Рязанский сахар

5 октября, 11:28
22 сентября, стоит отмечать как «День чекиста» вместо 20 декабря, когда он обычно празднуется

1.Учения.

Этот день, 22 сентября, стоит отмечать как «День чекиста» вместо 20 декабря, когда он обычно празднуется (день рождения ВЧК в 1917 г.). 22 сентября 1999 г. произошел т.н. «инцидент в Рязани», когда группа террористов была застукана за закладкой гексогена в жилой дом по ул. Новоселов, 14/16.

Три мешка, верхний надрезан и таймер на 5:30 утра.

Вполне достаточно, чтобы большинство жителей утром уже не проснулись…

Но им повезло. Благодаря бдительности вот этого человека, Алексея Картофельникова, одного из жильцов дома

Были замечены три подозрительных личности, которые вечером таскали какие-то мешки в подвал.

На месте их поймать не удалось, но мешки нашли. Жителей в считанные минуты, буквально в нижнем белье, выгнали из квартир. Ночь они провели в соседнем кинотеатре. Одна из женщин, Алла Савина, билась в истерике: в квартире у неё осталась парализованная мать. Её не пускали. «Дом заминирован!».

На следующий день, 23.09.1999 г., пресс-центр МВД РФ сообщил, что экспресс-анализ вещества в мешках показал присутствие гексогена. Это был шок. Только что в Москве (8 и 13 сентября) гексоген-тротиловой смесью были подорваны еще два дома, так же ночью, более 200 чел. погибло.

Новость тут же прогремела на всю страну. Областное УВД и ФСБ стояли на ушах и через пару дней вычислили местонахождение подозреваемых (те жили на съемной квартире в Рязани). И тут… головная контора ФСБ на Лубянке выступила с заявлением: это был не теракт, а учения, не гексоген – а сахар, а подозреваемые – сотрудники ФСБ. Они «проверяли бдительность» в стране. С тех пор выражение «рязанский сахар» стало крылатым.

2.Маленькая победоносная война.

А началась эта история еще за полтора месяца до того. Летним днем 9 августа 1999 г. (примерно в 12-40 по Москве) президент Ельцин выступил с неожиданным телеобращением:

В нем он сообщил дорогим россиянам, что, наконец, выбрал себе преемника. Им стал малоизвестный чекист В.В.Путин, который до того трудился у Ельцина директором ФСБ. «Я в нём уверен»,— заявил Ельцин и назначил Путина премьер-министром. До выборов президента оставалось 7 месяцев. Преемник должен был проявить себя, завоевать рейтинг и популярность.

Но как? – Страна переживала тяжелый экономический кризис, связанный с падением цен на нефть в 1998 г. Сам Ельцин, некогда народный любимец, к концу своего правления был непопулярен и полностью себя дискредитировал. Его рекомендация Путину была скорее негативным фактором.

На чем за 7 месяцев раскрутить никому неизвестного человека, который был призван гарантировать Ельцину спокойную жизнь на пенсии? – Рецепт еще в 1904 году озвучил царский министр МВД Вячеслав фон Плеве: маленькая победоносная война. Правда, тогда речь шла о войне с Японией, которая оказалось не маленькой, и не победоносной. Но теперь противник был выбран другой: Чечня.

За 2 дня до назначения Путина (7 августа 1999 г.) обострилась обстановка в Дагестане. Из Чечни туда вторглись около 400 боевиков Басаева и Хаттаба, которые захватили 5 сел в удаленном Ботлихском районе в горах.

10 августа 1999 г., на следующий день после назначения Путина,«Исламская шура Дагестана» распространила Декларацию о восстановлении Исламского Государства Дагестан. Путин в ответ заявил, что им «подготовлен комплекс мер по поддержанию порядка и дисциплины в Дагестане».

На самом деле «шура» и боевики по факту заняли лишь несколько приграничных сел. Даже со всеми имеющимися у них силами (около 2 тыс. чел.) Басаев и Хаттаб никаких шансов захватить Дагестан и одержать военную победу не имели. Но все-таки начали вторжение. Очень кстати. Путин получил возможность показать себя «полководцем» и новым Ермоловым – усмирителем Кавказа.

