О разумности и циничности

22 ноября, 14:53
Ходорковский и его сторонники хотят добиться сменяемости власти, что считают главной политической задачей, ради решения которой допустимо поступиться всем, что решению мешает.

Михаилу Борисовичу Ходорковскому должны быть, по-моему, благодарны не только его политические поклонники, но и его оппоненты. И тем, кто поддержал его позицию по Крыму, обогатив ее дополнительными аргументами, должны быть благодарны тоже. Например, Василию Гатову.

«Для современной России, - написал он, - ключевым вопросом является сменяемость власти, а не принадлежность Крыма. Если вопрос о принадлежности Крыма снижает шансы на сменяемость власти в РФ, то нужно цинично, разумно, жестко отложить его в сторону». Это пока расковыченный Ходорковский с той, правда, поправкой, что у того я не встречал употребления через запятую слов «цинично» и «разумно», как совпадающих или близких по смыслу. А у Гатова, похоже, смысловая разница стерта, что подтверждается и его суждениями о том, что крымский вопрос касается не только тактики оппозиции, что надо видеть и его стратегическую глубину.
«Если - цитирую - с определенной долей условности можно говорить о признании украинского суверенитета над Крымом в результате комплекса договоренностей 1991-1993 годов (а также договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между РФ и Украиной, как фактическом «фиксаже» транзита), то это массовая гражданская измена (жителей Крыма Украине. - И.К.), а никак не аншлюс, аннексия или иное внешнеполитическое событие. 2 миллиона человек тем или иным образом продемонстрировали свое отрицание суверена, с которым мирились более 20 лет».

Не хочу цепляться к неряшливостям и туманностям, вроде правовых оценок «с определенной долей условности» или «отрицания суверена тем или иным образом». Просто потому, что для мировоззренческого гибрида разумности и циничности они не чужеродны, а органичны. Под разумностью, как понимаю, имеется в виду следование международному праву, под циничностью – оправданность конъюнктурного пренебрежения им.

Ходорковский и его сторонники хотят добиться сменяемости власти, что считают главной политической задачей, ради решения которой допустимо поступиться всем, что решению мешает. А мешает народный «крымнашизм», с которым поэтому следует считаться и при необходимости на него опираться. Не буду опять же о том, насколько сочетаемо это с установкой на сменяемость власти. Полагают, что сочетаемо, пусть пробуют. Но зачем же тактическую позицию обосновывать, прибегая к пересмотру принятых в мире для определенных ситуаций юридических терминов и заменяя их юридическими неологизмами вроде «массовой гражданской измены»?

Михаил Борисович Ходорковский и люди, его поддерживающие, выступают не просто за сменяемость власти, а за правовое государство, гарантирующее, в том числе, и эту сменяемость. Они понимают, надеюсь, что «крымнашизм», с которым намерены считаться, с правовым государством скрестить непросто. И я бы с сочувствием наблюдал за их попыткой, если бы с самого начала то не было бы скрещиванием разумного с циничным.

Своими формулировками Гатов дезавуирует правовые оценки, выставленные крымским событиям 2014 года и роли в них России международным сообществом. Дезавуирует тот факт, что «отрицание суверена» и «гражданская измена» произошли при вмешательстве и под контролем другой страны, при несоблюдении правовых процедур, а потому не могут считаться ни «отрицанием суверена», ни «гражданской изменой». Да, в результате возникли политические проблемы – не только для российской власти, но и для оппозиции. Можно считать их для страны главными, можно из тактических соображений отодвигать на второй план. Но они фактически объявляются не решаемыми, а потому и попыткам решения не подлежащими.

Я плохо представляю себе, как можно выстроить обещаемый правовой порядок в стране, до того внесшей весомый вклад в разрушение правопорядка мирового, опираясь на доправовой «крымнашизм» и опасаясь потревожить антиправовое ядро его сознания. Еще хуже представляю себе, что международное сообщество проникнется доверием к будущему российскому лидеру, который идею правового государства будет отделять от крымской проблемы. Но, повторяю, Михаила Борисовича Ходорковского и его соратников есть за что благодарить. Многим они помогли определиться