Посланец Бога

13 февраля, 15:20
Встреча Франциска и Кирилла: поцелуй мужчин который понравиться Путину

Встреча Франциска и Кирилла: поцелуй мужчин который понравиться Путину

Движение к внутреннему христианскому примирению имеет много мотивов, много отцов. Об этом шли переговоры много лет. И только теперь нашлись два протагониста, которые сделали первый шаг. Это произошло, пожалуй, не в последнюю очередь из-за того, что на Ближнем и Среднем Востоке, в Северной и Центральной Африке как православные, так и римско-католические христиане из-за их веры терпят жестокие гонения и расправы.

Это совпадает, пожалуй, также с политическими намерениями президента России Владимира Путина.

Он уже неоднократно встретился с Франциском. Они понимают друг друга хорошо, что было доказано в Вашингтоне и Лондоне и, вероятно, также в Берлине. Если повелитель миллиарда католиков возвышает голос против западной политики в Сирии или осуждает западное военное вмешательство в Ливии , тогда это определенно верно. Это сердит НАТО и радует русского правящего монарха. Тем более, что Путин хочет выступaть как спасатель христиан в Сирии .

Посланец Бога

Собеседник Францискa Кирилл давлению Кремля, даже если бы он захотел, едва ли мог бы сопротивляться. По-русски это называется, Путин хорошо держит патриарха в руках. Кирилла возят дорогие машины, пишут русские и международные СМИ, у него, наряду с его роскошной квартирой в Москве, вилла в Швейцарии, собственный самолет и $4 млрд. на различных счетах.

Хорошо чувствует себя экономически и его (русская православная) церковь. В 2010-ом году ей было возвращено благодаря Путину отчуждённое во время революции (1917) имущество. Регулярно идут роскошные пожертвования от близких государству компаний Лукоил и Газпром.

В свою очередь, Кирилл объявил Путина посланным Богом и просит свою паству голосовать за него на выборах. Православная церковь в Москве заняла то положение, которое хотели московские власть имущие. Об этом говорит и то, что настоящие разногласия не исчезли в Риме и в Москве. Но внезапно они стали не так важны.