Вдруг охотник убегает

Кто выгнал Ына из его надежной берлоги прямо на Трампа и его товарищей по охоте?

Неужто американская авианосная группа у берегов Кореи? Или авария на ядерном полигоне? Санкции? Китайцы?..
Мир так упивается северо-корейской капитуляцией, свалившейся, словно дар Б-жий на Трампа, что не хочет задуматься над ее причинами.
Почему " сумасшедший с бритвою в руке" вдруг стал миротворцем номер один? Даже когда в пятницу Трамп опустил его твитом и сказал, что на встречу в Сингапур тот должен придти не на полусогнутых, а приползти на коленях, Щекастый Ын не вернулся в свою берлогу, а наоборот - бросился к заклятому врагу через границу, к президенту Муну ( фото) с просьбой вернуть встречу в Сингапуре на любых условиях.
От кого Ын бежит на Запад? 
Да от тех, от кого все перебежчики - от своих. Нет никого опаснее для внука Солнцеподобного, чем его собственные генералы в погонах и в штатском. 
На их фоне Трамп - просто лапочка! Потому что Трампу Ын нужен живым, а генералам мертвым. 
Может быть, для политологов это не такая уж существенная разница: лежат сегодня два Кима в Пхеньяне, завтра их будет три - но лично для Ына - огромная.
Разумеется, северо-корейские крючковы и язовы могут устроить путч до, во время и после Сингапура. Собственно, его репетиция уже состоялась, когда в Пхеньяне вице-президента США официально назвали придурком, а Америке предложили встречу в ядерной битве.
Убеги охотник-Трамп, откажись он от встречи окончательно - Ын быстро стал бы "вечно живым", как его дед и папа. Но Трамп сигнал поймал и тут же включил поддержку. В воскресенье он нагнал такой твитовой лапши, что у пхеньянских янаевых затряслись руки. Причем не от страха, а от жадности.
«Он [Ким Чен Ын] останется там [в КНДР], будет в своей стране, он будет управлять своей страной. Его страна будет очень богата», — пообещал Трамп. 
Чуть позже он раскрасил горизонты для Щекастого и его преследователей в золотые тона. Трамп пообещал Пхеньяну невиданные гигантские инвестиции от... японцев и южнокорейцев.
Вероятно, только поэтому пхеньянский голубь мира до сих пор жив: его путчисты в международных делах не просто лохи, а лохи сохатые: часть из них надеется, что в Пхеньян хлынут миллиарды, а управлять ими оставят "верных кимовцев". Если эта надежда умрет, то Ын, уверен, переживет ее максимум на день.