PromoPromo

Почему белорусы не любят Лукашенко

21 сентября, 11:14
Лукашенковская Беларусь имеет анахроничную хозяйственную модель, доставшуюся в наследство от советской системы.

Однажды я гулял по Припяти со сталкером Максимом Крыгиным, который живет в Украине, является весьма образованным и разносторонне развитым человеком, поддерживает Майдан и в целом европейский выбор Укрианы, но при этом он не мог понять, почему белорусы не любят Лукашенко. Максим рассказывал, что бывал несколько раз в Беларуси и его впечатлили наши хорошие дороги и инфраструктура.

Тогда я ответил лишь то, что хорошее качество дорог еще не является показателем того, что в государстве хорошая и добрая власть (вспомнить ту же Германию 1930-х), и мы перешли на другие темы разговора.

А затем в интернете я стал встречать всё больше и больше высказываний украинцев о том, что вот мол «у вас в Беларуси порядок, батька всё держит».

На мой вопрос о том, чего же вы прогнали Януковича, который у вас «тоже всё держал», мне отвечали «тю, та тож зовсiм iнше!».

Такая позиция украинцев, хвалящих Лукашенко, мне совсем непонятна (в отличие, скажем, от позиции некоторых просоветски настроенных россиян), и я решил написать этот пост.

Итак, под катом кратенький рассказ о том, почему именно белорусы не любят Лукашенко.

1. Лукашенковская Беларусь имеет анахроничную хозяйственную модель, доставшуюся в наследство от советской системы. Главный минус этой модели — в стране существует огромная масса людей, не заинтересованных в результатах собственного труда, это всевозможные работники госпредприятий, которые делают вид, что работают, а государство, в свою очередь, делает вид, что платит им деньги. На практике это выливается в огромные массивы госпредприятий, где за гроши трудятся по сути бесправные люди.

Государственные СМИ, рассуждая про предприятия, навязывают дискуссию о малой безработице в стране (на самом деле высокой), хотя нужно говорить о реальном благосостоянии и правах людей — первое существенно ниже, а во втором люди значительно урезаны в сравнении с развитыми странами.

Независимых профсоюзов в стране нет, отстаивать права негде. Свежайший пример, присланный мне вконтакт-френдом прямо во время написания поста (оставлю без комментариев), дает достаточно хорошее представление о ситуации на предприятиях:

В дополнение еще почитайте о том, как на наши выборы гонят студентов.

2. Второе плавно вытекает из первого — квазисоветской экономической модели нужны зависимые и бедные граждане и не нужны свободные, богатые и знаменитые — так как, во-первых, их нельзя заставить голосовать за нынешнюю власть на выборах (нет админресурса для давления), а во вторых — они могут составить реальную конкуренцию нынешней власти.

Как следствие — в стране очень непросто заниматься бизнесом, государственная система не заинтересована в том, чтобы вы реализовывались как личность, занимаясь собственным делом. Пракически невозможно взять толковый кредит на бизнес, прямого кредитования бизнеса крупными банками в стране не существует, чиновники имеют огромные разрешительные полномочия, разрешения и бумажки нужно брать буквально на всё.

К примеру, если 75-летнему идеологу из «идеологического отдела в исполкоме» не понравится ваш рекламный постер, то он его не согласует, и останенесь вы без рекламы. Просто потому, что он так захотел — с этим я стокнулся лично.

В дополнение к вышесказанному — налоговое законодательство меняется раз в квартал, и не остаться «должным и виноватым» в этой системе достаточно непросто. Осбенно смешно, кстати, на фоне этого слушать мантры про «стабильность» — это с нашим-то стихийно меняющимся законодательством, инфляцией и падающем рублём (при Лукашенко уже вторая деноминация).

Правда, в этом пункте сделаю уточнение – в бизнесе медледленно и со скрипом кое-что начало меняться в лучшую сторону, в том же Миснке стали появляться небольшие «семейные» бизнесы, кафешки и т.д. Это происходит не потому, что власть вдруг полюбила бизнесменов, а потому что нужно чем-то наполнять бюджет.

3. Далеко не самая лучшая ситуация с образованием. В школах бардак, в системе образования выживают в основном безинициативные и управляемые люди, выстраивается та самая советская «вертикаль», при которой учитель — это не инициативный и творческий работник, а винтик системы, готовый в любой момент принудительно загонять детей на субботники и заниматься вбросами бюллетеней на «выборах».

О том, почему люди становятся такими, поговорим как-нибудь в другой раз.

Это тема для отдельного поста про целый сонм трагедий детства, незапланированных и нежеланных детей, неполных семей, семей с отцом-тираном, формирующих перекошенное мировоззрение — при котором простые отношения между людьми воспринимаются как взаимные манипуляции, а жизнь представляется невозможной без «высокого начальства».

Всё это очень грустно, но пока это так. Немалый процент таких людей работает в системе образования и воспроизводит себе подобных.

