Оппозиционеры и революционеры

22 августа, 10:00
Ситуация в нынешней России такова, что демократии в ней нет, а вот «демократическая оппозиция» почему-то есть!

Недавно Саша Сотник обратился в фейсбуке к подписчикам с просьбой поддержать его видеоканал «Сотник ТВ» финансово.

Речь идет, между прочим, о канале со 100 000 подписчиков — для России — это очень много, в разы больше чем реальный тираж многих иллюстрированных журналов. Крупнейший канал, можно сказать, и вот поди ж ты — обращается к помощи подписчиков.

Ну с одной стороны, это понятно — реклама на ютьюбовских каналах больших денег не дает. Но, с другой стороны... А как же деньги Госдепа!? Ведь Сотника регулярно обвиняют, что он продался Госдепу, да не за печеньки, а полновесные американские доллары?

Где деньги, Зин? Неужто Саша Сотник их заныкал? Тогда почему наглеет и открыто помощи требует? Не боится, что Госдеп его за глотку схватит?

Да полноте! Все мы прекрасно понимаем, в том числе и те, кто обвиняют Сотника, что никакими госдеповскими деньгами на его канале и не пахнет. Что если они и вливаются куда-то в России, то этот поток канал Саши Сотника благополучно минует.

А вот, кстати, почему? Ну, поднимите руки, кто знает!

Госдеп — не Госдеп, но ведь какие-никакие деньги на поддержку «независимых СМИ» в Россию идут. Путь не от Госдепа, но от всяких фондов там, от общественных организаций — идут ведь! Кто-то ведь жертвует на поддержку российской оппозиции! Да вот хотя бы наши кое-какие беглые олигархи... я общаюсь с ними, я точно знаю — жертвуют.

Так почему же эти финансовые ручейки до канала Саши Сотника не дотекают? Вы себе этот вопрос когда-нибудь задавали?

Впрочем, для меня этот вопрос — риторический. Я знаю — почему. Но — начну немного издалека.

Вот как вы ответите на вопрос: «Что такое оппозиция?»

Это тот, кто борется против власти? Тот, кто противостоит системе? Не торопитесь с ответом.

Вот есть, к примеру, такая страна. США называется.

И есть там две партии которые, если не вникать в тонкие детали, ничем друг и от друга не отличаются. Обе правящие и обе оппозационные! По очереди!

И все, что они по сути делают — это всерьез, не понарошку — следят друг за другом, чтобы использовать малейший прокол противника себе на пользу. И по этой же причине сами стараются проколов не допускать, потому что понимают, что и за ними следят точно так же. И уже только это гарантирует, что все решения принимаются взвешено, все семь раз отмеривается и лишь потом — режется.

И каждый понимает, что открытых злоупотреблений властью допускать нельзя. Это будет тут же использовано политическим противником. Вон Никсон злоупотребил и поплатился, несмотря на то, что был действующим президентом.

И каждый знает, что если ты не будешь реально работать в интересах своих избирателей, то в их интересах поработает твой противник и уведет их у тебя. И потому все так или иначе вынуждены считаться с избирателями.

Вот это и называется — демократия.

Потому что демократия это не когда голосуют, а когда система выстроена так, что общество может контролировать власть и влиять на принимаемые ею решения.

Так вот, в по-настоящему демократическом обществе задача оппозиции вовсе не в том, чтобы противостоять власти или сломать систему. Задача оппозиции в том, чтобы контролировать правящее большинство, следить за возможными просчетами правящей партии и искать возможности занять ее место. А заняв его — продолжать дальше, но уже с учетом ошибок предшественников.

А вот когда демократии нет, то и оппозиции быть не может. Когда нет демократии, то на место оппозиции должны прийти те, чья задача состоит в том, чтобы «сломать систему» и заменить ее демократией. И называть таких людей положено не «оппозиционерами», а «революционерами».

Так вот ситуация в нынешней России такова, что демократии в ней нет (ибо, повторюсь, демократия это не когда голосуют, а когда общество контролирует), а вот «демократическая оппозиция» почему-то есть!

Которая внешне вроде как делает ровно те же две самые вещи, что оппозиция в Штатах: во-первых, она критикует власть, следит за ее просчетами, а во-вторых, стремится занять ее место в политической пищевой цепочке.

Но поскольку демократических механизмов для реализации этого самого «во-первых» в России нет, весь реальный выхлоп российской оппозиции сводится к «во-вторых», то есть к борьбе за место в этой самой пищевой цепочки на политическом Олимпе.

Нет-нет, оговорюсь сразу, я далек от того, чтобы обвинять всю российскую оппозицию в каких-то низменных корыстных стремлениях. Я не сомневаюсь, что большая ее часть искренне обеспокоена судьбами страны и искренне желает мира, любви, свободы и демократии.

Но как истинная «оппозиция» (а не «революционеры»), она хочет достичь своей цели, не ломая существующую систему, а наоборот, встроившись в нее и используя ее, «по-старому, но для других целей... в духе добра и взаимной любви».

Мысль о том, а приспособлена ли вообще эта система для «добра и любви», редко кому приходит в голову.

Давайте пройдемся по персоналиям

Вот оппозиционер Алексей Навальный. Человек делает великое полезное дело. На грани подвига делает, я бы сказал. Но вот спросите Алексея, что он будет делать, когда придет к власти. Покончит с имперскими замашками России? Откатит назад великие завоевания Путина? Вернет ли он Крым Украине?