С момента начала боевых действий в Дагестане Путин не слезал с телевизора, педалируя тему «борьбы с терроризмом».

Никакого реального обсуждения личности кандидата в президенты, кого ж там Ельцин выбрал себе в преемники, его биографии, программы – небыло. Только война и кадры боевых действий.

Тут следует понимать, что боевые действия в Дагестане в августе-сентябре 1999 г. еще не были второй чеченской войной. Это была локальная оборонительная операция, которая затянулась на месяц только из-за сложного рельефа. Чтоб отбить три из пяти захваченных сел в Ботлихском р-не (Ансалта, Рахата и Шодрода) надо было сначала взять высоту «Ослиное ухо» между ними — лысую гору высотой 500 м от подножия. Одно это заняло 2 недели.

Однако для избрания Путина «Ослиного уха» было мало. Нужно было что-то покрупнее. Проблема была в том, что в то время, после неудачной первой войны в Чечне, общественное мнение в России вовсе не желало еще раз воевать с чеченцами. Они фактически отделились в 1996 г. и российский обыватель большой ностальгии по ним не испытывал. Отделились – туда и дорога.

Кроме того, по опыту 1994-96 гг. все понимали, что Чечня – это серьезная война, кровь, зверства, а воевать придется призывникам. А значит, молодой парень, которого отец с матерью растили 18 лет, может закончить свою молодую жизнь так:

А то и вот так.

С военной точки зрения никакой необходимости начинать вторую чеченскую войну именно осенью 1999 г. не было. К 15 сентября 1999 г. боевиков вышибли из Дагестана, а дальше Россия вполне могла поступить с Чечней как Израиль с сектором Газа: блокировать, не заходя внутрь.

Но тогда Путина не выбрали бы президентом. Не было бы моста Кадырова. Ротенберг и Тимченко не вошли в списки «Форбс». Сечин не купил бы яхту за 150 млн. долл., а Ролдугин не скопил миллиарды «на инструменты». Уголовно-чекистская ОПГ из Питера не переехала бы в Кремль.

Поэтому для оправдания войны нужен был шок, встряска. Басаев должен был постучать в каждый дом. А Путин — выступить спасителем. Нужно было нагнать страх и ненависть к чеченцам, чтобы народ согласился с войной. И с Путиным как преемником Ельцина.

И тогда неожиданно в России стали взрываться дома. Обычные многоквартирные дома, где жили простые люди. Взрывали по ночам, во сне, с сотнями трупов, жуткими картинами разрушений и страданий. Впервые на всю страну прозвучало слово «гексоген», которое раньше было известно только спецам.

Впрочем, с приходом Путина россияне узнали не только про гексоген. Но и про полоний, мельдоний, кооператив «Озеро» и даже про Гельземиум изящный. Такой цветок, который при добавлении в чай вызывает инфаркт при первой физической нагрузке. Его попили некоторые свидетели по делу Магнитского, а в 2016 г. – пара чиновников российского антидопингового агентства, которые вместе с ФСБ бодяжили мочу на Олимпиаде в Сочи.

Но вернемся в 1999 г. Взрывы домов начались 4 сентября, менее чем через месяц после назначения Путина преемником. Сначала — на Кавказе.

4 сентября 1999 г.в Буйнакске (Дагестан) поздно вечером грузовик с тремя тоннами самодельной взрывчатки (смесь алюминиевой пудры с селитрой) взорвался у пятиэтажки, где жили семьи военнослужащих. 64 погибших. Пострадали всего 37 домов в радиусе 2 кварталов.

8 сентября 1999 г.в полночь в Москве взлетел на воздух целый подъезд в «пролетарском» районе Печатники, на ул. Гурьянова. 106 убитых, 690 раненых. На месте взрыва были обнаружены следы гексогена и тротила. Дом был панельный, поэтому погибли не все, кого-то просто завалило плитами и их потом смогли извлечь оттуда.