4. В стране фактически нет назвсисимых судов, а посадить человека могут просто за мнение, которое отличается от официально-государственного, свежайший пример — политический заключенный Эдуард Пальчис, который уже много месяцев сидит в минском СИЗО за несколько политических статей на своём сайте.

Это же касается не только чисто политических моментов, но и просто жизненных, везде действует одно правило — простой гражданин НИКОГДА И НИЧЕГО не выиграет в суде у государственной организации.

Самый свежий пример — суд Антона Мотолько против Белтелерадиокомпании, укравшей его снимок; в суде Антону популярно объяснили, что он никакой не фотограф и вообще попал на бабки, должен еще $270 за госпошлину и экспертизу.

Конституционного суда по факту тоже как бы и не существует.

5. В Беларуси не существует общественного телевидения и массовых СМИ, в которых реальные проблемы обсуждались бы с различных точек зрения.

Не существует этого потому, что власть панически боится неудобных вопросов и конкуренции — как правило, левые демагоги всегда проигрывают в честных дебатах (или, как минимум, выглядят вяло и неубедительно), и поэтому первое, что они делают, придя к власти — подкупают или уничтожают СМИ, оставляя только пропагандистские ресурсы.

Самостоятельно думать над проблемами привыкли, к сожалению, далеко не все, и поэтому немалый процент людей голоса из телевизора принимает за собственные мысли, не видя и не слыша другой альтернативы. Это, кстати, касается всего человечества в целом — оставь в любой стране только пропаганду, и там появится огромный процент людей, который будет ее поддерживать.

6. В культуре существует цензура и «черные списки», люди часто преследуются за свою культурную деятельность — стоит вспомнить недавний суд над ребятами, нарисовавшими граффити «Беларусь мае быць беларускай» или фактический запрет на концертную деятельность Сергею Михалку и его музыкальным проектам.

В стране есть плеяда «музыкантов», сидящих у государственной кормушки и выступающих «по спискам»— по крайней мере, еще несколько лет назад было именно так, я лично общался с человеком, организующим такие концерты.

Суть «концертов по спискам» следующая — на госпредприятие присылаются билеты и приказ в добровольно-принудительном порядке распространить их среди работников, а иначе отключим газ применим «меры административного воздействия» (см. п. 1).

7. Силовые структуры, такие как МВД и КГБ, практически неподконтрольны обществу и фактически обладают неограниченными полномочиями. В девяностые годы Лукашенко дал четко понять, "кто здесь власть", когда несколько случаев избиения милицией демонстрантов на митингах остались безнаказанными, это развязало руки силовикам.

Фактически, находясь в Беларуси, вы не можете быть уверены, что завтра вас не захотят арестовать за например вашу бизнес-деятельность и посадить. На суд рассчитывать не приходится (см. п. 4).

8. «Замороженность» общественного дискурса о проблемах того, кто мы и куда движемся. Государственная идология под красно-зеленым флагом и песевдосоветским пафосом, достигшая агрогламурного пика в начале 2000-х годов, сейчас тихо оседает, как снеговик из ноздреватого мартовского снега — так как не дает ответов ни на какие глобальные вопросы, не имеет ни истрической традиции, ни внутреннего наполнения, а является пустышкой-симулякром, призванным оправдать лишь одну вещь — почему в президентском кресле уже столько десятилетий сидит один человек.

Лукашенко не вечен, и после его ухода с поста президента всё вернется на круги своя — опять встанет вопрос, кто мы и откуда, и реальность заставит искать на него уже настоящие ответы, а не копаться в советских мифологемах брежневских времен.

При этом нужно понимать, что в стране существует немалое количество людей, которые подобную систему воспринимают как «харошую и стабильную». Примерно так же, как офицеры воспринимают «нормальной» жизнь в казарме — трава подстрижена и выкрашена в зеленый цвет, бордюры побелены, а то что солдаты вынуждены носить форму и тратить своё жизненное время на выполнение чьих то прихотей — так «на том стояла и стоять будет земля русская!» (с)

И при всём при этом — всё далеко не так плохо, будущее Беларуси представляется мне в светлых красках.

Перемены уже идут, они заключаются в постепенном отвоевывании у государства кусочков свободной территории — создание каких-то интересных бизнесов, образовательных проектов, воплощения в жизнь крутых идей вроде «Вайбера» или «World of Tanks».

Даже в таких сложных условиях находятся люди, которые этим занимаются, и занимаются достаточно успешно. Они минимизировали участие государства в собственной жизни, и не ждут от государства подачки (и пендаля «иди на выборы, чмо»), а сами создают рабочие места и строят «государства в государстве».

По-моему, это и есть самый лучший путь перемен — без кровопролитий и долгоиграющих конфликтов строить то, что будет работать вне зависимости от государственной системы.

Однажды Беларусь проснётся — а Лукашенко нету.

И никто этого не заметит.