Война Путина против Украины

8 октября, 09:00
О книге британского политолога Тараса Кузьо «Война Путина против Украины. Революция, национализм и криминалитет».

Российская гибридная война против Украины представляет собой переплетение геополитических, идеологических, экономических и целого ряда других факторов и причин, что безусловно требует внимательного изучения и глубокого анализа. Тарас Кузьо, известный британский политолог украинского происхождения в своей книге «Война Путина против Украины. Революция, национализм и криминалитет», пытается объяснить, причины и суть российской агрессии в Украине. Книга вышла в прошлом году в Британии, а уже вскоре появится ее украинское издания в издательстве «Дух і літера» . Что характерно, Тарас Кузьо работая над книгой провел около полугода в Украине, большую часть этого это были, так сказать, полевые исследования в зоне АТО. 

В рамках XXV-того Book Forum-а во Львове прошла предпрезентация данной монографии. К Вашему вниманию фрагменты из этого мероприятия.

Тарас Кузьо констатирует, что российская агрессия в Украине – оккупация Крыма и война в Донбассе – вызвала небывалый интерес в мире, что привело к всплеску научных и научно-популярных публикаций на данную тему и об Украине в целом. Однако, по убеждению политолога львиная их часть не выдерживает критики:

Я б сказал, что наибольшее число публикаций об Украине за последние 30 лет появились после 2014 года. Однако, большинство из них, и они все включены в библиографию моей книги – два года назад их было порядка 300, а сейчас их около 300-370 – это слабенькие тексты. Дело не только в идеологических причинах, так как есть много пропутинских работ. Проблема в том, что где-то 80-90% авторов вообще не были в Украине, уже не говоря о Восточной Украине. Исследовательские центры, которые существуют в западных университетах, занимающиеся посткоммунистическими странами в основном руководятся людьми, являющимися экспертами по России. Они ошибочно считают, что знают все обо всех республиках бывшего Советского Союза. Это неправда – они не понимают эти страны, особенно это касается Украины. Хотя они так не считают и думают, что могут очень легко о ней писать. Они как правило используют российские, а не украинские источники, хотя сейчас очень легко писать об Украине, сидя в Гарварде, используя интернет-материалы. Президент, Верховная Рада, министерства – все имеют свои веб-сайты в том числе и на русском языке. Однако, это не используется.

Тарас Кузьо полагает, что ключ к пониманию российской гибридной войны против Украины заключается в проблематике национальной тождественности, что на Западе, по большому счету, игнорируется:

Эта агрессия, этот кризис, эта война – все это началась потому, что Россия не признает существование украинского народа, украинской нации. Россия не признает, что Украина вообще существует. Если бы завтра Путин и россияне проснулись и сказали «мы ошибались – Украина и украинская нация существуют», то кризис и война закончились бы. Война началась и продолжается именно по этой причине, и Путин постоянно говорит «мы один народ». На этой аргументации основывается моя книга и об этой проблеме редко говорят на Западе. Западные специалисты выдвигают ряд объяснений [причин российской агрессии в Украине], которые я критикую в моей книге. Например, говорится о том, что ее причина кроется в стремлении НАТО и ЕС расширяться в российской сфере влияния. Это особенно популярная мысль на Западе среди левых политических сил, которые критикуют американскую внешнюю политику.

Исследователь обращает внимание, что российская агрессивная политика не началась при Путине, а имела место фактически сразу же после развала СССР и появления Российской Федерации:

Российский шовинизм довольно глубокий и он не начался тогда, когда Путин пришел к власти. Ошибочно думать, что концепция гибридной войны началась в 2014 году. В 90-х годах, когда в России был якобы демократический президент гибридная война имела место в Молдавии, в Азербайджане и Грузии. То есть, гибридная война велась до Путина. Следует помнить, что, когда Кучма в 1994 году победил на выборах, представляя, я бы сказал, умеренную пророссийскую позицию, даже тогда надо было ждать три года, чтобы Борис Ельцин приехал в Украину и подписал договор о российско-украинской границе.

Политолог придерживается мнения, что российский демократ заканчивается там, где начинается украинский национальный вопрос и что это имеет свои параллели на Западе:

До Второй мировой войны вы могли быть демократом в Великобритании или Франции и быть империалистом в отношении своей колонии, к примеру, в отношении: Ирландии, Алжира, Индии, Вьетнама. Так было у нас в Западной Европе и остается по сей день в случае российской оппозиции. Абсолютное большинство российских оппозиционеров, включая Навального, поддерживает аннексию Крыма.

Как ни парадоксально, но Путин своими действиями способствует украинской патриотической консолидации: 

Путин, с одной стороны является врагом Украины, а с другой, он «союзник» Украины. То же самое Ельцин, поскольку он сделал Кучму в какой-то мере патриотом Украины. Это же происходит и с Путиным. Он сделал столько ошибок и продолжает их делать в Украине и не только в Украине, а также на Балканах, в Европе, в США, что это способствует Украине. Путин надеялся иметь хорошие отношения с Трампом –теперь этого не будет.

В последней части книге я пишу об этих важных изменениях, которые проходят в Украине вокруг вопроса национальной идентичности. В истории мира всегда так было, что национальная идентичность меняется значительно быстрее там, где идет война и существует конфликт.

Как отмечает Тарас Кузьо, российская агрессия стала прозрением для широких масс русскоязычного населения, которое осознало неоимпериальную суть путинской России:

Для восточных украинцев, то, что происходило в 2014-м году – это предательство. Это предательство их мифологии и стереотипов о так называемых «братских народах». И перед ними стояла самая большая потребность измениться. В своей книге я пытаюсь объяснить и выступая на Западе, говорю о том, что это ложь, что в Украине идет гражданская война, о чем постоянно твердит Москва. Также в некоторых кругах на Западе говорят, что это гражданская война между русскоязычными и украиноязычными. Это неправда. Среди волонтеров, в основном это женщины - я это очень уважаю – и среди солдат в зоне АТО, есть очень много русскоязычных украинцев или двуязычных украинцев.

Это в какой-то мере стало шоком для украинской диаспоры, в которой преобладают выходцы из Западной Украины. Однако, это стало приятным шоком. Что же касается Москвы, то там вообще не могут понять феномен патриотизма русскоязычных украинцев. Это для них непонятно до сих пор.

Россияне думают, что они понимают эту страну сквозь призму своей мифологии и стереотипов, но они ее не понимают и это большой плюс для Украины. Это показал крах проекта «Новороссия», когда оказалось, что у него нет поддержки. Поддержки даже не было на севере Луганской области на западе и юге Донецкой области.

Политолог считает, что гибридная война, которую ведет Кремль, имеет глубокие исторические корни и ряд ее элементов можно найти в советском прошлом:

Все, что происходит от 2014 года не началось там и тогда, имеется в виду концепция гибридной войны. Россия это делает уже больше чем 70 лет. Если Вы прочитаете книгу Энн Эппельбаум о Голодоморе Вы увидите, что с 30-х годов Россия применяет дезинформационные кампании против тех, кто не придерживался ее версии о Голодоморе и, те, кто стремится поднимать данный вопрос. Советский Союз врал об этом больше 50 лет.

Тоже самое касается так называемых «мокрых дел» - как это называли в Советском Союзе - когда убивали лидеров политических сил. Все это началось значительно раньше, пример тому - убийство Симона Петлюры в 1926 году.