Из статьи «Комсомольской правде» 10.09.1999 г., репортаж с места событий:

«Оставьте меня. Там моя дочь. И я ее раскопаю. Если она умрет, то зачем я здесь, зачем меня вытащили», — отбивается от спасателей простоволосая женщина в ночной рубашке. Срывая ногти в кровь, она пытается сдвинуть обломок железобетонной плиты»

Газета «Коммерсант», номер за тот же день 10.09.1999:

«Женщина, которая согласилась поговорить, приклеивала скотчем бирки на трупы. «Московская городская прокуратура»,— было написано на них. Пять изуродованных и обгоревших тел лежали рядом на носилках и на траве.

— Да помогите же кто-нибудь! — сказала судмедэксперт.— Подержите ногу, чтобы не оторвалась, пока я прикреплю бирку.

— Беременная она была,— говорит другой судмедэксперт, наклонившись над телом.— Думаю, месяцев шесть-семь».

13 сентября 1999 г., новый взрыв. На сей раз дом на Каширском шоссе. Снова тротил с гексогеном. Этот дом 6 корпус 3 по Каширскому шоссе был кирпичный, что не оставило жильцам никаких шансов. Все превратилось в груду щебня.

Газета «Московский комсомолец», номер от 15.09.1999 г. Статья «На войне как на войне»:

«Теперь, когда стала ясна схема организации взрывов, на пути террористов выставлены все возможные барьеры и преграды: проверены все подвалы… Граждане круглосуточно дежурят по подъездам, а наиболее нервные уезжают из городских квартир за город — на дачу или к родственникам. Дети и старики пусть пока там и живут, а взрослые могут ездить на работу в Москву. Лишний час-другой в дороге, но зато можно засыпать по вечерам без страха.

Наши источники из правоохранительных органов предполагают, что теперь они будут закладывать бомбы не в помещения, а в автомобили, припаркованные поблизости от строений. В «газель», к примеру, может войти примерно те же двести килограммов гексогена, так что эффект от такого взрыва будет не менее страшным».

«Московский комсомолец» и его «источники из правоохранительных органов» как в воду глядели. Ждать пришлось всего один день…

16 сентября 1999 г. Волгодонск. В 5:57 утра взорвался припаркованный автомобиль у девятиэтажного дома № 35 по Октябрьскому шоссе. Сценарий был аналогичен Буйнакску — грузовик с несколькими тоннами кустарной взрывчатки, сделанной из алюминиевой пудры и селитры. 19 убитых (в том числе двое детей), 89 раненых.

Газета «Коммерсант» от 17 сентября 1999 г. Интервью с Мариной Божьевой, жительницей дома №5 по ул. Гурьянова (была очевидцем взрыва 8.09.1999):

«Теперь я уверена: расстрелять их надо, этих чеченцев. Звери они, понимаете, звери. И, видимо, не зря Сталин хотел их всех уничтожить. Я видела все эти последствия. И не могу представить, что испытали те, у которых погибли там близкие».

14 сентября 1999 российская авиация наносит первый бомбовый удар по Чечне. 24 сентября на пресс-конференции в Астане Путин произносит своё «мочить в сортире». 30 сентября сухопутные войска РФ пересекают границу Чечни. Начинается вторая чеченская война.

Но в промежутке между началом войны и взрывами домов была Рязань, 22 сентября 1999 г. И после неё взрывы домов резко прекратились. Почему-то.

3. Подопытные кролики.

Официальная версия ФСБ об «учениях» в Рязани с целью проверки бдительности не выдерживает критики. На то есть, как минимум, пять причин:

Во-первых, мероприятия такого рода, а это по сути учения по гражданской обороне в жилом секторе, требуют наличия утвержденного плана, который согласуются с местными властями. План своих «учений» ФСБ предоставить отказалась наотрез (в том числе через суд). Местные власти в Рязани явно не были в курсе «учений» и расценивали все происходящее именно как попытку теракта.

