Потемкинские евро-армии

27 сентября, 18:56
На франко-британских военных переговорах впустую бубнят о “стратегической автономии”. Но нет ничего менее автономного, чем армии, которые не могут передвигаться, воевать или даже видеть врага без американской помощи.

Идея европейской армии также стара, как идея Европейского союза. После создания Европейского Объединения Стали и Угля, эмбриона сегодняшнего ЕС, шесть членов-основателей в 1952 году согласились с необходимостью создания европейской армии. Но план был провален французским парламентом, и страны перешли лишь к постепенной экономической интеграции.

Теперь, после неприятностей, вызванных решением Британии покинуть ЕС, идею военной интеграции пытаются возродить. Некоторые говорят о “Европейском Оборонительном Союзе”, другие – говорят об “Оборонительном Шенгене”. Еврократы пытаются продемонстрировать, что в ЕС есть жизнь и после Brexit: с уходом Британии, говорят они, исчезает самое большое препятствие на пути военной интеграции. Франция остается непревзойденной военной силой внутри ЕС, и в восторге от предлога схватиться за лидерство с Германией. Опасность не в том, что все эти высокопарные разговоры угрожают НАТО, но в том, что они не закончатся ничем – и продемонстрируют уязвимость и слабость Европы.. Они усилят две главных угрозы безопасности континента – агрессивность осмелевшей России и отказ от поддержки со стороны выведенной из себя Америки.

У Европы есть все причины для того, чтобы делать в военной сфере больше. Россия становится все более реальной угрозой, а трансатлантический альянс совсем пообтрепался. Американский изоляционизм в случае, если Трампа изберут президентом, может сломать НАТО, но и в случае, если изберут Хиллари – она потребует от европейцев делать больше. Почему Америка – с меньшей экономикой и населением, должна держать на себе безопасность Европы? Только четыре из 25 европейских союзников по НАТО – Британия, Эстония, Греция и Португалия выполняют минимальный стандарт расходов – 2% от ВНП на оборону. Любая серьезная европейская политика должна начаться с признания того факта, что европейцы должны расходовать на оборону больше. И они должны пользоваться совместной критически важной военной инфраструктурой и оборудованием. Даже крупнейшие европейские державы – Франция и Британия не в состоянии делать это в одиночку.

И ЕС может внести свой вклад. Многими современными угрозами – от терроризма и до энергетического шантажа лучше всего противостоят гражданские институты. В Афганистане и Ираке генералы осознали, что солдаты в одиночку не могут навести порядок в разрушенных странах – и они первыми попросили помощи и совета от ЕС. ЕС также может оказаться краеугольным камнем для строительства политики нейтральных северных стран, Финляндии и Швеции в отношении защиты уязвимых балтийских республик – и, в конечном итоге, вступления в НАТО. Европейская Комиссия может выделить бюджеты на оборонные исследования.

Опасность заключается в том, что желая показать быстрые результаты европейские лидеры могут погнаться за символами военной интеграции, а не за ее сущностью. Одна из таких обсессий – отдельная штаб-квартира для европейских операций. Это – пустая трата ресурсов: у НАТО и ЕС уже есть достаточно штаб-квартир. Но Британии, ведущей переговоры о новом формате сотрудничества с ЕС, будет трудно заблокировать подобную идею – а Европе все еще следует стремиться к оборонному сотрудничеству с Британией. Европейские военные амбиции не должны стремиться к вытеснению НАТО – возможности Европы, при любом раскладе, остаются крошечными, по сравнению с весом Америки.

На франко-британских военных переговорах впустую бубнят о “стратегической автономии”. Но нет ничего менее автономного, чем армии, которые не могут передвигаться, воевать или даже видеть врага без американской помощи. Европейцам необходимы транспортные самолеты, воздушные танкеры, вертолеты, дроны, спутники, полевые госпитали и многое другое. Не имеет значения, от чьего имени они получены – от ЕС или НАТО. Вооруженные силы – национальны. Чем сильнее они, тем сильнее и ЕС. и НАТО.

Potemkin Euro-armies
Grand talk of a “defence union” risks exposing Europe’s weakness
Sep 24th 2016 The Economist