Остров свободного ГУЛАГа

30 ноября, 12:02
Вряд ли после смерти Фиделя Кастро можно ожидать на Кубе каких-то перемен

Вряд ли после смерти Фиделя Кастро можно ожидать на Кубе каких-то перемен

Социализм, проиграв в реальности, выиграл битву за умы интеллектуальной элиты. Поэтому, как знает каждый уважающий себя современный либерал, до революции нищей Кубой правил коррумпированный диктатор Батиста.

Так вот — это вранье.

До 1959 года Куба была одной из самых богатых стран Латинской Америки, с самой высокой капитализацией фондового рынка. Да, это не была свободная страна, и режим Батисты был коррумирован. Но это был Лас-Вегас — это был пригород США, куда стекались туристы, деньги и азартные игры. Лас-Вегас тоже создавала мафия.

Сразу после революции Куба полностью национализировала все предприятия и коллективизировала сельское хозяйство. И экономическое процветание Кубы закончилось. До кончины СССР Куба еще жила на советских дотациях, а после краха СССР в одной из самых благословенных стран мира, где палку посади — вырастет, наступил голод. Люди физически голодали, как они голодали во Вьетнаме после победы Хо Ши Мина.

Карточки действуют на Кубе до сих пор. Каждый кубинец имеет книжку с карточками и bodega, казенный магазин, к которому он прикреплен. Выглядит bodega точно так, как выглядел сельхозмаг где-нибудь в Усть-Заплюйске в 1970-е годы: пустые полки и шаром покати. Карточные нормы — пять яиц в месяц.

Самой яркой приметой социалистической Кубы является автопарк 50-х годов. Машины — это то немногое, что оставалось в частной собственности, и их счастливые владельцы до сих пор пользуются теми же машинами, которыми пользовались во времена ужасного и страшного Батисты, поддерживая их жизнь с помощью немыслимых ухищрений. Кто имеет машину — счастливчик. Он может возить туристов и зарабатывать деньги для того, чтобы купить на черном рынке еду.

Только при президенте Рауле Кастро кубинцам позволили владеть своими квартирами, и они получили доступ к бытовой технике. При этом за ремонт, воду и электричество по-прежнему отвечает государство. В результате даже центральные улицы Гаваны — это сыплющиеся дома, остатки былого колониального величия.

Население зависит от государства во всем — от рождения и до смерти. 70 процентов населения работают на государство. Куба хвастается своей системой бесплатного здравоохранения, и миф о прекрасной кубинской системе здравоохранения не сходит со страниц левой прессы. На самом деле эта система создана с помощью СССР в 60-х годах и выглядит в точности так же, как сельская больница в Узбекистане в СССР в 60-х годах. На Кубе отсутствует современная медицинская аппаратура, современные методы лечения и медики, умеющие их применять.

Вы спросите: каким же образом население добровольно мирится с такой жизнью в начале XXI века? Ответ: с помощью пропаганды и репрессий.

Система концентрационных лагерей начала создаваться на Кубе еще в 60-х годах, параллельно с построением социализма.

В него мог попасть любой, кто отказывался добровольно заниматься работой на благо революции, противился коллективизации, а также был гомосексуалистом, адвентистом Седьмого дня и свидетелем Иеговы. Кроме того, в них попадали католические и протестантские священники. Одно время лагеря насчитывали 350 тыс. чел. при населении острова 6,4 млн, притом что в советском ГУЛАГе в 1953 г. содержалось 2,5 млн. человек при 190 млн населения. На воротах лагерей было написано то же, что на воротах Аушвица: «Работа сделает вас людьми».

Разумеется, не все попадали в концентрационные лагеря. Критикам чудовищного диктатора Пиночета, которым удалось с трудом наскрести три тысячи человек, убитых по политическим мотивам (в эту цифру они включили 600 боевиков-террористов MIR, правительственных солдат, убитых MIR, и даже прохожих, случайно погибших во время организованных MIR терактов), будет любопытно узнать, что организация под названием «Архив Кубы» даже в суперзакрытой тоталитарной стране задокументировала 3615 случаев революционных расстрелов плюс 1253 внесудебных убийства.

Это — только доказанные случаи. «Черная книга коммунизма» оценивает количество расстрелов в 15—17 тыс. человек.

