Миссия Роств: лгать, зомбировать, потешать

7 февраля, 13:15
Создатель Би-Би-Си сэр Джон Райт сформулировал миссию этой вещательной компании следующим образом: «информировать, просвещать и развлекать». Ее главный принцип был изложен в Королевской Хартии и «Руководстве для продюсеров»: принцип беспристрастности.

Во многом благодаря выполнению этой миссии и следованию этому принципу Би-Би-Си стал медийным флагманом цивилизации Запада. Би-Би-Си как первому в мире общественному вещателю через несколько лет исполнится сто лет и за долгое время своего существования были случаи отступления от принципа беспристрастности, но всякий раз удавалось вернуться к этому принципу и к той миссии, которая была заложена при создании этой компании.

Российское телевидение при Владимире Путине стало антиподом Би-Би-Си. Его миссия четко укладывается в формулу: «лгать, зомбировать и потешать». Формула Би-Би-Си – не случайный набор функций. В объективной информации нуждаются просвещенные люди, а функция развлечения в трактовке Би-Би-Си выглядит как форма просвещения. Примером такого единства стали научно-популярные фильмы Би-Би-Си, те же фильмы о живой природе, уровень которых пока никому не удалось превзойти.

В формуле путинского телевизора тоже все компоненты плотно подогнаны друг к другу, ничего лишнего. Безудержная ложь воспринимается только разрушенными в ходе зомбирования мозгами, а чтобы все это смотрели, надо придать зрелищу форму хохмы, прикола, потехи.

«Смешное» лучше других категорий способно передать дух эпохи. Потехи Ивана Грозного, плавно переходящие в казни, в которых часто тоже присутствовало глумление над казнимыми. Принудительные маскарадные разгулы Петра Первого с непременными «огненными потехами», нередко стоящими жизни их участникам. Знаменитые шутки Сталина, от которых явственно веяло могилой. Путинский фирменный юмор, в котором убийство («мочить») соседствует с глумлением («в сортире» же!). Мир путинских медиа пахнет кровью, безумием и прогорклым салом утробного хохота. Это запах современной русской потехи, в которой людям объясняют, что все эти войны, кризисы и воровство чиновников, - это все понарошку, это такое прикольное шоу, за которым надо наблюдать, имея хороший запас попкорна, или пива с чипсами.

ЗАЧЕМ ВЕНЕДИКТОВУ НУЖЕН МАРКОВ

На минувшей неделе одним из самых потешных медийных персонажей стал политолог Сергей Марков. В «Особом мнении» на «Эхе Москвы» Марков сообщил массу интересных вещей. Во-первых, он объяснил, почему обострилась ситуация на востоке Украины. Оказывается, боевые действия попросил возобновить Джо Байден во время визита в Киев. Он это сделал, чтобы напоследок навредить Трампу и не допустить его сближения с Москвой. А окончательное добро на начало боевых действий Петру Порошенко дала лично Ангела Меркель.

Объяснив причины возобновления войны, политолог Марков дал прогноз ее ближайшим перспективам. Во-первых, политолог Марков успокоил радиослушателей «Эха Москвы», заявив, что армия Украины не может нанести военное поражение Донбассу, поскольку «мы поможем Донбассу». Маловероятно, что под местоимением «мы» политолог Марков имел в виду себя и свою собеседницу, ведущую «Эха» Журавлеву. Поскольку даже если они вдвоем начнут помогать Донбассу, их боевого потенциала может не хватить для противостояния ВСУ.

Видимо, политолог Марков все-таки имел в виду военную помощь российского государства, то есть, фактически признал, что за спиной террористов «ЛДНР» стоит Россия, что, впрочем, является секретом Полишинеля, но путинские пропагандисты, в отличие от простодушного Маркова это так открыто стараются не объявлять.

Во-вторых, политолог Марков обнародовал важный научный факт. А именно, что «армия «ДНР/ЛНР» на сегодня по рейтингу Стокгольмского университета стратегических исследований является, по-моему, пятой или шестой в Европе по силе». Ведущая, которая была потрясена этой новостью, переспросила название этого храма науки и образования, и политолог Марков подтвердил, мол, все правильно, Стокгольмский университет стратегических исследований. На сайте «Эха» все равно перепутали и написали «Монгольский университет», но потом разобрались и поправили. Что, впрочем, не имеет никакого значения, поскольку никакого «Стокгольмского университета стратегических исследований» в доступной для наблюдения части Вселенной не существует. А иные научные центры, исследовательские и учебные учреждения, в название которых входят прилагательные «Стокгольмский» и «Монгольский» никакими рейтингами европейских армий не занимаются.