Ответ вы знаете. Его уже спросили, и он уже ответил.

Или вот оппозиционер Илья Яшин. Великую и огромную работу проделал человек, выпустив доклад о массовых нарушениях закона в Чечне и опасности кадыровской системы. А почему тогда Кадыров с такой готовностью распространил это доклад по всей Чечне? Не спрятал, а наоборот — распространил!

Да потому что через весь доклад красной линией проходит ключевая идея — Путин виноват в том, что не добил чеченских боевиков, пошел с ними на сделку, и вот теперь они наглеют! И когда люди в Чечне читают этот доклад, у них первым делом возникает не озабоченность по поводу нарушения законов в Чечне, а опасение того, что Илья Яшин, придя к власти, отправится добивать чеченских боевиков и наводить в Чечне порядок! И они вместо того, чтобы отшатнуться от Кадырова, наоборот, прижмутся к нему потеснее. Потому что двух чеченских войн было более чем достаточно, чтобы понять — лучше уж местные Тонтон Макуты, чем русские бомбы, падающие с неба.

Или вот уважаемый мною Михаил Касьянов, всерьез уважаемый, я не иронизирую. Наиболее адекватный человек, побывавший во власти за всю путинскую эпоху. Что делает Михаил Касьянов, когда происходят теракты в Брюсселе? Он делает заявление: «Россия обязана встать в один ряд с нашими партнерами по ОБСЕ и в рамках международной антитеррористической коалиции исполнять свою миссию по защите Европы, укреплению существующей системы европейской безопасности».

Это о какой России он говорит? О будущей свободной-демократической?

Да нет, о нынешней — путинской! А мы знаем, как она «защищает»! Так сразу и возникает в мозгу картина, как зеленые человечки без опознавательных знаков ставят по всей Европе заслон терроризму. Нет, я понимаю, что ничего такого Михаил Касьянов на самом деле не имел ввиду. Но сам тот факт, что заявление борца с диктатурой практически слово в слово совпадает с заявлением самого диктатора, оно обнажает всю суть ситуации. Имперское мышление — его из мозгов никуда не денешь.

И вот представим теперь, случилось чудо, и нынешняя оппозиция взяла власть. Давайте пофантазируем, что она сделает первым делом?

Разрушит до основания путинскую систему правления?

Да нет же! Она использует ее «по-старому, но для других целей... в духе добра и взаимной любви».

Конечно, она ликвидирует все то антиконституционное и антидемократическое, что накопилось в этой системе за последние годы.

Отменят цензуру и дурацкие законы последних лет, освободят политзаключенных, разрешат усыновление российских детей иностранцами, и сделают еще кучу других прекрасных дел. И даже отдадут под суд наиболее одиозных коррупционеров и чиновников. Но не всех, конечно, потому что все враз перекуются и станут пламенными демократами. Точь-в-точь такими же, каким был Милонов в бытность помощником Старовойтовой.

Ничего в системе не будет сломано, всё просто «откатится» немного назад, эдак к уровню 2005-2009 года, когда и цензура была не очень заметна, и Госдума еще не включила свой бешеный принтер, а «Депутат Яровая» была не реакционной «Старухой Шапокляк», а пламенной демократкой из партии Яблоко и заместителем Явлинского.

Вот останови сейчас любого на улице, спроси, хотел бы он вернуть политическую и экономическую ситуацию к 2005-му? Любой ответит, что да, было бы неплохе. А спроси, а в 91-й хотел бы вернуть? Чтобы стартануть все заново, но не повторяя прежних ошибок? Понятное дело, что любой предпочтет 2005-й, вопросов нет. Потому что «революция» по большому счету никому не нужна. Нужна — стабильность. Нормальная путинская стабильность. Только вот чтобы без этих антиконституционных заморочек последнего времени.

И никто не будет думать о том, что из «путинской стабильности» есть строго один выход — в «путинский беспредел», что из любого путинского 2005-го существует только одна дорога — в путинский 2015-й, и других дорог — просто нет.

И именно поэтому — вся история России последнего столетия, это метание от очередной оттепели к очередному беспределу и обратно. И это даже не чья-то злая воля. Это просто сама структура существующей системы такова, что допускает только два состояния: «оттепель» и «беспредел». И оба этих состояния — неустойчивы.

И да — чуть не забыл. Я обещал ведь в начале статьи сказать, почему «Сотник ТВ» не получает финансирования. Вы, наверное, уже сами поняли, но на всякий случай — объясню.

Саша Сотник не часть этой политической системы, он не играет по ее правилам, он не хочет откатить страну к 2005 году, он хочет вообще эту систему ликвидировать. Он не собирается «использовать излучающие башни», он хочет снести их нафиг. Он не «оппозиционер», он — «революционер», а значит — Саше Сотнику не видать финансирования своего канала. Потому что одно дело профинансировать «оппозицию» — это дело вполне благопристойное и богоугодное, и другое — профинансировать «революционеров», это дело подрывное и опасное.

Ну и вопросы бухгалтерии, опять-таки. Любая оппозиция — это благопристойная бюрократическая структура и на любую полученную копеечку она с готовностью нарисует отчет о ее использовании по всем правилам бухгалтерии, так что комар носа не подточит. Как реально использует — это уже другой вопрос, но отчетность правильную — нарисует!

А революционеры — это стихия. Туда можно закинуть лопатой деньги, как в топку, и даже воочию увидеть выхлоп от этой лопаты, но вот требовать бухотчетность от топки — это нонсенс.