Тест на Ефремова

1 августа, 08:00
9 мая 2014 года около двух часов ночи на 850-м километре автодороги Ростов - Харьков, возле поселка Новоборовицы Луганской области боевики расстреляли 37-летнего Олега Бурыхина и его жену 42-летнюю Ирину.

9 мая 2014 года около двух часов ночи на 850-м километре автодороги Ростов - Харьков, возле поселка Новоборовицы Луганской области боевики расстреляли 37-летнего Олега Бурыхина и его жену 42-летнюю Ирину. В одном из автомобилей находилась их 10-летняя дочь Лиза, которая получила огнестрельное ранение в голову.

10 августа 2014 года, около 4 часов утра боевики так называемой ЛНР ворвались в дом семьи Владимира и Алены Кулиш в поселке Переможне Лутугинского района Луганской области. Их зверски избили на на глазах пожилых родителей Владимира, а затем расстреляли неподалеку от дома. Расстреляли за то, что они передавали продукты украинским военным, защищавшим Луганский аэропорт. Похоронить супругов удалось спустя лишь год после расстрела.

Эти семьи даже опосредованно никогда не были связаны между собой. Однако судьба распорядилась так, что они стали жертвами неуемной жажды к власти и жадности одного и того же человека, называть которого человеком мне с каждым разом все сложнее и сложнее.

В то время, когда людей расстреливали и калечили во всевозможных подвалах и ямах , когда ими торговали, словно скотом, этот человек сидел в своем роскошном кабинете в центре Луганска под охраной российских боевиков и руководил процессом грабежа охваченных колорадской чумой регионов.

Он распределял квоты на мародерство между бизнесменами-падальщиками, для которых не имело значения, на чем зарабатывать.

Он толкал пафосные речи перед парламентом государства-агрессора, называя смелыми мужчинами тех, кто расстреливал его земляков на его родине.

Он до последнего момента шантажировал Киев из Луганска, а когда там стало действительно жарко, он просто уехал доделывать ремонт в элитном киевском ЖК, где его семья приобрела целый этаж, чередуя все это спа-процедурами, альпийскими вояжами и раздачей крупных взяток ненасытным стяжателям из ГПУ и СБУ.

Полтора года назад его задержали для того, чтоб со старта хоть немного приподнять рейтинг самого импотентного в истории Украины генпрокурора Шокина, но это лишь добавило ему уверенности в собственной неуязвимости.

Вчера его задержали повторно, и на этот раз ему вменяются именно те преступления, за которые он обязан отправиться в тюрьму на долгие годы. Но он по-прежнему не верит в то, что это серьезно. Он слишком хорошо знает цену украинского правосудия, и у него полно денег, чтобы, в случае необходимости, эту цену удвоить.

А вот для людей, убитых сбродом, который он притащил на Луганщину, правосудия не нашлось. Их просто расстреляли - без суда, следствия и вменяемой причины.

Я очень хочу, чтобы моя страна продолжала двигаться в направлении цивилизации, а не наоборот. Но если в моей стране такие люди, как он, будут оставаться безнаказанными, очень скоро и они сами, и судьи, которые их выпускают на свободу, утратят право на правосудие. Со всеми вытекающими отсюда мозгами последствиями. Я чувствую это каждый раз, когда смотрю в глаза солдат, которые твердо знают, за что они воюют, но не могут понять, почему их жизни - это статистика, а его жизнь - охраняемая государством ценность.

Сегодня Печерский суд будет решать вопрос об аресте Ефремова. Я прошу всех народных депутатов, активистов и просто граждан прийти и поддержать обвинение. Не Генпрокурора и не Генпрокуратуру, а очевидное для любого вменяемого украинца обвинение.

Тест на Ефремова для Украины - это как тест на ВИЧ. Вопрос жизни и смерти.