Грамотность - оружие пропаганды или нет?

19 сентября, 18:52
Важным достижением власти большевиков всегда считалась повсеместная грамотность населения.

Наблюдающийся сейчас в российском сообществе дискурс относительно вопросов правильности выбранного пути, в их понимании, развития, затрагивает весьма специфический вопрос. Вопрос грамотности населения.

Адепты российского монархизма-царизма, доказывают, что огромные успехи в повышении грамотности населения, были достигнуты Российской Империей до переворота 1917. Сторонники идей ленинизма-сталинизма-коммунизма (а в сущности той же Российской Империи, но светского типа) утверждают, что только усилиями советской власти были достигнуты те свершения, за которые им непременно необходимо памятник поставить.

Вопрос, несомненно, крайне важный. По важности, сравнимый с разве что с выбором стороны с которой надо разбивать куриное яйцо. Вот только мы его рассмотрим несколько в другой плоскости. С точки зрения пропаганды.

Как вы прекрасно понимаете религия – это идеология, и церковь это первый институт человечества, получивший монопольное право на идеологическую пропаганду. И, по сути, если и велась какая-то идеологическая война, то она никогда не шла за правду или истину. Шла война между конкурирующими идеологическим лагерями  (церквями) за электорат.

Как раньше доставлялась информация электорату? - Из уст в уста.

Отцы веры несли «свет истины» своей пастве, вкладывая им необходимые модели и правила поведения во время своих проповедей и наставлений. Благодарная же паства не могла это знание тиражировать и интерпретировать, а потому истинным всегда считалось то, что произнес святой человек – или человек правды. Все, что бы ни говорил такой пастырь, не подлежало ни сомнению, ни возражению.

Церкви были рупорами правды и, учитывая тотальную безграмотность населения, поспорить с куда более грамотными и образованными священниками мог далеко не каждый. Тем более, что как таковой основы для споров у противников церковной идеологии не было.

Страшная неприятность постигла церковную монополию на идеологию в середине XV века. 23 февраля 1455 года, Иоанн Гутенберг, немецкий изобретатель, при помощи изобретенного им способа книгопечатания выпустил первую книгу. Первой он напечатал латинскую грамматику Элия Доната, затем несколько папских индульгенций и, две Библии, 36-строчную Библию и 42-строчную известную как Библия Мазарини.

Казалось бы, с одной стороны, такой ход должен был способствовать развитию, расширению границ и возможностей церковной пропаганды, но, в особенности на России, данное событие находят началом Заката Европы.

Почему?

Потому что, из-за книг у человека появилась возможность, не только самостоятельно вооружиться знаниями, но и, используя собственный, до этого не востребованный ресурс, попытаться интерпретировать прочитанное в зрительные образы, визуализировать, оживить их!

По мнению российских идеологов, с этого момент и начался закат европейской цивилизации, хотя, западные специалисты их уверенности в этом не разделяют. С появлением печатной книги человеческое сознание революционировало на следующий уровень. Человек наконец-то включил свой компьютер и стал интерпретировать сложные символы в реальные, осязаемые понятные, как минимум ему, образы.

Необходимо отметить, что очень важной особенностью человеческого мышления является интерпретация услышанного, прочувствованного тактильно или даже унюханного в визуальные образы. То есть, если визуальная информация воспринимается нами без каких-либо искажений, то любая другая информация обязательно трансформируется в зрительные образы, которые генерирует наше воображение. Мы не воспринимаем поступающую информацию извне никак иначе, кроме как чем умозрительные образы.

Вообще, как это удивительно не прозвучит, но писательство, как и чтение, по сути своей – противоречат человеческой логике. Подумайте сами: через сколько чудесных превращений проходит информация, сформировавшаяся как зрительный образ в воображении одного человека, интерпретированная им в символы, и разложенная потом обратно в воображении другого человека? Представляете вообще эти трудозатраты. Представляете, сколько информации теряется, как она искажается, и почему мы иногда вообще не понимаем друг друга?

Куда проще общаться посредством изобразительного искусства.

Именно поэтому визуальная реклама, так захватывает наше воображение. Именно поэтому, мы с удовольствием смотрим фильмы, откладывая в сторону книги, вынуждающие нас включать образное мышление на полную катушку.

Не верите?

