Вся суть истерии по Одессе или немного об украинских фашистах

Каждый раз, когда заходит речь об украинских "фашистах-карателях", замучивших невинных антифашистов, сторонников русского мира или хотя бы федерализации, я сразу вспоминаю этих милейших антифашиков. Давайте посмотрим вместе.

Вот товарищ доблестно противостоит укрофашистам. С калашом конечно же, надо же как то защищаться от бендер с камнями:


А вот еще один с игрушечным пистолетиком так же против сжигателей мирных людей.


Некоторые были очень даже не прочь самим поучаствовать в сжигании поджигателей. Добро ведь должно быть с кулаками, а еще лучше с пистолетами, автоматами и молотовым


Даже будучи блокированными в доме профсоюзов эти добряки все еще очень хотели поубивать и пожечь фашдановцев:



Вот еще один борец за русский мир и антифашистскую Одессу в составе России. Он тоже хотел убивать и сжигать фашистов, но что-то приуныл:

Карма она такая. Вроде у тебя есть и пистолеты, и молотовы, днем ты уверенно идешь мочить бендер, а вечером бендеры мочат тебя.

А теперь давайте посмотрим, как это всё горячо одобрялось плакальщиками по невинно убиенным антифашистам.

Вот товарищи горячо одобряют нападение антимайдана на украинский митинг:


Они не просто хотят избивать майдаунов, они хотят убивать. Они хотят крови, очень много крови, хотят трупы:


Они так радовались первым убитым со стороны майдановцев:


Просто убивать не весело, "антифашисты" хотят огня. "Сжечь их всех" говорили они:


Все они хотели много-много крови и трупов (фашистскихукраинских конечно же):


Но что-то пошло не так, бандерлоги почему-то не захотели гореть и умирать на радость "антифашистам". Вот тут то и начинаются вопли про невинно убиенных, геноцид и прочий скучный бред про карателей:



Как нехорошо получилось, большинство погибших оказались не майдаунами, а теми, кто так желал их смерти и шел их убивать.
Все эти вопли про невинно убиенных - не более чем сожаление, что майдаунов погибло всего трое, а пророссийских - 45. Незабудемнепростильщики очень бы хотели, чтобы было наоборот - чтобы майдаунских трупов было очень много, а пророссийских не было совсем. Ватник не желает, чтобы трупов не было совсем, он хочет, чтобы трупы были только украинские, как можно больше.

Когда я слышу об украинских фашистах - я смеюсь фашисту в лицо.
Когда кто-то в праведном гневе хочет мочить хохлов - я желаю ему захлебнуться собственным коричневым дерьмом.
Когда кто-то требует независимую Новороссию, я с улыбкой вспоминаю Шамиля Басаева с его свободным Кавказом до Ростова и Волгограда.