PromoPromo

С политических троллей Кремля попытаются «сорвать маску» в суде

18 августа, 15:36
Агентство платных прокремлевских комментаторов в интернете во второй раз в своей истории выступит ответчиком по иску бывшей сотрудницы.

Агентство платных прокремлевских комментаторов в интернете во второй раз в своей истории выступит ответчиком по иску бывшей сотрудницы.

За три года своего существования петербургская «фабрика интернет-троллей» успела переехать из района Ольгино в Новую Деревню, стать объектом множества журналистских расследований, с ней были связаны три юридических лица, одно из которых проиграло резонансный суд бывшей сотруднице. Понятие «ольгинские» отделилось от своего прототипа и проникло в интернет-фольклор.

Для организации, которая по-прежнему скрывает свое существование и предназначение, фабрика изучена весьма подробно. Или так только кажется?

В марте 2016 года редакторы связалась с 24-летней Ольгой Мальцевой, на тот момент - сотрудницей ООО «Тека» (очередное связанное с фабрикой юридическое лицо).

Ольга познакомила нас с последними темниками организации, списком IP-адресов, по которым троллей можно вычислить в интернете, и другими материалами.

Это подтолкнуло нас к изучению видео, на котором темнокожий мужчина, одетый как американский солдат, расстреливает Коран. Выяснилось, что форма на герое видео давно не используется армией США, сам он предположительно работает барменом в Петербурге и дружит с сотрудницей «фабрики троллей».

Ролик был опубликован 3 сентября 2015 года, за 27 дней до начала российской военной операции в Сирии.

В июне 2016 года установили, что «фабрика троллей» может быть причастна к созданию анонимного сайта для доносов. Людей из «черного списка» этого сайта избивали или поджигали их машины.

Кроме того, у журналистов «Фонтанки» через соцсети пытались выведать личные данные их коллеги Дениса Короткова, автора нескольких статей о бизнесмене Евгении Пригожине.

Связанные с Пригожиным компании, исходя из слива группы киберактивистов «Анонимный интернационал», финансируют «фабрику троллей». Коротков же утверждает, что нашел связь этих компаний с действовавшим на Украине и в Сирии вооруженным формированием, известным как ЧВК Вагнера.

IP 109.167.231.85, с которого управлялся сайт для доносов и с которого интересовались Коротковым, по данным «Фонтанки», арендован «фабрикой троллей».

Действительно, еще 20 февраля Ольга Мальцева сфотографировала на работе сайт с выведенным IP, - все 11 цифр совпадают.

Ольга стала седьмой в списке экс-сотрудников фабрики, решившихся рассказать о своем опыте публично (предыдущие рассказы: 1, 2-3, 4, 5, 6).

Наш первый разговор состоялся за несколько дней до того, как Ольга отправилась в штаб-квартиру троллей на Савушкина, 55 за февральской зарплатой (40 тысяч рублей). Она уже отработала свою последнюю смену в этом месте.

Причина разрыва Ольги с фабрикой после 19 месяцев работы - отказ официально оформить ее на работе и оплачивать ее декретный отпуск по трудовому кодексу. Через два месяца Ольга ждала ребенка.

Ольга из «Ольгино»

«Я относилась к этому как к работе, мне было неважно, что я пишу, - рассказывает девушка. - Я полагаю, государству это нужно для поднятия рейтинга, для пиара. Но все же нельзя идеализировать ситуацию. О проблемах тоже нужно говорить. И нужно лучше относиться к своим сотрудникам».

Об отношении «фабрики троллей» к сотрудникам написано немало гневных постов на сайтах с отзывами на работодателей. У Ольги свой опыт: ей «нравилась работа первые три месяца, потом уже не особо...», а после того, как она узнала о сложностях с оформлением на работу и получением пособия, ей «вообще расхотелось что-то делать».

После разговора с отделом кадров Ольга написала Людмиле Савчук - активистке, которая работала в отделе блогов под прикрытием с января по март 2015 года, но была вычислена фабричной службой безопасности. О своем опыте Савчук рассказала в СМИ, предоставив обширные доказательства деятельности фабрики.