ГУВД Рязани сообщило об обнаружении мешков со взрывчаткой, была дана ориентировка по фотороботам. Была обнаружена машина террористов, которая числилась в угоне. Позднее 24.09.1999 губернатор Любимов подтвердил, что ничего не знал про учения, а мэр Рязани Маматов заявил, что «из нас сделали подопытных кроликов».

И наконец, 24 сентября сам начальник рязанского УФСБ генерал-майор Сергеев заявил в интервью местной телестудии «Ока», что и он ничего не знал об «учениях».

Утро 23.09.1999 у входа в подъезд дома по ул. Новоселов,14/16. Учения в разгаре.

Во-вторых, после обнаружения мешков в подвале дома в Рязани официальная пропаганда 2 дня трубила о предотвращении теракта. Днем 23 сентября «Вести» на РТР сообщали:

«Взрывотехники муниципальной милиции, провели предварительный анализ иподтвердили наличие гексогена. Сейчас содержимое мешков отправлено в московскую лабораторию ФСБ для получения точного заключения».

Вечером федеральные телеканалы передали заявление Путина:

«Что касается событий в Рязани. Я не думаю, что это какой-то прокол. Если эти мешки, в которых оказалась взрывчатка, были замечены — это значит, что все-таки плюс хотя бы есть в том, что население реагирует правильно на события, которые сегодня происходят в стране. Воспользуюсь вашим вопросом для того, чтобы поблагодарить население страны за это. Мы в неоплаченном долгу перед людьми и за то, что не уберегли, кто погиб, и благодарны им за ту реакцию, которую мы наблюдаем. А эта реакция очень правильная. Никакой паники, никакого снисхождения бандитам. Это настрой на борьбу с ними до конца. До победы».

Странное заявление. Выходит дело, и Путин про учения ФСБ не знал. И он говорит, что в мешках «оказалась взрывчатка». При этом он «не думает, что это прокол». Чей прокол он имеет в виду?

Путин в Астане 24.09.1999. Переводчик тщетно пытается перевести «мочить в сортире» на английский (в субтитрах: «если мы поймаем их в туалете, там они и умрут»

В-третьих, версия с «учениями» появилась только 24 сентября в середине дня, когда местонахождение подозреваемых в Рязани было установлено и встал вопрос о задержании (по другим данным двоих уже задержали). Врать больше возможности не было.

Еще утром 24 сентября министр МВД Рушайло, выступая на совещании по борьбе с организованной преступностью, похвастался: «Есть положительные сдвиги. Об этом, в частности, свидетельствует вчерашнее предотвращение взрыва жилого дома в Рязани» . И поздравил коллег.

Но буквально через полчаса последовало заявление Патрушева, главы ФСБ: это были учения.

В-четвертых, Жигули-семёрка, на которых учебные террористы подкатили к дому, оказалась в угоне. Это на самом деле — главный прокол ФСБ в Рязани. Если это учения — зачем угонять машину? Или у них были учения по угону автомобилей тоже? Ведь учения правоохранительных органов не могут сопровождаться реальными преступлениями, в т.ч. кражей чужого имущества.

Пикет «Яблока» в Москве в 2014 г. Черный юмор 15 лет спустя…

И в-пятых, еще немного про тот самый гексоген. 24 марта 2000 г. в эфире НТВ вышла программа о рязанских событиях с участием жильцов дома и сотрудников ФСБ. Алексей Картофельников (тот самый жилец, который проявил бдительность и вызвал милицию) описывал содержимое мешков как «желтоватый порошок» в виде порезанной (сеченной) «вермишели». С сахаром вермишель перепутать невозможно, согласитесь.

Вскоре после обнаружения мешков, МВД России сообщило, что экспресс-анализ показал наличие паров гексогена. Анализ проводили взрывотехники инженерно-технологического отдела рязанского УВД Юрий Ткаченко с коллегами. Было возбуждено уголовное дело по ст.205 (терроризм).

Желтоватая «вермишель» — так выглядит чешуированный тротил (он бывает плавленный, а бывает виде порошка).

