбы Крыма. Проблема ведь не в том. что в голове у Фийона, а в том, что эти взгляды разделяют 40% французов, проголосовавших за него и за Ле Пен, у которой те же взгляды на Крым.

Событие из совершенно другого ряда, но с тем же «камнем преткновения». Лолиту Милявскую сняли с поезда, запретив ей въезд в Украину из-за того, что она два года назад гастролировала в Керчи, въехав туда, разумеется, с территории России, тем самым нарушив украинские законы. Певица Лолита обижена, поскольку она ехала навестить ребенка, который заболел. Поэтому певица Лолита пожелала украинским властям получить такие же запреты на въезд в любимые США и Европу». То есть, певица Лолита, как и кандидат в президенты Франции Фийон полагает, что «Крымнаш» - это навсегда, а законы Украины ничего не значат. Потому что, какое вообще значение могут иметь законы какой-то Украины. Да и есть ли такая страна вообще? Это я сейчас пытаюсь передать содержание той мутноватой субстанции, которая называется представления российского бомонда о мире и его окрестностях.

То что, российский официоз постоянно твердит: «Крым навсегда российский!», - это понятно. Что ему, официозу еще остается твердить? Вызывает недоумение, когда из этой же предпосылки исходят представители российской демократической оппозиции. Про «крымнебутерброд» уже все сто раз обсудили. Тут недавно всплыла очередной раз идея провести новый, очень честный референдум в Крыму под присмотром международной общественности. Так, чтобы это был уже окончательный, фактический референдум, броня.

То есть, представители российской демократической оппозиции тоже исходят из тех же трех предпосылок, что и Франсуа Фийон и певица Лолита: «Крымнаш» - навсегда, право народа на самоопределение абсолютно, а законы Украины уважать не обязательно.

Оставим для специального этнографического и антропологического анализа вопрос о правомерности использования многозначного термина «народ» в отношении населения Крыма. Очевидно, что, если говорить о том значении, политическом, в котором слово «народ» является синонимом термина «политическая нация», то никакого «народа Крыма» не существует, поскольку в этом смысле народом называют население отдельной страны, государства. Термин «народ Крыма» в этническом смысле, как культурно-историческая и языковая общность тоже сомнителен, поскольку на территории Крыма живут разные этносы. В этом смысле в Крыму есть крымскотатарский народ, есть представители русского, украинского и других народов, а крымского народа как единого этноса нет. Поэтому принцип «права народа (нации) на самоопределение» и без того не универсальный, применительно к Крыму является крайне спорным.

И, тем не менее, проблема есть. Она, конечно, не в том «референдуме» под дулами автоматов, которым любят козырять российские политики и их обслуга, а в том, что настроениями и судьбами двух миллионов людей пренебрегать опрометчиво.

Но проблема эта никоим образом не решается новым крымским референдумом, который будет очевидным образом противоречить и законам Украины и нынешним законам России. По законам Украины такой референдум возможен только на территории всей страны, а по нынешним законам РФ сама постановка вопроса о судьбе Крыма является уголовным преступлением. Тогда – как?

Все разговоры о будущей судьбе Крыма могут перейти в практическую плоскость только после смены режима в России, что неизбежно будет означать и смену информационной политики, прекращение зомбирования населения России, а также населения оккупированного ею Крыма. Возврат Крыма в состав Украины – это та цель, к которой обязаны стремиться те политики России и Украины, которые хотят добра, прежде всего, своим странам. Не будет добра россиянам, пока они не вернут украденное. Не будет добра народу Украины, пока у нее будет кровоточить отрезанный Крым. (Еще одна проблема – Донбасс, но это надо говорить отдельно).

Программа демократической России в отношении Крыма должна состоять из двух пунктов. 1. Признание аннексии Крыма международным преступлением, ответственность за которое лежит на руководстве Российской Федерации. 2. Признание Крыма территорией Украины, и объявление всех нормативных актов, закрепляющих российский статус Крыма, включая соответствующие поправки к Конституции, юридически ничтожными, а значит, подлежащими отмене.

В публичной российской политике на данном этапе предпочтительно ставить точку после этих двух пунктов. Дальше начинается то, о чем можно ответственно говорить лишь после того, как станет ясно, каким образом произойдет демонтаж путинского режима и в каком состоянии после этого будет Россия и ее экономика. Очевидно, что невозможно в 21-м веке механически «отгрузить» полуостров с двумя миллионами женщин и мужчин, как отгружают партию мебели. Аннексия была энтропийным насильственным процессом, поэтому, как любой процесс разрушения, его можно было провести в режиме спецоперации, практически в один день. Обратный процесс неизбежно будет более трудоемким. Строить всегда тяжелее, чем ломать.

Очевидно, что все издержки этого процесса, в том числе и переселение и обустройство на своей территории тех жителей Крыма, которые не захотят жить в Украине, должна взять на себя демократическая Россия. Просто потому, что мы, а не украинцы, привели, или допустили приход к власти Путина и его банды, а значит должны отвечать за его преступления.

Наивно было бы думать, что от украинских политиков процесс возврата Крыма не потребует никаких усилий. Главное, чтобы жизнь в Украине стала привлекательной, тогда жители Крыма воспримут возврат в состав Украины не только как восстановление законности, но и как личное благо. Но тут важно подчеркивать, что это целиком проблема и ответственность украинских властей, и ни в коей мере не может быть условием и предпосылкой возврата украденного Крыма.

Неизбежно возникает вопрос, как быть, если настроения большинства жителей Крыма останутся пророссийскими, если желающих быть в составе России будет столько, что переселить всех будет невозможно, да и несправедливо требовать от людей бросать дома и привычный уклад. У демократического политика есть лишь один рецепт решения этого вопроса: помочь людям стать гражданами, объяснить, что право на самоопределение достигается в политической борьбе. Путем избрания своих депутатов в Верховную Раду. Путем требования проведения всеукраинского референдума, или требования изменения законодательства Украины о референдуме или о статусе Крыма в составе Украины. Это довольно трудный путь, и вполне возможно, что по дороге многие передумают и решат остаться в Украине. Но это уже будет внутренним делом Украины. Российские политики в этом случае получат полное право требовать от Украины и от международного сообщества обеспечить права тех, кто законными средствами добивается изменения статуса Крыма.

Но все это во вторую и третью очередь. Сейчас главное внятно и членораздельно объявить первые два пункта программы по возвращению Крыма в Украину. И поставить точку. А все идеи о новых «окончательных» референдумах и прочих «бутербродах» выбросить из головы. Желательно навсегда.