При помощи правозащитной «Команды 29» Людмила через суд добилась от фабрики выплаты зарплаты за 1,5 месяца, этому не помешало отсутствие записи в трудовой книжке. Всю сумму - 70 тыс. рублей - Людмила отдала на благотворительность.

По словам Ольги, на собраниях в «фабрике троллей» говорили, что суд Людмила проиграла, а все СМИ, следившие за открытым процессом, врут. Якобы Савчук получила моральную компенсацию в размере одного рубля, но не зарплату. Узнав, что в действительности произошло ровно наоборот, Ольга тоже решила судиться.

Заговор и побег

Ольга и Людмила договорились встретиться в ресторанном дворике одного из торговых центров. Место оказалось слишком публичным: по словам Ольги, она случайно встретилась взглядами с коллегой, сидевшим за соседним столиком. Ольга считает, что сотрудник отдела комментаторов YouTube специально не следил за заговорщицами, а проводил время с родственниками.

Несмотря на опасные контакты, Ольга вышла на работу в следующую смену. Как и в свое время Людмила, она начала собирать доказательства работы на фабрике: видео из кабинетов, где «всегда душно, поскольку нельзя открывать окна», пространные технические задания на комментарии и посты, скриншоты проделанной работы... Эти доказательства Мальцева и Савчук решили опубликовать в интернете.

Через пару дней Ольгу вызвали на обязательную для всех сотрудников проверку на детекторе лжи, но та отказалась, сославшись на беременность.

Планы смешались, когда утром 4 марта - уже после первого контакта Ольги с Би-би-си - ей неожиданно позвонил заместитель руководителя отдела форумов и попросил явиться на Савушкина, 55 за зарплатой.

«Я сразу догадалась, что что-то не так, для зарплаты слишком рано,- говорит Ольга. - Но решила ехать, деньги-то нужны. К счастью, со мной рядом был муж, одна я бы не поехала».

На входе Ольга обнаружила, что ее магнитный пропуск больше не работает. Карточку забрали, а саму девушку повели в отдел кадров.

«Кадровичка предложила подписать документы на увольнение, - вспоминает Ольга. - Я говорю: «Сначала деньги, потом увольняться». Мы так долго пререкались. В итоге я села получать зарплату, а она встала рядом с листочком и ручкой. Я получила деньги и поспешила на выход, а кадровичка такая: «Вы куда?» Я ответила, что на больничном и увольняться не собираюсь».

Ольга вспоминает, как, выйдя из кабинета, услышала вслед: «Остановите ее, украла деньги!» Она побежала вниз по лестнице, оттолкнула молодого человека, который попытался ее остановить, но на первом этаже уткнулась в охранника.

Секьюрити отвел Ольгу с мужем к себе в кабинет и сообщил, что камеры слежения зафиксировали, как она снимает видео внутри объекта. Происходящее там якобы коммерческая тайна. Более того, публикацию отснятого материала уже анонсировала Людмила Савчук - для службы безопасности стало очевидно, что они контактировали.

«Начали спрашивать, зачем я связалась с Савчук, - продолжает Ольга. - Так делать плохо, вы понимаете, что нас подставили... Кадровичка опять заявилась со своими бумагами, но охранник ее прогнал. Начал зачем-то рассказывать истории из своей молодости. На фабрике ходил слух, что одного провинившегося сотрудника насильно держали в подвале... Охранник «успокоил», что единственное, что он делал в подвалах - это в молодости «девок зажимал»... Видимо, чтобы обернуть это в шутку».

В злосчастном здании Ольга находилась уже около часа, а историям из молодости охранника не было конца.

«Очевидно, им нужно было мое увольнение, чтобы не выплачивать отпускные, чтобы не было повода для суда. Мы просто пресекли беседу, перестали отвечать. Нас отпустили, и мы ушли», - облегченно вспоминает Ольга.