Правой рукой и главным палачом этих революционных расстрельных бригад был кумир левых всего мира Эрнесто Че Гевара. Каждый романтик, который носит майку с его физиономией, должен быть знаком со словами этого кубинского Дзержинского: «Чтобы послать человека на расстрел, суд не нужен. Суд — это пережиток буржуазного прошлого. Революционер должен стать хладнокровной машиной для убийства, движимой чистой ненавистью».

Речь идет не о тайных казнях. Многие из расстрелов были публичными.

Правду скажем — расстрелы эти остались в прошлом. Способность нации сопротивляться тоталитарной диктатуре, увы, небесконечна. Жажду свободы приходится выжигать огнем и мечом только первые тридцать лет. Потом достаточно пропаганды.

Тем не менее политические заключенные на Кубе существуют до сих пор. Всем известно про страшную американскую базу в Гуантанамо. Преступления кровавых американцев против содержащихся там мирных мусульман задокументированы каждой леволиберальной газетой. Мы хорошо знаем, что халяльное меню в этой кровавой цитадели американского империализма пересматривается только раз в две недели, что пепси-колу и мороженое узникам позволяют только дважды в неделю, а тюремная библиотека насчитывает только 17 тыс. книг.

Спроси любого правозащитника ночью, что такое Гуантанамо, и он тебе ответит: это место, где американцы без суда и следствия мучают мусульман, заставляя мирный ислам воевать против Америки.

Мало кто знает, что в провинции Гуантанамо, с кубинской стороны, находится 94 (девяносто четыре) тюрьмы. Всего свободная Куба насчитывает около 300 тюрем — при кровавом Батисте их было 12.

Уехать с Кубы до сих пор нельзя: нужна выездная виза. С начала построения социализма из этого рая на земле бежали приблизительно 1,2 млн человек, включая сестру и дочь вождя. Смерть Кастро вызвала среди этих эмигрантов приступ ликования.

Праздник этот, впрочем, преждевременный: нет никаких оснований полагать, что кубинский режим собирается меняться. Ведь любая реформа, спасая страну, угрожает гибелью правящей элите, а правящая тоталитарная элита всегда предпочитает сохранение власти спасению страны.

Это хорошо видно по тому, как развивались события на Кубе после краха СССР. Сначала конец советских субсидий принес некое отрезвление: после того как в стране начался голод, Фидель Кастро разрешил мелкий бизнес и даже хождение доллара. Однако Кастро быстро нашел нового спонсора — Уго Чавеса. После этого в 2004-м доллар снова был запрещен, а Кастро начал культурную революцию, рассылая в качестве ее агентов по стране молодых хунвейбинов.

В 2008 году тяжело болеющего Кастро на посту президента, а затем и первого секретаря компартии сменил его брат, твердокаменный марксист Рауль. Ни о каких свободных выборах речи, разумеется, и не шло. Рауль объявил, что его цель — сделать построение социализма «необратимым», и назначил своим советником 81-летнего Жозе Рамона Мачадо Вентуру, твердокаменного сталиниста.

Есть старая фраза: «Капитализм — это неравномерное распределение богатства, а социализм — это равномерное распределение нищеты». Фраза эта, увы, не совсем справедлива.

Социализм вовсе не исключает неравенства и коррупции. Он просто означает, что правящая верхушка живет при коммунизме и получает бесплатно все, что причитается ей по статусу, а все остальное население живет в одном большом ГУЛАГе. Он также означает, что вся машина государства на самом деле работает на то, чтобы защищать статус тех, кто уже живет при коммунизме. И что чем ближе человек к власти, тем больше его возможности обогащения.

Один типичный пример: Макс Марамбио, бывший главный телохранитель Альенде, который после чилийского переворота 1973 года сумел бежать на Кубу. Там — несмотря на отмену частной собственности — этот ближайший друг Фиделя Кастро стал во главе успешного коммерческого предприятия Rio Zaza. Причина, по который вояка-телохранитель, не очень-то сведущий в бизнесе, сумел стать миллионером, была очень проста: Rio Zaza получила от его друга Кастро монополию на продажу нищим кубинцам соков и пастеризованного молока.

Конец успешному бизнесу Марамбио пришел только тогда, когда Фиделя сменил его брат Рауль. Марамбио сбежал с острова и заочно получил 20 лет за беспримерную коррупцию.

Несмотря на падение СССР, этим странам удалось выжить за счет государственного террора и пропаганды, а также за счет радикального снижения сопротивляемости нации этой пропаганде уже во втором поколении. И ничто не свидетельствует о том, что смерть Фиделя Кастро принесет Кубе какие-то перемены.