А гексоген это мелкие прозрачные кристаллы, действительно напоминающие сахар.

Картофельников описывает содержимое мешков как желтоватую «вермишель», экспресс-анализ показал присутствие еще и паров гексогена, что говорит о гексоген-тротиловой смеси в мешках. Как раз такая смесь использовалась при взрывах домов в Москве.

Неудивительно поэтому, что рязанское ФСБ возбудило дело по 205-й статье о попытке теракта. Однако какие же это учения, если реальное уголовное дело? Глава рязанского ФСБ генерал Сергеев позднее в эфире НТВ выкручивался, что он, мол, вынужден был это сделать, так там «якобы гексоген», а надо было перепроверить и т.д.

Генерал Сергеев в эфире НТВ.

Генерал Сергеев, конечно, попал в трудную ситуацию. Возбудил дело по статье «Терроризм», а террористами оказались его коллеги-чекисты. Вот ведь как бывает.

С целью как-то ответить на вопросы по гексогену 22 марта 2000 г. ФСБ провела специальную информационную акцию. Бывшие командиры отрядов «Вымпел» и «Альфа» Герасимов и Зайцев рассказали на пресс-конференции, что в учениях принимала «спецгруппа» с участием бойцов «Вымпела». Как заявил Зайцев:

«…Злополучный сахарный песок, впоследствии названный некоторыми СМИ гексогеном, был куплен спецгруппой на местном базаре. И посему никак не мог быть взрывчаткой. Просто эксперты нарушили элементарные правила и воспользовались грязными приборами, на которых были остатки взрывчатых веществ от предыдущей экспертизы. За подобную халатность эксперты уже получили по заслугам…»

Увы, никаких доказательств, что перед инцидентом 22.09.1999 Юрий Ткаченко и коллеги где-то еще работали с гексогеном, представлено не было. Да и «по заслугам» они не получали. В итоге от версии с неисправным прибором в ФСБ отказались.

Через 2 года, в декабре 2001 г. Ткаченко заставили сделать заявление, что он вообще НЕ пользовался газоанализатором при экспресс-анализе. Т.е. пресс-службы МВД и телевидение (в т.ч. «Вести») просто пугали население рязанским гексогеном. Так интересней наблюдать за подопытными.

Юрий Ткаченко (справа).

4.Группа Гочияева

Одно из распространенных мнений по поводу инцидента в Рязани состоит в том, что случай, конечно, подозрительный, есть большие сомнения, что это были «учения», но вот реальные взрывы в Москве и Волгодонске – их же раскрыли? А там одни кавказцы и вахаббиты. И связаны с Чечней.

В 2004 г. действительно судом в Москве были приговорены к пожизненному два террориста — Деккушев и Крымшамхалов, которые были участниками группы, взрывавшей дома в сентябре 1999 г.

Однако Деккушев и Крымшамхалов взорвали дом в Волгодонске, в Москве они не были. Они назвали четырех сообщников, которые поехали взрывать Москву (Гочияев, Батчаев, Сайтаков, Абаев), но ни один из них не предстал перед судом. Гочияев скрылся за границей и его не нашли, остальные трое убиты в Чечне или при задержании.

Со слов Деккушева и Крымшамхалова в начале августа 1999 г. в арендованной «хозпостройке» в пос. Мирный Ставропольского края они изготовили кустарную взрывчатку. Смешали в бетономешалке 14 тонн (!) аммиачной селитры, алюминиевой пудры и сахара, рассовав их в 280 мешков. 10 тонн отправили в Москву на автопоезде «Мерседес», 4 тонны оставили для Волгодонска.

Откуда взялись гексоген и тротил, следы которых нашли в Москве при взрывах домов, и вообще те ли мешки там взрывались, осталось невыясненным.

Много вопросов осталось и по личности главного подозреваемого в московских терактах — Ачимеза Гочияева.

Тут и свидетельства Марка Блюменфельда – предпринимателя, который сдал террористам подвал на Гурьянова под склад. Как утверждал позднее Блюменфельд, опознать Гочияева по фотороботу ему настойчиво рекомендовали на допросе в ФСБ, а на самом деле он сдал помещение другому человеку.