Так что политолог Марков попросту соврал, с чем его и поздравляем. Но это вранье далеко не первое, и уж точно не последнее в данной передаче. На просьбу привести топ-5 сильнейших армий Европы по данным этого чудесного «Стокгольмского университета», Марков тут же расположил европейские армии в порядке убывания боевой мощи: французская, немецкая, британская, украинская, и вот эта – «ДНР/ЛНР». И тут же добавил, со ссылкой на некий другой европейский исследовательский центр, название которого он как нарочно забыл: «Вот эти подразделения Моторолы и Гиви – они признаны другим институтом европейским лучшими сухопутными подразделениями современной Европы». Очевидно, в следующем своем выступлении политолог Марков расскажет, как генсек НАТО Йенс Столтенберг в приватной беседе объявил ему, политологу Маркову, о своем намерении провести масштабную реформу вооруженных сил альянса с тем, чтобы привести их в соответствие со стандартами элитных подразделений Моторолы и Гиви. А также поведает, что вопрос о назначении Гиви Главнокомандующим объединенными силами в Европе, по данным Маркова, находится в стадии трудного обсуждения, поскольку Гиви заломил несусветную цену.

Формат, для участия в котором зовут политолога Маркова, называется «Особое мнение». Людям может быть интересно чужое мнение в нескольких случаях. Во-первых, если это мнение человека, знающего об обсуждаемом вопросе больше других. Это мнение эксперта. Во-вторых, интерес может представлять мнение человека, который может повлиять на принятие решения по данному вопросу. Это мнение политика или чиновника. В-третьих, мнение политика, находящегося в оппозиции, может представлять интерес, поскольку это важно для принятия решения на выборах в том случае, если они, выборы, в стране есть. В-четвертых, наконец, людям может быть интересно мнение человека, добившегося большого успеха в какой-либо сфере, например крупного ученого, писателя, художника. То есть, интерес в данном случае представляет масштабная личность во всех своих проявлениях.

Статус Сергея Маркова – член Общественной палаты РФ – явно недостаточен для того, чтобы считать его лицом, принимающим решения. Экспертом этот человек не является ни по каким вопросам, кроме вопросов собственной биографии. Во всех своих многочисленных публикациях и еще более многочисленных публичных выступлениях Сергей Марков ни разу не произнес ни одного умного слова, не высказал ни одной здравой мысли. Невозможно представить себе, что кто-либо из начальства в Кремле мог потребовать от Венедиктова пускать Маркова в эфир.

Зачем Венедиктов регулярно кормит аудиторию «Эха» Марковым? Затем же, зачем он несколько лет пичкал радиослушателей и читателей сайта «Эха Москвы» своей помощницей. Затем же, зачем Цирцея напоила спутников Одиссея пойлом, превратившим их в свиней. Это они так шутят. Это такой юмор. Вам, что, не прикольно? Ну, извините, значит, вы – не наша аудитория. Прощайте, «аптека за углом», а на «Эхе» останутся те, кто готов хрюкать вместе с политологом Марковым.

КЛОУН ВОЙНЫ

Система потешных политических шоу требует главного режиссера, задающего ритм, стиль и формат. Таким законодателем мод стал Владимир Соловьев. Мир политических шутов также нуждается в признанном лидере. Таким царь-клоуном почти тридцать лет назад стал нынешний лидер ЛДПР. Они нашли друг друга, и вот уже много лет редкая программа Соловьева обходится без участия Ж.

В последнем «Воскресном вечере» от 5.02.2017 Соловьев предоставил Ж. отдельную трибуну, выпустил его в формате дифирамба, который Соловьев обычно приберегает для самых дорогих и почетных гостей, типа Марии Захаровой.

В почти часовом диалоге в прайм-тайм главного государственного телеканала Соловьев демонстрирует по отношению к Ж. безграничное восхищение, презентует его как самого яркого и талантливого политика России.