Вспомните, что говорит большинство «читающих», после посещения экранизации практически любой книги? – «Бедно», «не так шикарно как в книге», «не так интересно», «не так захватывающе»…

Читающие, те, чей мозг умеет строить куда более интересные и сложные конструкции, всегда видят прочитанное произведение лучше и ярче, чем любой увиденный ими фильм.

Да и что такое собственно фильм? Это же опять-таки, переложенные на пленку визуальные образы режиссера фильма. По сути, он не книгу экранизирует, а свои переживания, излагая их теми визуальными образами, которые видит только он. И насколько эти образы колоритны, насколько точно он их передаст в фильме – настолько и мы сможем разделить этот его восторг.

Но, проблема бедности кинофильмов далеко не всех останавливает. Не все предпочитают книгу фильму. Почему? Причин как минимум две:

  1. Бедные фантазией, нетренированные чтением люди идут в кинотеатры ради возможности впитать информацию, не используя те ресурс, которого у них нет, или нет опыта его активной эксплуатации.
  2. Вторая причина вытекает из первой. Отдых. Наблюдая на экране за перипетиями сюжетной линии фильма, по сути, зрители выключают свой мозг и вбирают образы сгенерированные фантазией режиссера.

Кинофильм – это отдых. Чтение, по сути своей – это тяжелый труд, а люди не любят напрягаться, трудиться ни в каком виде, ни при каком удобном и не очень случае.

Вот такая вот получается ситуация: человек готов без труда впитывать информацию, наоборот, извините – нет.

А вот теперь вернемся к спору двух конфессий одной из идеологических платформ, апостол одной из которых известен фразой: «Из всех искусств для нас важнейшим является кино».

Фразу, которую, в более чем именитых источниках вы можете лицезреть также и в следующей компоновке: «Пока народ безграмотен, из всех искусств для нас важнейшими являются кино и цирк»!

Не согласиться с вождем мирового пролетариата просто таки невозможно. Он как никто понял, что невозможно управлять массами не имея устойчивого канала связи с ними. Нельзя убеждать, заставлять и мотивировать – если с той стороны просто нет никакого понимания. Поэтому советское правительство большевиков такими темпами внедряло программы по всеобщей грамотности. Их программа не состояла в том, чтобы люди стали умнее – их цель была получить доступ к их сознанию, внедрить протокол обмена информацией, через который можно будет проще манипулировать ими.

Так что никаких искренних души порывов за намерениями большевиков не пряталось, как и не была их цель гуманной. Они искали рычаги управления, и внедрив их в сознание, найдя единый протокол управления, которым стал «русский» язык.

Сейчас эту программу российское правительство начало постепенно сворачивать, видя, что она наносит больше вреда, чем пользы. О чем собственно и ранее предупреждали церковные идеологи, видящие в образованности проблему для власти. Сильно грамотные россияне, если не покидают свою родину, то уж точно не разделяют идеологических ценностей своей страны. Они мыслят, сомневаются, критикуют, а такие граждане этой стране не нужны.

Поэтому на России все больше уделяют сегодня внимания «важнейшему из искусств и наглядной агитации». Неоспоримо большее число фильмов российского кинематографа имею политические – пропагандистские цели. А одна из самых больших российских программ в области пропаганды касается выпуска комиксов. Опять же, для того чтобы облегчить нагрузку на мозги тех, кого потом будет проще уговаривать идти умирать за весьма сомнительного характера ценности.

Вывод

Вывод достаточно прост: грамотность, как и образованность не есть злом, скорее есть злом их недостаток. От недостатка знаний человек становится более управляем, и меньше оказывает сопротивления пропаганде. Отсутствие у человека механизмов сопротивления вмешательству из вне, происходит скорее от того, что у него отсутствует аргументация для возражений. У него нет воли к возражению, нет механизма, способного запустить тест на справедливость проповедуемых пропагандистами истин. Механизм сам по себе этот не получается заполучить, ибо он как и умение ездить на велосипеде, может быть описан, но без практики не может быть усвоен.

Такой практикой, в идеальном виде может стать чтение. Чтение - как фитнесс для мозга. Как программа возбуждения его центров активности отвечающих за воображение, пробуждающая критическое, креативное мышление. Ибо, любой креатив, любое сопротивление реальности есть продукт нашего неудовольствия ею, непринятия ее.