Вот все и прояснилось

29 января, 17:02
Состоялся телефонный разговор Владимира Путина с Президентом США Дональдом Трампом...

Официальный сайт президента Эрэфии извещает...

"Телефонный разговор с Президентом США Дональдом Трампом

Состоялся телефонный разговор Владимира Путина с Президентом США Дональдом Трампом...

<...> Дональд Трамп попросил передать пожелания счастья и процветания российскому народу, отметив, что народ США с симпатией относится к России и её гражданам.
Владимир Путин, в свою очередь, подчеркнул, что в России испытывают аналогичные чувства к американцам. Он напомнил, что наша страна на протяжении более чем двух столетий поддерживала Америку, была её союзником в двух мировых войнах и сейчас рассматривает США в качестве важнейшего партнёра в борьбе с международным терроризмом..."

Мне совершенно не хочется ни повторять навязших в зубах параллелей с обменом сиропно-приторными телеграммами между Сталиным и Гитлером и Молотовым и Риббентропом осенью 1939 года, а также навеянным этим обменом пассаж из "1984 года" Джорджа Оруэлла про то, что "Океания с Евразией не воюет. Война идет с Остазией. Евразия — союзник".

Я обращаю внимание на два момента: стилистический и арифметический.

1. Владимир Путин не назван президентом. Президентом титулован только Дональд Трамп. И правильно, выпрашивая себе поблажки, а тем более, военную помощь,
князья не писали в обращении к хану, что они - князья. Они писали: "царь и великий хан", а подписывали "твой верный холоп"

2. Свыше "200 лет вместе". И правильно. Время англо-американской войны 1812 года Российская империя Соединённые Штаты поддерживать не могла - Англия была её спонсором.
Но ведь это значит, что в 1918-21 годах (американский экспедиционный корпус в Мурманске, Сибири и Владивостоке) и в 1946-88 годах (Холодная война) "наша страна" (СССР) поддерживала Америку. Нет, конечно, в Корее и в Индокитае СССР вёл против США гибридную войну. А США в 1980 сколотили западно-китайско-исламскую коалицию для гибридной борьбы с СССР в Афганистане.

Но ведь эти войны в итоге только сплотили Америку, дав её возможность выиграть Холодную войну. Так что их также можно приписать к дружественной поддержке. Как и агрессию против Украины, консолидировавшую нацию и не дающую рутинизировать революцию. "Ибо то, что нас не убивает, делает нас сильнее" (Фридрих Ницше).

Не удержался...

31 декабря 1939 года Сталин и Гитлер обменялись новогодними поздравлениями.
Гитлер - Сталину: "Лучшие пожелания личного благополучия Вам, а также будущего процветания народам дружественного Советского Союза"
Сталин - Гитлеру: " Дружба народов Германии и Советского Союза скрепленная кровью, имеет все основания быть длительной и прочной"

***
Высокохудожественное приложение

"1984 год", Джордж Оруэлл

"На шестой день Недели ненависти, после шествий, речей, криков, пения, лозунгов, транспарантов, фильмов, восковых чучел, барабанной дроби, визга труб, маршевого топота, лязга танковых гусениц, рева эскадрилий и орудийной пальбы, при заключительных судорогах всеобщего оргазма, когда ненависть дошла до такого кипения, что попадись толпе те две тысячи евразийских военных преступников, которых предстояло публично повесить в последний день мероприятий, их непременно растерзали бы, — в этот самый день было объявлено, что Океания с Евразией не воюет. Война идет с Остазией. Евразия — союзник.

Ни о какой перемене, естественно, и речи не было. Просто стало известно — вдруг и всюду разом, — что враг — Остазия, а не Евразия.

Когда это произошло, Уинстон как раз участвовал в демонстрации на одной из центральных площадей Лондона. Был уже вечер, мертвенный свет прожекторов падал на белые лица и алые знамена. На площади стояло несколько тысяч человек, среди них — примерно тысяча школьников, одной группой, в форме разведчиков.

С затянутой кумачом трибуны выступал оратор из внутренней партии — тощий человечек с необычайно длинными руками и большой лысой головой, на которой развевались отдельные мягкие прядки волос. Корчась от ненависти, карлик одной рукой душил за шейку микрофон, а другая, громадная на костлявом запястье, угрожающе загребала воздух над головой.

Металлический голос из репродукторов гремел о бесконечных зверствах, бойнях, выселениях целых народов, грабежах, насилиях, пытках военнопленных, бомбардировках мирного населения, пропагандистских вымыслах, наглых агрессиях, нарушенных договорах.

Слушая его, через минуту не поверить, а через две не взбеситься было почти невозможно. То и дело ярость в толпе перекипала через край, и голос оратора тонул в зверском реве, вырывавшемся из тысячи глоток. Свирепее всех кричали школьники. Речь продолжалась уже минут двадцать, как вдруг на трибуну взбежал курьер и подсунул оратору бумажку. Тот развернул ее и прочел, не переставая говорить. Ничто не изменилось ни в голосе его, ни в повадке, ни в содержании речи, но имена вдруг стали иными. Без всяких слов по толпе прокатилась волна понимания. Воюем с Остазией!

В следующий миг возникла гигантская суматоха. Все плакаты и транспаранты на площади были неправильные! На половине из них совсем не те лица! Вредительство! Работа голдстейновских агентов! Была бурная интерлюдия: со стен сдирали плакаты, рвали в клочья и топтали транспаранты. Разведчики показывали чудеса ловкости, карабкаясь по крышам и срезая лозунги, трепетавшие между дымоходами. Через две-три минуты все было кончено. Оратор, еще державший за горло микрофон, продолжал речь без заминки, сутулясь и загребая воздух. Еще минута — и толпа вновь разразилась первобытными криками злобы. Ненависть продолжалась как ни в чем не бывало — только предмет стал другим.

Задним числом Уинстон поразился тому, как оратор сменил линию буквально на полуфразе, не только не запнувшись, но даже не нарушив синтаксиса. Но сейчас ему было не до этого. Как раз во время суматохи, когда срывали плакаты, кто-то тронул его за плечо и произнес: «Прошу прощения, по-моему, вы обронили портфель». Он рассеянно принял портфель и ничего не ответил. Он знал, что в ближайшие дни ему не удастся заглянуть в портфель. Едва кончилась демонстрация, он пошел в министерство правды, хотя время было — без чего-то двадцать три. Все сотрудники министерства поступили так же. Распоряжения явиться на службу, которые уже неслись из телекранов, были излишни.

Океания воюет с Остазией: Океания всегда воевала с Остазией. Большая часть всей политической литературы последних пяти лет устарела..."