PromoPromo

Пострадала ли экономика Германии от санкций и контрсанкций?

4 августа 2015, 14:27
Какой след на немецком рынке труда оставила «война санкций»?

Экономические санкции Европейского Союза против России действуют вот уже год: они вступили в силу 1 августа 2014 года.

Неделю спустя, 7 августа 2014 года, в России начало действовать эмбарго на импорт широкого ассортимента продовольственных товаров из ЕС.

С тех пор довольно широко распространена точка зрения, что от этой войны санкций серьезно страдает прежде всего сам европейский бизнес.

Volkswagen: обвал в России не помешал обогнать Toyota

А можно хотя бы приблизительно вычислить тот ущерб от санкций и контрсанкций, который понесла, к примеру, экономика Германии - ведущего внешнеторгового партнера РФ в Евросоюзе?

Нет, это практически невозможно, поскольку крайне трудно определить, какие экспортные поставки или сделки срываются из-за введенных Брюсселем и Москвой штрафных мер, а какие - из-за той глубокой рецессии, которая разразилась в этом году в России после прошлогоднего падения цен на нефть и обвала курса рубля.

Если у концерна Volkswagen в первом полугодии 2015 года продажи автомобилей в России сократились на 41 процент, то это связано скорее с падением покупательной способности россиян, чем с тем, что ЕС ограничил доступ к европейскому рынку капитала нескольким государственным банкам РФ и ряду госкомпаний из оборонной и нефтегазовой сферы.

Но Volkswagen, тем не менее, страдает.

Хотя далеко не так сильно, как от слабеющего спроса в Китае, где немецкий концерн продает сегодня каждый третий выпускаемый им автомобиль.

И все же, несмотря на все эти проблемы, в первом полугодии 2015 года группа Volkswаgen добилась своей стратегической цели: обогнать по сбыту японскую компанию Toyota. Иначе говоря, проблемы в России не помешали Volkswagen стать крупнейшим автостроителем планеты.

Электротехническая промышленность: рекорды на глобальном рынке

Обратимся к другой принципиально важной отрасли немецкой экономики: электротехнической промышленности.

В 2014 году она продала клиентам в России продукции на 1,2 миллиарда евро меньше, чем в 2013-м. Однако упущенная на российском рынке выручка была более чем компенсирована увеличением сбыта в других странах. В результате отрасль увеличила экспорт на 4,9 процента до рекордного в своей истории показателя в 165,5 миллиарда евро.

В этом году произойдет, видимо, нечто подобное. Поставки в Россию немецкой электротехнической продукции за первые пять месяцев сократились почти на 40 процентов, но в то же самое время объемы продаж на мировом рынке в целом выросли на 7 процентов, так что отрасль ждет по итогам 2015 года еще один рекорд по экспорту.

Машиностроение: некоторые небольшие фирмы в опасности

Аналогичная картина - у производителей станков и промышленного оборудования.

Еще два года назад обновлявшая свои производственные фонды Россия была четвертым по значению экспортным рынком для немецких машиностроителей.

В 2014 году продажи упали на 17 процентов, производители недополучили 1,3 миллиарда евро. И все же минувший год оказался для отрасли по показателям экспорта лучшим за всю историю ФРГ.

За первые пять месяцев 2015 года поставки немецкой машиностроительной продукции в Россию упали еще на 30 процентов, так что теперь РФ уже на десятом месте в списке крупнейших зарубежных клиентов. Тем не менее у отрасли пока есть все шансы вновь выйти в этом году на рекордные показатели. Во всяком случае, итоги первого полугодия лишь на 1 процент хуже прошлогодних.

Впрочем, за этой весьма неплохой отраслевой статистикой не видны проблемы отдельных конкретных предприятий, сделавших ставку именно на Россию.

Чаще всего они встречаются на востоке Германии, на территории бывшей ГДР.

Агентство dpa рассказало на днях о станкостроительной фирме Niles-Simmons из Хемница, которая попала под санкции ЕС, поскольку выпускает продукцию двойного назначения, которую можно использовать и в военных целях.

Ей запретили отправлять в Россию уже готовые станки, которые стоят теперь на складе завода.

Такие фирмы обычно не очень большие и, как правило, не имеют возможности переключиться на другие рынки , - объясняет сложность ситуации Райнхард Пэц, возглавляющий восточногерманское отделение Объединения немецких машиностроителей и производителей промышленного оборудования VDMA.

Число безработных - на самом низком уровне с 1990 года

Большие немецкие предприятия выдерживают санкции, хотя и страдают. А вот некоторые маленькие предприятия столкнулись с угрозой своему существованию , - рассказал в интервью газете Handelsblatt глава Восточного комитета немецкой экономики Экхард Кордес.

Эта влиятельная организация, лоббирующая интересы работающих с Россией немецких фирм, с самого начала активно критикует санкции и, в частности, предупреждает об угрозе потери рабочих мест.

Но пока война санкций никаких заметных следов на немецком рынке труда не оставила.

Как сообщило 30 июля Федеральное агентство по труду (BA), в июле число безработных в Германии выросло на 61 тысячу и составило 2,77 миллиона человек. Однако выросло оно по сравнению с июнем.

Если же сравнивать с июлем 2014 года, последним предсанкционным месяцем, то оно сократилось на 99 тысяч человек. По прогнозу BA, среднее число безработных за весь 2015 год может составить 2,79 миллиона.

В таком случае это будет самый низкий показатель со времени воссоединения Германии в 1990 году.

Возьмем другой ключевой макроэкономический индикатор - динамику ВВП.

Официальные данные за 2-й квартал 2015 года Федеральное статистическое ведомство ФРГ опубликует лишь 14 августа. Однако они, судя по всему, будут, по меньшей мере, не хуже, чем в 1-м квартале, когда валовой внутренний продукт Германии увеличился в годовом выражении на 1,1 процента.

Это не очень большой, но стабильный рост. Ни о какой рецессии, как сейчас в России, в Германии не может быть и речи.

Об этом свидетельствует и индекс деловых настроений ifo, опубликованный: бизнесмены Германии весьма оптимистично оценивают как текущие дела, так и перспективы на ближайшие полгода .

Что же касается сельского хозяйства, то в Германии оно пострадало от российского продовольственного эмбарго куда меньше, чем в Прибалтике или, скажем, в Польше.

В этих странах фермерам, действительно, потребовалась помощь Евросоюза, и она была оперативно оказана.

30 июля 2015 года Брюссель решил продлить предоставление этой помощи до февраля 2016 года, а некоторым производителям овощей и фруктов - сразу на целый год.