Самокастрация Германии

"Нам придется всем вместе каждый день заново реорганизовывать свою жизнь. Быть обществом иммигрантов означает, что не только те люди которые пришли чтобы жить среди нас должны интегрироваться. Все обязаны участвовать в этих изменениях, приспосабливаться к ним и и принимать их" - говорят немецкие политики.

Мы стоим перед лицом фундаментального изменения. Наше общество станет более разнообразным, и это будет иногда выматывать, а иногда причинять боль От нас зависит, что мы хотим в этом видеть возможности или трудности. Нам придется всем вместе каждый день заново реорганизовывать свою жизнь. Быть обществом иммигрантов означает, что не только те люди которые пришли чтобы жить среди нас должны интегрироваться. Все обязаны участвовать в этих изменениях, приспосабливаться к ним и и принимать их .

В последние семь дней Германия испытала серию атак,осуществленных четырьмя выходцами с Ближнего Востока. Трое были связаны с ISIS, в ходе последнего инцидента сириец подорвал себя на баварском музыкальном фестивале.

Сами адепты интеграции, мультикультурализма и культурного релятивизма предупреждали германцев о предстоящих им испытаниях. Комиссар по вопросам интеграции при канцлере Меркель, социал-демократ Айдан Озогуз еще в сентябре прошлого года говорила: Мы стоим перед лицом фундаментального изменения. Наше общество станет более разнообразным, и это будет иногда выматывать, а иногда причинять боль От нас зависит, что мы хотим в этом видеть возможности или трудности. Нам придется всем вместе каждый день заново реорганизовывать свою жизнь. Быть обществом иммигрантов означает, что не только те люди которые пришли чтобы жить среди нас должны интегрироваться. Все обязаны участвовать в этих изменениях, приспосабливаться к ним и и принимать их .

Наиболее ярким примером того, как германец должен приспосабливаться к существованию стала реакция депутата бундестага от партии зеленых Ренаты Кюнаст на ликвидацию 17-летнего беженца Мухаммеда Рийяда. Рийяд, перед тем, как изрубить топором пол-вагона поезда в Вюрцбурге записал видео, в котором говорит: Я солдат халифата, и я иду на операцию, в которой я стану шахидом в Германии. Я жил среди вас, в ваших домах. Я все спланировал. я перережу ваши глотки ножом, я отрублю вашим головы топором, с помощью Аллаха! Правоверные, молитесь за меня, чтоб я попал в парадиз! . После того, как Рийяд был застрелен, Кюнаст написала в твиттере: Почему атаковавшего не нейтрализовали, без того. чтобы его убить? Вопросы!

Йоахим Херманн, министр внутренних дел Баварии, намекнул, что подобные атаки ставят непростые вопросы об иммиграционной политике, плодом которой стало прибытие в Германию в прошлом году более миллиона большей частью никем не проверенных мигрантов. Такая постановка вопроса может показаться логической и отвечающей требованиям момента но в Германии дебаты вокруг иммиграции никогда не следовали логике и здравому смыслу.

Министр внутренних дел Германии, Томас де Мезьер, попытался доказать. что политика открытых дверей, проводимая его босом, Ангелой Меркель, никак не связана с последними атаками.

В то время как подход господина Херманна представляется более реалистичным, подход господина де Мезьера к иммиграции, интеграции и безопасности является более типичным. по многим причинам некоторые из них исторические и само собой разумеющиеся. Германские политики с неохотой готовы признать , что вообще существуют , во-первых, проблема интеграции в западное общество и принятия западных ценностей, и во-вторых. легитимная обеспокоенность их избирателей в связи с прибытием в страну большого количества людей, чьи традиции и привычки так далеки от Европы, как только можно себе представить. И этой неохоте следует положить конец, потому что она начинает приносить реальный вред.

Западные демократии теперь испытывают политические события которые в совершенно недавнем прошлом считались немыслимыми. Примером может служить Brexit, выдвижение кандидатом в президенты Дональда Трампа или рост популярности Национального Фронта во Франции. У всех этих неприятностей есть общая тема игнорирование политическим истеблишментом проблем, связанных с иммиграцией и культурной целостности общества. Таким образом, проблемы лишь накапливаются и их решение откладывается на будущее. Эти проблемы никуда не денутся просто потому, что политический класс отказывается признать их существование вместо этого они взорвутся внезапно и в самый неподходящий момент. Чтобы избежать такого извержения, проблемы должны разумно и спокойно решаться политическим мэйнстримом. В противном случае единственным кто выиграет станет радикальный фринж, который вместо того, чтобы решить эти проблемы, будет использовать их в собственных целях.

Слишком многие германские политики остаются в состоянии отрицания вопросов, поднятых политикой открытых дверей проводимой госпожой Меркель. им следует прийти в себя и закончить описанное отрицание и оцепенение, и начать давать ответы на указанные вопросы до того, как ответы будут даны менее симпатичными элементами политического спектра.