PromoPromo

Путин имеет все шансы выиграть геополитическую войну

18 ноября 2015, 15:20
События на Ближнем Востоке и трагедия в столице Франции стали для Путина спасательным кругом

Теракты в Париже всколыхнули мир. И пока мир пытается осмыслить трагедию, понять, как жить дальше, Кремль подсчитывает бонусы – поразительно, но именно он получил наибольшую выгоду от произошедшего, а не ИГИЛ.

Волна террора в столице Франции обеспечила режим Путина, как ни страшно это звучит в данном контексте, «палочкой-выручалочкой», которая помогает ему в глазах мирового сообщества оправдать авиаудары по силам оппозиции и мирным жителям в Сирии по принципу «давайте забудем все и объединимся для борьбы с общим врагом». И отвлекает внимание от войны в Украине.

Против кого дружим?

Перед лицом мировой войны локальные конфликты теряют значение. В АТО люди гибнут в больших нежели в Париже количествах на фоне гуманитарной катастрофы – но Донбасс не Париж. И, как в 1940-х годах, Кремль вновь предлагает «руку помощи» в борьбе перед более страшным и более медийным врагом, чем «Новороссия».

Сторонники версии о «руке Кремля» в парижской трагедии, возможно, не правы. Но учитывая пророссийское эхо французских терактов, эта версия уже не кажется такой уж и фантастической.

Сейчас для России очень важно не только оправдать свои действия в Сирии, но и отвлечь внимание от Украины. Пропагандисты теперь могут, раздувая щеки, радостно говорить: «Вот зачем мы там». А чем российские военные «там» занимаются – уже не так важно.

Хотя на самом деле это как раз первостепенный вопрос. Не США или страны ЕС, или НАТО – воплощения самого зла на российском ТВ – бомбили Сирию фосфорными бомбами, попадающими не совсем туда, куда декларируется. Не их лидеры пожимали Асаду руку, не они строили в Сирии свои военные базы. Это делал Владимир Путин, президент России.

Враг в себе

Также не США и ЕС «кошмарили» своих граждан после терактов 11 сентября 2011 года. Если только кто-то не считает ужесточение визового режима и безопасности в аэропортах «кошмариванием». Россия же после терактов как на ее территории, так и в других странах, в первую очередь била по своим гражданам.

Начало второй войны в Чечне «зачистило» российские СМИ. Теракт в концертном зале на Дубровке во время мюзикла «Норд-Ост» фактически «перетряхнул» российские СМИ на предмет «с кем вы, деятели медиа?»

После каждого теракта как внутри России, так и за ее пределами, правоохранительные органы, выполняющие с приходом Путина роль не «право», а «режимоохранительных» органов, получали команду «фас!» для введения режима «показать, кто в хате главный».

Когда совершались теракты в Чечне, милиция Рязани, Калининграда, Омска, Владивостока, находящихся за тысячи километров, устраивали облавы на всех, кто, как они сами говорят, «не славянской внешности». Причем не с целью проведения «антитеррористических мер», а с целью запугать, унизить и «показать, кто в городе главный». Я работал тогда в милиции. Отчетливо это помню.

Через два месяца после падения башен в Нью-Йорке в 2001 году я вернулся из очередной командировки в Чечню. И выйдя на работу, я застал «антитеррористические меры» в своем ОМОНе, которые заключались в зачистках всех граждан, похожих на кавказцев и арабов. В 90% случаев все эти «операции» заканчивались выбиванием взяток с задержанных.

И, самое главное, что выбивавшие из кавказцев деньги российские милиционеры верили - они реально воюют с мировым терроризмом. Так сказать, давят экономически. Под этими же лозунгами «гасили» оппозицию и оппозиционные СМИ в России, заменяя их на «правильную оппозицию и правильные оппозиционные СМИ».

Подмена трагедий

Теперь, когда Кремль пошел в открытую войну, пусть и с придуманным странным названием «гибридная», против всего цивилизованного мира, события на Ближнем Востоке дали Путину то, что в свое время – теракты на Манхэттене.

Отрицательная риторика по поводу войны в Чечне в отношении России тогда очень быстро сменилась, ведь Россия на весь мир после событий в Нью-Йорке стала говорить о том, что, мол, вот вы нас критикуете, а мы ведь в Чечне с мировым терроризмом воюем, вот теперь и вы почувствовали на себе, что это. Внимание от бойни в Чечне переместилось на теракты в Нью-Йорке и начавшуюся войну в Афганистане.

Сейчас кремлевские СМИ активно используют катастрофу российского «Аэробуса» в Египте для оправдания Путина как перед своими гражданами, так и перед мировым сообществом – мы, мол, побольше вас пострадали. Теракты в Париже стали новой фишкой госпропаганды, как тогда, в 2001 - «вот теперь и Америка с ЕС задумались, где главный враг». И вообще, какая там Украина, какой малайзийский «Боинг».

Интересный факт - в кэше Google при поиске информации о теракте в Париже многие сообщения российских СМИ выдают в ленте поиска строчку «США неожиданно заговорили об отмене санкций против России», когда же вы кликаете на эту ссылку, в сообщениях нет этой информации, исходником которой, согласно Google, является главный рупор Кремля Russia Today.

Вывод только один - эта информация если и была в каком-то тексте RT, она была изменена, но осталось превью в тексте, который скопировали и продолжают копировать российские СМИ. На самом деле исходник этой «идеи» лежит в сообщении российского госагентства ТАСС, которое хоть и пытались годами переименовать в ИТАР (Информационно-телеграфное агентство России), но смогли лишь слепить несуразное ИТАР-ТАСС. А в последнее время и вовсе вернуть прежнее название ТАСС, что расшифровывается не иначе как «Телеграфное агентство Советского Союза», хотя к названию ТАСС и цепляют «оправдаловку» в виде «информационное агентство России».

И вот этот тот самый ТАСС, который, как известно, уполномочен заявить, выцарапывает знаковые слова из The Wall Street Journal, где авторы гадают на тему «а ведь теперь Россия может неожиданно предстать в виде партнера». И эти фантазии американского автора впоследствии превращаются в те самые сообщения о том, что «США неожиданно заговорили об отмене санкций против России».

Понятно, что подобные «размышления» в свою пользу кремлевских пропагандистов рассчитаны на определенный «внушаемый» круг читателей, но они отчетливо демонстрируют, как в очередной трагедии Россия находит выгоду для оправдания своих действий.

А там, глядишь, после ИГИЛ можно будет когда-нибудь и за Украину с западными лидерами поговорить. Ну, с учетом заслуг в мировой борьбе с терроризмом.

Историческая амнезия

В России большая часть школьников не знает, когда началась Вторая мировая, и почему. Они не знают о том, что самая крупная мировая трагедия началась в знакомую им только по «Дню знаний» дату - 1 сентября. Не знают о договоренностях Гитлера со Сталиным, не знают о том, что в сентябре 1939 года, спустя две недели после нападения Германии, с востока в Польшу вошли советские оккупационные войска.

Не знают про Катынь. Зато все они знают о начале «Великой отечественной войны» в 1941 году и о том, что СССР, который «почти уже сам победил фашистов, получил к концу войны помощь от США и Англии».

Сейчас Кремль «протягивает руку сотрудничества» США и ЕС в борьбе с новой мировой угрозой. При этом как бы ставится негласное условие – мол, ну чего вы так за эту Украину горюете, у вас там вся Европа в опасности, давайте пока забудем об этих «мелочах». Как забыли о переделе Европы Сталина вместе с Гитлером в конце 30-х. Повторим?