PromoPromo

Приключения Путина в Париже

1 декабря 2015, 15:37
Собственно в Париж Путин приехал вовсе не для того чтобы корчить рожи на минуте памяти жертв парижского теракта, и вовсе не затем чтобы встречаться с Эрдоганом, и даже не для того чтобы выступать на конференции посвящённой вопросам экологии.

Собственно в Париж Путин приехал вовсе не для того чтобы корчить рожи на минуте памяти жертв парижского теракта, и вовсе не затем чтобы встречаться с Эрдоганом, и даже не для того чтобы выступать на конференции посвящённой вопросам экологии.

Путин приехал встречаться, или даже точнее снова торговаться с Обамой. Но, об этом потом, давайте расскажем о вчерашнем дне по порядку.

Путин на конференцию опоздал. Опоздал по очень уважительной причине: у него была встреча с главой КНР Си Цзиньпином, который на протокольную встречу при этом не опоздал ни наминуту!

Прямо хочется отметить что: «точность – это вежливость королей»… а не гопников.

Ну да ладно, точность это точно не про Путина, он просто любит, чтобы его ждали, показывая, типа, кто здесь главный.

В Париж он опоздал на полтора часа, но прибыв на место он сидел с таким видом, как будто никуда и не уходил уже третий день.

Понимая, что сказать Владимиру Путину нечего, Франсуа Олланд предложил тому выступить, если он уложиться в пять минут. Путина реально поставили на место, объявив в 13:40, что 13:45.

Путин, однако, не стал делать из этого трагедии, и уложился в три минуты, рассказав, что Россия с 2004 года «почти» удвоила ВВП! Что перевыполнила свои обязательства по Киотскому протоколу и что он, президент России, поддерживает предложение «ограничить повышение температуры к концу XXI века пределами двух градусов по Цельсию». В общем как всегда рассказал очередной анекдот про успехи России, правда, юмор он в этот раз приберег на потом, а именно. Отвечая на вопросы журналистов Путин, сказал что:

«То, что я не присутствовал на фотографировании и ритуальных мероприятиях, — вопрос чисто технического характера», — который был связан с «вопросом графика» и «необходимостью обсудить с коллегами» детали выступления на самой конференции и переговоры в ходе двусторонних встреч.

Также Путин отметил, что тема сбитого Су-24 звучала в ходе его двусторонних переговоров:

«Все внимательно слушали, подавляющее большинство разделяют тот тезис, согласно которому не было никакой необходимости наносить удар по незащищенному российскому бомбардировщику».

«Беззащитный российский бомбардировщик» с легкой руки блогеров сразу же стал мэмом дня.

На вопрос, удалось ли поговорить с Реджепом Тайипом Эрдоганом, Владимир Путин ответил отрицательно: нет, не удалось. Более того, видимо, в ближайшее время и не удастся, потому что:

«Мы получили дополнительные данные, что из мест добычи нефти, которые контролируются террористами ИГ, эта нефть поступает на территорию Турции. И решение сбить российский бомбардировщик связано с решением обеспечить безопасность доставки нефти…— как раз к портам… а защита туркоманов — это только предлог».

А потом добавил что: «Представители российских террористических организаций, в том числе на Северном Кавказе, всплывают на территории Турции», проводят там время в защищенных турецкими спецслужбами местах, а потом, «используя безвизовый режим, опять всплывают на нашей территории».

В общем, фактически Путин объявил войну Турции, и не двусмысленно дал понять, что в его планах уже в ближайшее время сделать из нее пособника ИГИЛ, опорочить в глазах мира, и прочее, и прочее…

На самой конференции Владимир Путин встречался сначала с Бараком Обамой, потом с Си Цзиньпином, потом с Ангелой Меркель, с Биньямином Нетаньяху…

О чем говорил Путин с главой КНР, Германии и Израиля не так интересно, как то о чем он говорил с главой США, а судя по самодовольному крысиному лицу комитетского стукача - это был слив Эрдогана.

Тем не менее, по слухам, сначала Путин с Обамой обсудили важность нанесения авиационных ударов по боевикам ИГИЛ, а не по антиправительственным мятежникам.

Потом Обама повторил, что Асад должен уйти в любом случае, повторил что никаких послаблений санкций из-за несоблюдения Москвой Минских договоренностей не будет, и...

Обама выразил сожаление, в связи со сбитым турками Су-24, и заявил, что всецело поддерживает позицию Эрдогана. На что Путин ответил компроматом на последнего.

Путину очень важно заставить Обаму думать, что турецкое правительство, не поддержавшее санкции против России, замешано в порочащих его связях с ИГИЛ.

При этом, судя по всему, какая-то доказательная база у Путина действительно есть, вот только широкой общественности он ее предъявить не сможет. Почему?

Да потому что в этом случае станет понятно, что данные были получены СВР непосредственно из рук ИГИЛ, с которыми так весьма плотно сотрудничает.

В общем, непростую игру затеял Путин на Ближнем Востоке, и сегодня очень многое зависит от того насколько продуманы будут действия Запада, не попадется ли он в ту же ловушку «дружбы» в которую ранее попался Эрдоган.