На следующий день она обратилась к врачу, как написано в медицинской книжке, «с жалобами на ухудшение шевелений (плода) после стресса 4 марта». Еще через несколько дней Ольге позвонил Олег Васильев, которого в СМИ называют фактическим руководителем «фабрики троллей». Ольга разговаривать отказалась, Васильеву перезвонил ее муж Сергей.

Васильев предложил семье компенсацию за то, что история не будет выноситься в публичное пространство. Он также намекал, что Ольге следует опасаться «украинских националистов».

По словам Ольги, эти переговоры ни к чему не привели.

На звонки и сообщения Васильев не ответил.

Ретро-троллинг

Все эти годы основным продуктом «фабрики троллей» остаются посты и комментарии. Их производят круглосуточно, без выходных и праздников и оставляют всюду в русскоязычном сегменте интернета, где это технически возможно, а также на некоторых западных площадках.

Спущенный сверху официоз транслируют от лица несуществующих домохозяек, неформалов, бизнесменов, что создает иллюзию агрессивного, аплодирующего властям большинства. За подобными виртуальными персонажами стоят не столь многочисленные, но реальные люди, которые таким образом зарабатывают на жизнь.

На фабрике Ольга работала по графику «два через два». Смена длилась 12 часов. В отделе блогов нужно было писать 15 комментариев и сначала 10, а затем 15 постов в день.

Политические посты, на которые спускали техзадания из соседнего отдела, требовалось разбавлять записями на отвлеченные темы. Поэтому тролли «Живого журнала» так любят желать своим читателям (в основном таким же троллям) «доброго утра», сопровождая это красивыми картинками из фотобанков, словно на дворе середина 2000-х.

«Посты с политикой нужно было связывать с какими-то событиями из личной жизни, - поясняет Ольга. - То есть пост начинался с того, что я ходила с друзьями гулять, а заканчивался тем, что Путин молодец, грубо говоря».

На «фабрике троллей» по-прежнему функционирует отдел форумов, где Ольга и проработала большую часть времени.

Древовидные дискуссионные площадки, где зарегистрированные пользователи могут создавать «темы» и оставлять под ними комментарии, появились почти одновременно с интернетом в 1970-е и были популярны на рубеже XX-XXI веков.

Жизнь тролля на форуме осложнена тем, что его контролирует администратор, чаще всего независимый. Рассказывать, что «Путин молодец», там нужно обоснованно.

Тролли доносят до пользователей форумов - в основном городских и военной тематики - заметки прокремлевских информационных агентств и СМИ, приправляя их «точкой зрения» из темников. Ольгина норма составляла четыре политических поста и один отвлеченный за смену на разных форумах.

В дискуссиях тролль выполняет норму по комментариям, так, Ольге их нужно было оставлять 50 за смену. Норма увеличивается в «чрезвычайном режиме».

«Скажем, президент выступил с посланием федеральному собранию, - продолжает Ольга. - Если не выполните дополнительное задание - будет штраф. Мы постоянно боялись штрафов. Не знали, за что может быть наложен очередной штраф».

Ольга однажды заплатила 1000 рублей за то, что якобы смеялась, а ее коллега также 1000 рублей - за то, что «смешила».

Другой коллега заплатил штраф за то, что он спал на рабочем месте, хотя, по словам Ольги, он бодрствовал. Это подтвердил и «тим-лидер» - так на фабрике называют людей, которые следят за дисциплиной сотрудников.

«Обычные пользователи форумов в результате не меняли свое мнение, а пытались как-то опровергнуть то, что мы писали. Называли нас «кремлеботами» и всяческими другими словами», - рефлексирует Ольга.

Передовой отряд

Есть на фабрике и отделы, идущие в ногу со временем.

«На первом этаже работают комментаторы в YouTube, - описывает Ольга. - На втором находится отдел контроля и еще какие-то административные отделы. На третьем блогеры, комментаторы в социальных сетях (Facebook, «В Контакте» и другие) и мой бывший отдел форумов. На четвертом - отделы, работающие на иностранных языках, и те, кто наполняет ботовские аккаунты в соцсетях».

