Позиции силы

16 февраля, 17:47
Не успела Москва оправиться после ставшего для Кремля громом среди ясного неба заявлением Трампа о том, что Крым надо вернуть, как последовал очередной удар в место расположенное чуть ниже спины.

Практически сразу после заявления секретаря Белого дома о необходимости возврата Крыма Украине, новый глава Пентагона Джеймс Маттис заявил о необходимости вести переговоры с Россией, но «с позиции силы»: «В то время как Соединенные Штаты и альянс заинтересованы во взаимодействии с Россией, мы должны защищать себя, если Россия решит действовать вопреки международному праву».

И добавил: «Мы по-прежнему открыты для возможности восстановить сотрудничество с Москвой, и в то же время мы реалистичны в наших ожиданиях и рекомендациях нашим дипломатам вести переговоры с позиции силы».

«Мы не хотим отказываться от ценностей альянса и не хотим, чтобы Россия своими действиями говорила громче, чем кто-либо из присутствующих в этой комнате», — отметил шеф Пентагона.

О чем это говорит? Что наконец-то правительство США прекратит игнорировать выпады представителей ВС РФ и следующий слишком далеко залетевший истребитель будет сбит. Да и закрывать глаза на российские танки которые как мановению палочки оказались в Украине тоже никто не будет.

В Кремле это прекрасно поняли.

Поэтому ответ Шойгу был больше оправданием, чем традиционной угрозой. По его словам, попытки говорить с Россией с позиции силы бесперспективны, хотя в Минобороны и готовы к восстановлению сотрудничества с Пентагоном.

Но никто уже и не собирался возобновлять диалог.

Сначала Пентагон заявил, что поддерживает усиление армии Украины. А потом появилось заявление, что США более не намерены продолжать военное сотрудничество с Россией, в том числе совместной борьбе против ИГИЛ в Сирии, до те пор, пока Россия станет придерживаться международного права.

России нечего противопоставить ни США, ни НАТО. Россия конечно может шантажировать Штаты усилением авиаударов по мирным сирийским городам, но будет ли Америка сохранять нейтралитет при этом? Может так случиться, что неожиданно в районе боевых действий перевернется фура с ПЗРК, и российскому преимуществу в воздухе наступит конец?