Невыясненными остались и обстоятельства бегства Гочияева из Москвы после второго взрыва на Каширском ш. В Москве Гочияев жил у своей подружки Татьяны Королевой, которая была риэлтером, помогала ему снимать помещения. Её довольно быстро вычислили и в ночь на 13 сентября к ней нагрянули с обыском. Гочияева там уже не было. В ту ночь как раз взорвался дом на Каширке.

Странным образом Гочияев успел скрыться за считанные часы до возможного ареста, заложив напоследок взрывчатку под очередной дом. При этом дали уйти и Королевой. Её задержали, но наутро отпустили, и вскоре она скрылась в Чечне.

Подобных вопросов по группе Гочияева, на которую списали весь террор сентября 1999 г., довольно много. На этот счет уже скопилась целая литература, в том числе известная книга «ФСБ взрывает Россию» Александра Литвиненко, запрещенная к изданию и ввозу в РФ.

Однако кто бы не взрывал дома в сентябре 1999 г. — ФСБ, чеченцы или чеченцы совместно с ФСБ (что наиболее вероятно), свое дело эти взрывы сделали. Напуганный обыватель поддержал войну и выбрал Путина.

Больше того, этот испытанный прием – пиар на войне и терроре Путин использует еще раз, 15 лет спустя. В 2015 г., когда страна в результате его политики погрузится в глубокий экономический кризис, зарплата в России упадет до уровня Румынии, народу будет предложен пропагандистский коктейль в виде «войны с террористами» в Сирии.

Которая на деле выльется в дорогостоящее и никому не нужное вмешательство России в религиозную войну суннитов и шиитов на стороне последних. При том, что русские, как вы догадываетесь, не относятся ни к тем, ни к другим. Не особо нужные войны ради пиара (на крови) — это нормально для Путина.

5. Эпилог. О роли личности в истории.

Нередко в России появление Путина и его воровской диктатуры объясняют… ошибкой Ельцина. Не разгадал Борис Николаевич сущность чекиста Володи. Не знал про его прошлое. Вот просёк бы — ни за чтоб не назначил преемником. На самом деле это, мягко говоря, преувеличение роли личности в истории.

Ну воспользовался бы Владимир Спиридонович Путин в 1952 г. тем, что ему предлагают переслать? — И что Ельцин и его клан не искали бы преемника, который гарантировал бы им безопасность и сохранность капиталов? — Искали бы. И нашли бы, не того, так другого.

Режим Ельцина в 1990-е уже был достаточно авторитарным и коррумпированным, при нем уже были массовые фальсификации выборов (в 1996 г.), при нем в Петербурге (и не только) власть уже срослась с бандитами. Из одной такой региональной ОПГ и вышел Путин, который развил всю эту систему дальше, вывел на новый уровень.

Это была логика процесса. Коррумпированный режим не может быть демократичным, он рано или поздно придет к диктатуре. Если его не остановит народ. А народ не остановил.

С другой стороны, Борису Николаевичу все-таки можно попенять. Из всех региональных ОПГ он выбрал одну из самых гнусных — питерскую уголовно-чекистскую клоаку, со дна которой зачерпнул Путина, воспитанника подворотни и советского КГБ. Еще бы Цапка преемником поставил…

Из воспоминаний Юрий Фельтишинского, друга Бориса Березовского:

«Как-то Борис сказал:

— Знаешь, мы, кажется, нашли человека, которого будем делать президентом. Ты и не слышал о нем, небось. Путин. Знаешь, мне «наши» — Абрамович, Юмашев, Волошин — поручили с ним подружиться. Я попробовал — и не могу, мне с ним скучно. Не могу себя заставить. Вот Рома в этом смысле абсолютно незаменим…»

Мы, кажется, нашли человека, которого будем делать президентом… Долго искали, Борис Абрамович?

Да, и насчет «скучно». Совсем не скучно. И чем дальше, тем веселее.