Подробностей про эти отделы Ольга не знает: между собой сотрудники фабрики практически не общаются, а с недавних пор попасть на определенный этаж может только сотрудник расположенного там отдела.

«В такую контору нужно идти, только если у тебя проблемы с деньгами, но рассматривать это как профессию на всю жизнь - я бы не стала», - резюмирует Ольга.

13 мая 2016 года Ольга Мальцева родила дочь.

15 августа она вместе с юристами «Команды 29» подала иск в адрес ООО «Интернет-исследования» и ООО «Тека» с требованием официально оформить ее на работу и выплатить пособие по беременности и родам. Сумма иска - более 300 тыс. рублей. Время и место судебного разбирательства пока не назначены.

Сорвать маску

О перспективах судебного разбирательства Би-би-си поговорила с защитником Ольги Мальцевой, руководителем «Команды 29» Иваном Павловым.

Редактор: Отказ работодателя оплачивать декретный отпуск, оформлять сотрудника - дело, скорее, обычное в России. Почему «Команда 29» пристально следит за соблюдением законов именно в ООО «Тека»?

Иван Павлов: Мы используем все законные средства и методы для того, чтобы отстаивать свободу информации. Если этой цели может послужить тот арсенал, который дает нам Трудовой кодекс, то мы будем использовать и этот арсенал.

В наших интересах здесь не только представление интересов истицы, но и вывод этой организации в правовое поле. Мы пытаемся сорвать эту маску анонимности - чтобы люди знали, кто конкретно отвечает за эту деятельность, за нападки в интернете, за троллинг.

Сейчас им кажется, что они практически неуязвимы. Это не так, и мы это доказываем, доказываем, что уязвимость есть, что можно привлечь их к ответственности. Может быть, не за то, что они делают в интернете, но за другие проступки.

Неблаговидная деятельность обычно проявляется в разных ипостасях. Редко случается так, что в интернете они занимаются гадостью, а в остальном чисты. При этом управу на интернет-злодеев найти можно, и мы будем это делать - в том числе, с использованием Трудового кодекса.

Редактор: Являются ли полиграф и штрафы при отсутствии трудового договора законными методами воздействия на сотрудников?

И.П.: Штрафы, при отсутствии трудового договора, не являются законными методами воздействия на сотрудников.

Проверка на полиграфе - это спорный вопрос. Если это делается по доброй воле сотрудников, то это не нарушает их права.

Если их к этому обязывают, к примеру, угрожая увольнением, то это незаконно и не предусмотрено никаким законодательством, более того, это прямое нарушение прав человека.

Но даже получение согласия не означает законности такой меры: проверка на полиграфе - это, фактически, осуществление оперативно-розыскной деятельности.

А заниматься оперативно-розыскной деятельностью у нас право имеют только правоохранительные органы. Частная структура такого права не имеет, поэтому, на мой взгляд, такая практика незаконна в любом случае.

Редактор: Если бы на «фабрике троллей» соблюдались бы все нормы ТК, значило бы это, что она занимается законной деятельностью в целом?

И.П.: Мы сейчас не готовы дать оценку всей деятельности «фабрики троллей», но видим, что многие комментарии их авторства носят спорный характер с точки зрения действующего законодательства, особенно в сфере экстремизма.

Мы не фанаты антиэкстремистского законодательства, но порой отдельные комментарии переходят тот рубеж, через который переходить даже в полностью информационно свободной стране просто неприлично. Дело здесь даже не в законности, а в той ненависти, которую пытаются возбудить с помощью этих комментариев.

Но мы не привлекаем и не требуем привлечения этих людей к уголовной ответственности. Мы выражаем свою гражданскую позицию, направленную на то, чтобы компенсировать эту деятельность, чтобы эти люди понимали, что есть методы борьбы с ними, с комментариями, которые сеют ненависть и вражду.

Таким методом является не только уголовная ответственность - даже нормы Трудового кодекса позволяют нам вести эту борьбу и побеждать в ней.