Тридцать лет на арене не прошли бесследно. Ж. заметно устал и выдохся. Поток античеловеческого бреда, который он извергает, стал заметно менее бурным. Поэтому Соловьев вынужден ему помогать.

Ж.: «ЛДПР – особая партия».

Соловьев: «ЛДПР – это не партия, а религия».

Ж. (несколько растерян, возможно, идея стать создателем мировой религии ему не приходила в голову): «Мы – самая свободная партия!».

Соловьев вспоминает о намерении Ж. ввести монархию: «Вы будете царь – какой?».

Поскольку Ж. явно не понимает в чем смысл вопроса и подозревает Соловьева в насмешке, Соловьев уточняет вопрос: «Вот Иван был Грозный, а вы какой? Вы – Владимир Ясновидящий?».

Ж. (напыжившись): «Я буду Владимир Первый».

Соловьева «номерной» ответ не устраивает, и он предлагает варианты: «Владимир Правдивый?».

Ж., наконец, находит себе правильное имя: «Владимир Честный».

Соловьев еще некоторое время не может успокоиться и продолжает цеплять на Ж. эпитеты, наподобие репейника: «Монолитный, цельный, честный!». И, наконец, переходит к вопросам, выбрав самый нелицеприятный: «Что такое вы предлагаете, что люди за вас постоянно голосуют?».

Ж. попадает в свою стихию, рассказывает, как он еще в утробе матери был оппозиционером, а потом всю жизнь боролся за правду: «Все вокруг хуже меня, слабее, трусливее!». После этого откровенного признания, сделанного с фирменной злобной гримасой, Ж. сообщает, что он, Владимир Честный, станет царем всея Руси в 2018 году. Ну, или в 2024-м…

Несмотря на отдельные всплески монаршего веселья, государство Российское было существом довольно мрачным и к юмору не склонным. Смеховая, карнавальная культура была культурой низовой и протестной по отношению к мрачному серьезному официозу, и всегда этим официозом подавлялась. В средние века казнили скоморохов, при Сталине сажали за анекдоты.

В путинской России официоз с помощью телевизора попытался приручить карнавальную культуру, создать ее «парниковую модификацию». И это частично удалось. Уже в первом созыве Госдумы (1993-1995) возникла целая плеяда депутатов-клоунов, в основном, из фракции ЛДПР. Теперь этот типаж политика –клоуна можно считать уже неотъемлемой чертой российского политического пейзажа.

Кривляние и пошлость стали той оболочкой, в которую путинское ТВ облекает отравленное содержание. Беспрерывно глумится над внешними и внутренними врагами Дмитрий Киселев. Натужно шутит Тигран Кеосаян в «Международной пилораме». Постоянно острит в твиттере и в эфире Мария Захарова. Любое появление в публичном пространстве парламентариев Милонова, Поклонской или той же Мизулиной воспринимается как выход коверных. Проблема в том, что они принимают законы, за нарушение которых людей сажают в тюрьму не в шутку, а вполне серьезно.

В конечном итоге, вот именно так, с шутками и прибаутками российский телевизор дотащил страну до нескольких кровавых войн. В том «Воскресном вечере», в котором Соловьев ёрничая, славил грядущее царствие «Владимира Честного», другой его любимец, Семен Багдасаров уже вполне серьезно объяснял россиянам, «как надо поставить их (то есть Украину) на колени». Оказывается, надо перейти на востоке Украины к активным действиям. А именно, по требованию Семена Багдасарова, на территории Украины за пределами «ДНР» и «ЛНР» должны быть развернуты диверсионно-разведывательные действия. То есть, человек по главному государственному каналу страны открыто призвал к тому, чтобы российское государство занялось широкомасштабной террористической деятельностью на территории суверенного соседнего государства.

Все известные человечеству тоталитарные режимы отличались свирепой серьезностью публичной сферы. Путинский режим создал отвратительную модель официальной «смехово-карнавальной культуры» и разместил ее в телевизоре. Но, если цель классической низовой смеховой культуры – протест против официоза и его идеологии, то псевдо-карнавальная культура путинского телевизора разрушает все ценности нормального человека: от логики и здравого смысла до запрета на убийство ближнего. И это уже совсем не смешно.